ЛитМир - Электронная Библиотека

Мистер Клеменс поспешно удалился, безуспешно пытаясь сохранить достоинство.

– Помимо всего прочего, мое устройство на определенном этапе оказывает прекрасное слабительное действие, – сказал Ник, когда его друг вернулся.

– Прекрасное слабительное действие, – кивнул головой мистер Клеменс, – очень полезное устройство, я думаю, его ждет большое будущее. Если не возражаешь, я во время поездки в Европу предложу его всей этой стареющей знати, у них с этим вечные проблемы. Отличная тема для застольной беседы!

– Ты лучше найди какого-нибудь промышленника, который купит у меня патент на производство этого устройства. Не мне же этим заниматься. Я имею в виду – производством. У меня есть гораздо более важные и интересные дела. Вот я тебе еще одну штуку покажу, – Ник вновь взял мистера Клеменса под руку и подвел его к лабораторному столу. – Это почти двойник того осциллятора, чье действие ты только что испытал на себе. Только чуть мощнее. И с приспособлением, позволяющим плавно регулировать частоту колебаний, – он положил руку на маленькое колесико вентиля и слегка повернул его. – Приступаем!

Дзинь – звякнули бокалы на столе. Ник чуть повернул вентиль. Дзинь – звякнули оконные стекла. А потом по очереди зазвучали все предметы в комнате, табуретка пошла плясать вприсядку, большая электрическая катушка, стоящая на полу в центре комнаты, задрожала как в любовной лихорадке, а металлическая урна принялась весело подпрыгивать, разбрасывая вокруг скомканные листы бумаги.

– Они как живые! – воскликнул Ник. – У каждого из них есть внутри струна, воздействуя на которую на расстоянии, я могу заставить их петь и плясать! И так же я могу воздействовать на все, на окружающие дома, на далекие горы, на всю Землю!

– Но для этого необходима прорва энергии. Тут не хватит даже всей мощи Ниагарского водопада, укрощенного тобой.

– Нет! Это дурак размахивает кулаками, надеясь на свою силу. А умный человек подойдет, да ткнет пальчиком в нужное место и дело сделано. Надо знать это чувствительное место, надо знать частоту колебания струны, которая есть во всяком природном объекте, и, возбуждая их ничтожными средствами, через резонанс заставить эти объекты колебаться со всем свойственным им размахом. Очень хорошо, что ты зашел ко мне именно сегодня, потому что именно сегодня я намереваюсь сделать очередной эксперимент. Берем нашу крошку, – Ник взял со стола осциллятор и подошел и металлической балке, пронизывающей комнату от пола до потолка, – помоги мне, пожалуйста, приладить ее, – мистер Клеменс поспешил на помощь, – вот так. Отлично. Спасибо. Эта балка – часть несущей конструкции дома, которая прошивает все этажи и уходит на несколько метров в землю. Воздействуя на балку, мы передаем колебания земле.

– А что потом? – спросил мистер Клеменс.

– Вот и посмотрим! – воскликнул Ник, дрожа от возбуждения. – Для того и эксперимент ставим!

Ник поколдовал с компрессором и вентилями. Осциллятор на балке мелко задрожал. Ник же неожиданно успокоился и широким жестом пригласил мистера Клеменса к низкому столику, вокруг которого стояли три мягких кресла.

– Это дело не быстрое. Пока осциллятор наберет нужную частоту колебаний, мы спокойно успеем выпить виски и поговорить о литературе. Чем ты на этот раз нас порадуешь?

Пока друзья разговаривали о литературе, в округе происходили странные события.

Сначала послышался нарастающий гул, потом стала мелко вибрировать земля под ногами, зазвенели стекла в домах, в суповых мисках – а было обеденное время, и все семьи сидели за столом – вдруг пошли концентрические волны. Первыми спохватились китайцы. Они выскочили на улицу с громкими криками: «Землетрясение!» Их примеру последовали неаполитанцы и сицилийцы, составлявшие большинство итальянской колонии. Им тоже землетрясения были не внове. Тут сам собой, тревожно и грозно, зазвонил колокол небольшого костела, по его призыву на улицу с криками «Пожар! Наводнение!» высыпали жители соседнего жилого района. И все с улицы наблюдали, как в их домах лопаются стекла, а по стенам ползут трещины. В эти минуты никто не мог заметить, что разрушения движутся концентрической волной, сходящейся к некой точке в центре итальянских кварталов.

