ЛитМир - Электронная Библиотека

– Помогите, – прошептала, схватив кого-то за рукав. Но меня брезгливо сбросили. – Не трогай меня. Испачкаешь, – услышала надменный женский голос.

Так ладно. Надо найти очки. В них-то я видела. Опустилась на корточки и начала водить руками по полу и чужим ногам.

– Вы очки не видели? – спрашивала в панике, но никто не остановился и не помог.

Они просто спешат на учебу. Вот сейчас разойдутся, и я найду очки. Или то, что от них останется. Только бы нашлись, только бы нашлись. Страшно находиться в незнакомом месте, да еще и слепой.

– И что она тут встала посреди прохода? – услышала очередной надменный мужской голос. – Не видит, что ли, кто перед ней?

– Первокурсница. А, между прочим, мой отец отправил официальное письмо ректору, чтобы тот обязательно предупреждал о том, кто здесь учится и как к нам надо обращаться. И тем более уступать нам дорогу.

После таких слов к ним не то что обращаться, а в одной лесополосе не сядешь.

– Вы очки не видели? – спросила я. Мне зрение сейчас важней, чем их раздутое самомнение.

– Отойди, – возмутился невидимый собеседник, и что-то мне кажется у него в родственниках трамвай.

О ноги стукнулось что-то легкое. Я наклонилась и нащупала очки. Надела их, выдохнув с облегчением, и выпрямилась. Передо мной стояли два парня – высокие, мускулистые, и смотрели так надменно, будто перед ними не человек, а таракан.

– Ты что творишь? – продолжил один, глядя на меня ярко-карими глазами, в которых столько холода, будто они, пока хозяин спит, подрабатывают морозильником.

– Я очки подняла, – ответила, недоуменно посмотрев на него.

– Ты только что предложила его величеству – наследнику трона Драконцев – помолвку, – продолжил тот.

– Хмыф, – наследник на меня даже не смотрел, когда высказал все, что думает. Он медленно обводил взглядом холл, будто он его властелин.

Ну их. Я отошла в сторону, понимая, что здесь все настолько творческие люди, что мужественность и подобие этикета прячется в кустах на болоте. Так, найти расписание и валить отсюда.

– Куда собралась? – вновь откликнулся парень и схватил меня за локоть, больно сжав.

Я пожалела, что потеряла Бома. Он с братьями был весьма милым.

– Что за неподобающее поведение? Мы тебя можем на месте испепелить.

Попыталась вырваться, понимая, что совершенно не готова к такому напору. Я даже на свидания ни разу не ходила, а мне тут сходу огнем угрожают. Я в книгах читала: «…и испепелит их огонь чувств. Ты будешь со мной или я тебя и себя испепелю…» Или как-то так там было.

– Извините, но мне мама не разрешает испепеляться сегодня, – промямлила и резко дернулась, вырвавшись из его хватки. Пошатнулась и наступила кому-то на ногу. Те двое тоже застыли на месте, со страхом глядя на того, кто позади меня. Но потом собрались, вновь приобретая надменность и выпятив грудь вперед.

– Что здесь происходит? – раздался низкий бархатный голос.

– Она поклонилась принцу Джерминалю Макдрауну, тем самым объявив о начале брачного периода.

– Да, я просто очки подняла, – возмутилась и обернулась.

Передо мной стоял мужчина. Высокий, светловолосый, с прямыми и красивыми чертами лица и синими глазами. Прям мистер Вселенная. А главное взгляд из-под кустистых бровей – мужественный и суровый.

– Извините, – я сошла с его ноги. И стыдно стало, что испачкала его черные сапоги.

Мужчина кивнул.

– Ваши традиции в Академии не работают. Все здесь равны, – начал светловолосый.

– Но… – влез темноволосый.

– Никаких «но». Перед поступлением каждый из вас подписывал документ на соглашение с тем, что все традиции, присущие вашему миру, отменяются. Смею вам напомнить, что то, что у вас может считаться помолвкой, у представителей других миров может оказаться объявлением войны…

Я бы добавила, что это иногда одно и то же.

– А потому никаких свадеб до конца обучения без объективных на то обстоятельств и только с согласия обеих сторон, – мужчина сощурил синие глаза, переводя взгляд с одного на другого. – Юная леди, вы даете согласие на свадьбу?

