ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 1. Авенир

Ночь. В это время суток в горах слышно всё. Даже самый короткий, незначительный звук может добраться до ушей того, кто не спит по какой-то причине. А в эту особенную, переломную ночь можно было услышать многое. Ещё издали старец по имени Арох услышал топот лошадиных копыт по сухой земле. Это была необычная лошадь, понял он, а всё потому, что она как-будто летела над землёй, едва касаясь её, как падающая звезда по ночному небу, так же плавно и быстро она двигалась. Такие не водились в округе, в диких табунах, что можно было иногда увидеть пасущимися на соседних лугах и в степях. Лошадиный галоп сопровождал легкий ночной ветерок, доносивший звук до открытого окна, у которого и сидел старец.

Арох был самым старшим из четырех братьев, живших в этой уединённой местности последние двадцать с небольшим лет. Именно его бревенчатый дом и его ограда были ближайшими к единственной дороге, что вела к их посёлку. Правда, дорогой это не назовёшь, она давным-давно заросла травой, ведь долину никто не посещал уже очень много лет. Тем удивительнее казалось появление этого названного всадника на крупной гнедой кобыле.

К гостям местные жители не привыкли. Раз уж так повелось, что их никто не посещал, то все просто доверяли друг другу и жили в спокойствии, не ведая страхов крупных городов. Двери никогда не запирали, а окна на ночь по большей части всегда оставляли открытыми. А всё потому, что здесь, в небольшой долине у подножья гряды гор, не было никаких причин поступать иначе.

Небольшое поселение при руднике, которое и поселением-то назвать нельзя, так, четыре дома из соснового сруба, две каменные кузницы, курятник, загон для скота, простой амбар, да храм с алтарём – казалось бы не охранялись должным образом, несмотря на всю свою важность. Точнее говоря, поселение не охранялось людьми, но было весьма надёжно защищено самой природой. Попасть сюда можно было только одной узкой дорогой, слегка петляющей, направленной немного вверх, мимо бескрайних зелёных лугов и степей, поросших высокой травой и цветами самой необычной окраски и вида. С юга и запада местность была укрыта горными хребтами, по склонам которых росли многолетние сосны, ели и эвкалипты, а с востока – бурной, но не очень широкой рекой, проходящей через дубовую рощу и берущей своё начало где-то в глубине гор.

В горных расселинах было слишком много железной руды, причём руды качественной, на зависть всем соседним государствам. Были здесь и рудоносные жилы других металлов, более ценных и малоизученных. Не смотря на это, никто из соседей не осмеливался напасть на шахты и людей, что в них работали, ибо все знали, что ждёт того, кто поднимет руку на собственность короля.

Эта необычная долина и эти железные горы принадлежали доброму королю Вершемиру Второму, прозванному в народе Ржавым королём. Прозвали его так потому, что за шестнадцать лет его правления действующая великая армия, которую боялись враги, а друзья уважали, превратилась в бездействующую. Её численность много раз упала, ценность военных дел мастеров очень уж снизилась, а оружие и доспехи давным-давно обесценились, заржавели и прогнили. А вместе с ними доблесть, честь и долг.

Наверное именно поэтому из всех живущих в этом краю людей, в том числе и в этом поселении, никто даже не подозревал о том, что король не знает и даже не догадывается о существовании этого рудника и тех самых братьев, что там живут и работают. А даже если когда-то и знал, то давно забыл за многочисленными пирами и празднествами. Тот король, что отправил их когда-то разрабатывать этот рудник, умер от неизвестной хвори у себя в постели, практически сразу же, после того, как последняя телега со всем необходимым добром уехала на добычу и обработку металлов, что хранились в горных копях.

Вряд ли хоть кто-то сможет объяснить, как же так получилось, что никто не вспомнил о той ценности, которую из себя представляли сам рудник и люди, что отправились его осваивать.

А братья, обосновавшись за несколько лет в долине, отстроив себе жилища, занялись своим привычным ремеслом. Остальное их мало интересовало. Весь мир, что их окружал, был для них гораздо более скучным и менее важным, чем то, что они делали в шахтах и в кузнице.

