ЛитМир - Электронная Библиотека

– А я?

– В вас она тоже есть, – Максвелл слегка прищурился. – Олеся, вы точно воспользуетесь мазью для синяков?

– Да, конечно, – радостно ответила. Хотя мне по большей части карман грел блистер со слабительным.

Теперь мне ни один дракон не страшен. Оставалась одна проблема – чтобы этот дракон как-то проглотил эти таблетки.

– А то мне страшно из-за таких фиолетовых отметин на вашем теле.

Фиолетовые? Я уставилась на него, а руки сами собой потянулись к футболке. Подняла ее, оголяя живот. Твою ж…

Огромные полосы, похожие на ремни безопасности по толщине, уходили за спину. И да, они были темно-фиолетового немного с синевой цвета. Вот это меня приложило.

– Болит? – обеспокоенно спросил мужчина, глядя на мой оголенный живот. Степень моего покраснения сравнялась с маковым цветом.

– Так, ладно, – Максвелл взял оба тюбика с мазью от синяков. – Сначала лечим, потом будем выяснять причины. Напомните мне потом, чтобы я вас освободил от практических занятий.

– Это еще почему?

– Боюсь, не переживете, – Максвелл выдавил вонючую мазь в небольшой горшочек, а поверх добавил ментоловую.

Запахи смешались и стали более не менее приятными.

– И эту, – он взял в руки мазь против радикулита. – Не помешает.

Он размешал мази в горшочке и посмотрел на меня своими синими глазами, полными сочувствия.

– Будем лечиться. Лекарей в академии нет. А эльфы лечат только растения. Но вам до этого состояния еще далеко.

– Спасибо, – я хотела взять у него смесь, но он не отпустил.

– Давайте я намажу, – сказал он голосом полным печали.

– Э-э, – только и смогла я произнести. – Я сама могу.

– А спину?

– Так у меня соседка есть. Вот она мне и спину, и все остальное, – произнесла я, нервно сглотнув.

Мужчина приподнял брови, мол, продолжай, пока он будет представлять, как одна девушка другой втирает мазь в спину. Или этот взгляд означает, а можно я посмотрю?

– Она вам уже спину и все остальное, – укоризненно ответил Максвелл.

Как он догадался?

– Вы живете в одной комнате с эльфийкой. И она решила вырастить свои цветы. Такова их особенность. Очень природу любят, только не считаются с теми, кто эту природу может не любить. Ладно, не буду настаивать, – он передал мне горшочек. – Но я мог бы вам помочь.

– Вы уже помогли.

Ага, а вот то, что со мной могут сделать драконы, поджидавшие в коридоре – мама не говорила, но они сами все озвучили.

Он же учитель – твердил разум.

Он же учитель – ныл живот.

Он же учитель – трепыхалось сердце.

– Леся, в этой академии никто не знает, кто такие ведьмы и на что они способны, тем более особенности их расы. У вас слабее тело, чем у каждого в этой академии, даже слабее, чем у меня, хоть я тоже человек. Но у представителей этих миров, с которыми вы будете учиться здесь определенный склад ума. Например, у них завышенная регенерация и не требует помощи врачей, поэтому, они не поймут, если вы будете рыдать из-за сломанной руки. Это я утрирую, конечно. Но в большинстве своем, они будут считать подобные вещи мелочью. Но в Академии я ваша мама и папа в одном лице.

Вот как раз мамой я его меньше всего и представляю.

– Неужели вы не понимаете простой вещи? У вас здесь будут проблемы, у вас уже возникли сложности со здоровьем. Нельзя запускать подобные вещи. Я еще раз вам говорю – вы можете меня дергать по любой мелочи. Здоровье – не шутки, его нельзя запускать. Лучше один раз перестраховаться даже в такой мелочи, как синяки, чем потом лечить ужасные последствия. Ведь если б я его не заметил, вы бы мне даже не сказали. А если бы лианы сломали вам ребра?

В моей жизни не было подобных людей, но почему я ему сходу должна верить? Только потому, что хочу верить? Не бывает такого.

– Проблема в доверии, – прошептала я, опустив глаза.

– Понимаю.

– Извините, я так не могу, – поднялась. – Я привыкла никому ничего не рассказывать. И сейчас не горю желанием.

Только развернулась, как почувствовала едкий запах мази совсем рядом.