Наконец, волна накрыла здание главного полицейского управления. Начальник управления среагировал не сразу – стены его кабинета частенько тряслись от гогота собравшихся в дежурке полицейских. И даже когда от него вдруг отъехал тяжелый письменный стол, он лишь укоризненно покачал головой. Но вот с потолка посыпались куски штукатурки, и он взревел: «Сержант Маккейн!»

– Да, сэр! – дежурный сержант возник на пороге кабинета.

– Что происходит, сержант?

– Содом и Гоморра, сэр, гнев господень.

– Понятно. А конкретно?

Внезапно кабинет наполнился возбужденными дежурными полицейскими.

– В городе страшные разрушения, сэр! – закричал один.

– Это все колдун с Хьюстон-стрит! – крикнул другой.

– Остановите его, – коротко приказал начальник.

– Разрешите стрелять на поражение, сэр?

– Только в случае неповиновения.

– У меня на этот самый случай есть серебряная пуля!

Земля дрожала под ногами устремившихся вперед полицейских. Вот и нужный дом. Дверь сама распахнулась перед ними, мощная пружина предостерегающе зазвенела, на третьем этаже лопнуло стекло, осыпав полицейских градом мелких осколков.

Сержант Маккейн перекрестился, выхватил кольт и ринулся внутрь, увлекая за собой еще двоих храбрецов.

Тем временем на верхнем этаже мистер Клеменс обратился к другу:

– Тебе не кажется, Ник, что вибрация усилилась. После того, как ты вернул мне жизнь с помощью своего чудодейственного устройства, я стал бояться ее потерять.

– Еще несколько мгновений, мистер Клеменс, для полноты картины, – ответил Ник и вдруг вскочил с места с криком: – О, черт!

Он схватил тяжелую кувалду и мощным ударом разнес осциллятор вдребезги. Все сразу успокоилось.

– Хорошо, что я сделал осциллятор из чугуна, – сказал Ник, – чугун – он хрупкий.

– Хорошо, – согласился мистер Клеменс, – но не проще ли было выключить ту штуковину, которая нагнетает сжатый воздух?

– Нет, в резервуаре оставался сжатый воздух, и его вполне хватило бы, чтобы…

В этот момент в помещение ворвались полицейские и остановились, пораженные вдруг наступившей тишиной.

– Джентльмены, – сказал Ник, отвешивая им старомодный поклон, – вы немного опоздали, чтобы засвидетельствовать мой эксперимент. Мне пришлось срочно остановить его с помощью этого нехитрого приспособления, – он потряс кувалдой, – но если вы зайдете завтра, приблизительно в это же время, я поставлю новый осциллятор и испытаю его в вашем присутствии. Не сомневаюсь, что у вас останутся от этого приятные, незабываемые впечатления.

– Вы разрушили полгорода, – выдавил сержант Маккейн.

– Правда? – поднял брови Ник, быстро подошел к окну и выглянул наружу. – Я не вижу никаких разрушений. Но ваше сообщение меня чрезвычайно заинтересовало. Не могли бы вы опросить местных жителей, может быть, кто-нибудь из них действительно зафиксировал какие-то необычные явления.

– Нам это необходимо для полноты картины, – вставил мистер Клеменс, сдерживая улыбку.

– Прошу меня извинить, джентльмены, – продолжил Ник, – но сейчас вы должны уйти, так как у меня еще много дел. Всего наилучшего.

Обескураженные полицейские ретировались, а друзья вновь опустились в кресла.

– Я не хотел тебя пугать, но еще несколько мгновений и дом развалился бы на куски, – сказал Ник.

– И все от этой маленькой штуковины? – спросил мистер Клеменс.

– Ты сам все видел! – сказал Ник. – И не такая уж она маленькая! Я могу сделать много меньше, такую, что уместиться в кармане пиджака. И это с источником энергии! Ты подходишь к любому зданию, например, к этому, достаешь из кармана осциллятор, прикрепляешь его к любой части здания, включаешь и отходишь в сторону. Минут через десять-двенадцать, в зависимости от размера здания, по нему пойдут трещины, начнет отваливаться штукатурка или облицовка и вдруг – А-бумм! – здание рассыплется в прах.

2
{"b":"652159","o":1}