Арох был учёным мужем, он исследовал свойства известных и неизвестных металлических пород, что добывали его братья в недрах гор. Он любил работать по ночам, в полной тишине и уединенности, сидя за столом, делая записи в огромных книгах, рисовал что-то и потом снова записывал. Он вносил в книги все свои наблюдения и предположения. Описывал процессы обработки различных металлов, их свойства и области применения.

В эту самую ночь, старец снова сидел у окна под масляной лампой, в полутьме делал свои рисунки и вносил свои пояснения к ним. К своим пятидесяти трём годам, он был немного подслеповат, всё-таки нехватка света и работа по ночам сказались на нём с возрастом, но он имел удивительно чуткий слух. Поэтому он услышал звуки приближающегося всадника еще задолго до того, как он появился в поле его зрения.

К тому моменту, когда всадник приблизился к домам братьев, Арох уже разбудил всех остальных жителей своего небольшого посёлка. Все они вывалились на улицу из своих домов, и уже готовы были встретить путника, с чем бы он ни пожаловал. Оружия у них практически не было, если не считать таковыми кузнечные молоты, да кирки рудокопов.

Ночную тишину нарушал топот копыт и тяжёлое дыхание лошади, которая уже сбавила ход и медленно приближалась к поселенцам. Всадник был одет богато, но выглядел так, словно в седле провел несколько суток, его одежда была вся в дорожной грязи и пыли, а лицо выражало глубокую скорбь и выглядел он измученным. Было понятно, что всадник попал сюда случайно, судя по потерянному взгляду он не знал, чего ожидать от людей, что его окружали.

– Прошу… помогите… – всё что он смог сказать с тревогой и болью в голосе, ни к кому в частности не обращаясь.

Взгляд его блуждал по лицам людей, что окружили его лошадь, при этом, на руках у него был небольшой сверток из одеял, в котором что-то шевелилось. Он крепко прижимал к себе свою ношу, переводя взгляд с одного человека на другого, что вышли встречать его на улицу, на общий двор. Он искал помощи и поддержки, и через несколько мгновений стало понятно, что силы покидают этого странного путника и он вот-вот выронит то, что держит у себя на руках.

Арох первым подошел к нему, и, взяв лошадь по уздцы, заметил, как кровь капает с носка сапога всадника, а его одежда пропитана ей практически полностью. Лицо его было таким бледным, что сразу стало ясно, это его кровь на его же одежде, и непонятно, как же он добрался до них, не выпав из седла по пути. Более того, он прижимал к груди этот самый сверток, который вдруг зашевелился и издал звук плачущего ребёнка. Видимо это сильнейшее чувство долга, почти забытое многими, удерживало всадника в седле всё это время.

– Арет, помоги мне – решительность никогда не покидала старшего из братьев в самые трудные и спорные моменты жизни.

И в этот раз решение было принято сразу же и без лишних слов.

Арох придерживал коня, пока его брат перенимал младенца в свои руки. Арет был самым молодым из братьев и он был кузнецом. Более того, у него, в отличие от Ароха, была жена и ребёнок. Его сына назвали Эфрон и он был примерно такого же возраста, то есть совсем младенец.

Арох передал уздцы подоспевшим на помощь остальным братьям, а сам взял из рук окровавленного всадника свиток. Пока Арет передавал ребёнка своей жене, а Арох вскрывал печать на свитке, наездник рухнул с высоты седла на землю рядом с ними, и уже не издавал никаких звуков, и не делал попыток подняться. Один из двоих средних братьев-близнецов – Ямит – перевернул выпавшего из седла всадника, что бы проверить, жив ли он. Но можно было и без этого догадаться, что он, выполнив долг, испустил дух и покинул этот мир. Второй брат-близнец – Орит продолжал удерживать кобылу, что не могла придти в себя и успокоиться после длительного забега.

1
{"b":"652056","o":1}