– Я зря распинался только что? – услышала холодный голос.

– Ладно! – выпалила я, не ожидая от самой себя. Почерпнула немного мази из горшочка и начала яростно втирать под футболкой.

– Без футболки лучше будет, – заметил Максвелл, едва сдерживая улыбку, когда я глянула на него, нахмурившись.

– Тогда выйдите из комнаты.

– Так, снимайте футболку, а вам я спину натру.

Он серьезно? А я?

Стащила футболку через голову, удерживая ее на груди одной рукой, а второй продолжала втирать мазь.

И пока натирала себя спереди, почувствовала жаркие руки на спине. Меня еще не касался ни один мужчина, но этот ведь в просто помазать мне спину. Учительский массаж, все дела. Ага, знаю, чем заканчиваются такие массажи. Мама же не будет зря рассказывать о том, что мужчины могут сделать с женщинами. Особенно наедине. Мысли о маме отрезвляли.

– Как говорят алхимики, если смесь не взорвалась, значит, все смешалось правильно, – ладонь скользила по спине, вызывая мурашки по всему телу.

Я резко развернулась к нему.

– Что вы делаете? – возмутилась для приличия.

И посмотрела в его глаза. Синюю радужку затопил черный цвет. Я ощутила его руки на своей талии, а моя, измазанная мазью, упиралась в его живот. Так близко стоять нельзя. Тем более, когда бедра ощущают его бедра с чем-то твердым. А я видела только его лицо с синими глазами, волевым подбородком, едва заметной щетиной и небольшими морщинками вокруг глаз. В этот момент он не казался старым. Его губы слегка приоткрылись, выдавая сбившееся дыхание, такое же, как и у меня сейчас. Перевела взгляд на его губы, ожидая… Поцелуя?

Максвелл склонился к моему приоткрытому рту. Наше дыхание сплелось воедино. Еще каких-то пару сантиметров, и он меня поцелует. По телу прошла теплая волна, а я еле сдерживалась, чтоб самой не поддаться вперед. Это всего лишь поцелуй. С мистером Вселенная.

– Прошу прощения, – хрипло сказал он и отступил. Поставил горшочек на стол. Из кармана достал тюбик с той вонючей мазью и передал мне. – Пригодится.

– Ага, – я схватила тюбик, натянула футболку.

Мужчина запустил руку в волосы, взлохмачивая светлые волосы. Кажется, дополнительные занятия отменяются. Насовсем. Как же стыдно. Пальцы дрожали, хотелось плакать.

На дрожащих ногах добралась до комнаты. Хоть дракон по пути не попался.

Я же только что чуть не поцеловалась с мужчиной! С преподавателем!

Стянула прилипшую к телу майку и потопала в ванную к зеркалу. Щеки пылали, голубые глаза горели, волосы напоминали мочалку. Еще и дурацкие розовые очки. А тело и вовсе как зебра – в фиолетовую полоску. И вот это чудище лесное хотел поцеловать красивый мужчина?

Стоп, не красивый мужчина, а преподаватель! Он же старый. И почему он меня не поцеловал? Это из-за мази?

Я прокручивала в голове произошедшее, как кино. Тело все еще помнило его касания. Ничего такого – быстро и методично. А вот мы развернулись и… Так близко и… ничего.

Да, экскаватор самокопания запустил свой механизм. И я еще не понимала, что хуже: что он меня не поцеловал, или что мог поцеловать.

***

Вечером после ужина нашла на своей кровати небольшой пенал черного цвета с прикрепленным к нему свежим цветком. Открыла его, увидев позолоченную ручку. Самую обычную – с пастой, а не с чернилами. А еще внутри была записка:

«С прошедшим днем рождения.

Я знаю, что оно у вас было вчера. Бывает так в жизни, что ты просто идешь по улице, заходишь в случайный магазин и покупаешь красивую ручку, не зная и не понимая – зачем, следуя лишь интуиции. Думаю, она ждала именно вас.

Возможно, и вы шли к Академии, не зная, как сильно измениться ваша жизнь. Но она определенно изменилась.

Не сдавайтесь, чтобы ни происходило. Ведь вы ведьма – помните это. Как считается в вашем мире, все, что загадал в этот день, то всегда сбывается.

10
{"b":"652469","o":1}