– Нет! – тут же выпалила.

Я и так себя уже совсем неуютно чувствую, будто ко мне подкрался пушистый песец.

– Вы слышали ответ.

– Да как вы смеете! Наследнику нельзя отказывать! Его Величество выделило огромную сумму денег на ремонт Академии!

Что-то мне кажется, что деньги осели в чьих-то карманах, судя по внутренней отделке. Про снаружи я молчу. У нас некоторые заброшенные здания и то лучше выглядят. Так, переписываю расписание для Сюзанны и ухожу отсюда. А то мне это совсем не нравится.

– Мы направили благодарность от нашей академии за незаменимый вклад. Я все сказал, – ледяным голосом ответил мужчина. – Не смею задерживать.

Двое странных прошли мимо нас, а я ощутила исходивший от них жар. Казалось, что мимо работающая батарея прошла.

– А вы? – спросил мужчина, повернувшись ко мне. Его взгляд был внимательным и участливым, а в синих глазах виднелись золотистые искринки. – Сюзанна?

Еще и так недоверчиво, будто его зрение обманывает.

А я растерялась. Я же зрения лишилась. А величества… Ну мало ли какие у нас аристократы учатся.

Или не у нас.

Но эта мысль почему-то ускользнула.

– Да… нет, – почему-то не хотелось врать этому дружелюбному мужчине. – Я за нее. Мне бы только расписание переписать, и я пойду… У меня очки упали… И я ничего не видела. Честно-честно. Я ничего и никому не скажу.

Разведчик из меня очень плохой. Но что-то накрыло меня конкретно. Даже руки задрожали.

– Так, все ясно, – мужчина аккуратно взял меня за плечи и подтолкнул к скамейкам у стен недалеко от входной двери. Лучше б он меня на выход вытолкнул. – Меня зовут Максвелл Деус. Ты не волнуйся.

Ага, не волнуйся. Рукой нащупала телефон, вытащила его. На панели в верхнем углу красовался круг с перечеркнутой линией – сеть отсутствует.

– Пожалуйста, отпустите. Меня мама убьет, если я домой не приду с института, – умоляюще посмотрела на него.

– Да я тебя и не держу. Я куратор первого курса. Где Сюзанна Петрова?

– Она пришла, но мы поменялись. А потом я уронила очки и перестала видеть.

– Очки не сломаются, – спокойно сказал мужчина и подошел к двери. Дернул ее, но ничего не произошло. Он нахмурил лоб и снова дернул дверь, потом толкнул ее со всей силы. Та задрожала, зашаталась, но выдержала напор. Безрезультатно. – Как тебя зовут? – повернулся ко мне.

– Леся… Олеся.

– Хорошо, Олеся. Боюсь, у меня для тебя есть новости. Дверь академии не откроется до зимних каникул. И вторая новость: боюсь, что ты сегодня умрешь…

У меня сердце подпрыгнуло.

– Если, конечно, не скажешь, как тебя прокляла мама. Я попробую найти способ спасти тебя.

Он шутит? Не похоже – ни один мускул на его лице не дрогнул. Во взгляде лишь участие и волнение.

– Это выражение такое, – успокоила его. – Как утонешь – больше купаться не будешь. Ничего такого.

– Жаль… – ответил мистер Вселенная, явно о чем-то думая. Мне даже приятно стало, что кто-то может волноваться о моей жизни. А я подошла к двери и тоже дернула ее – та не открывалась. – Олеся, тебе придется остаться здесь.

– Нет, – на глаза навернулись слезы, руки задрожали, а в ногах появилась слабость. – Это сон. Это дурной сон.

Потянулась к глазам. Но столкнулась со стеклянной преградой. Сняла очки. Зрение дрогнуло, все вновь поплыло перед глазами. А вместе с этим поплыла и я.

Глава 2

Очнулась я от приятного запаха мяты и незнакомых голосов. Но решила притвориться трупиком, чтобы подслушать.

– Не то, что нам нужно, но кроме нее вариантов нет, – раздался женский писклявый голос. – Тем более, если мы ее уберем, слишком заметно будет.

– Испепелить, – ответил низкий грубый голос.

Это про меня?

– Да как же можно?! – взвизгнул кто-то. – Это же немыслимо, и попирает все законы цивилизованного общества! Тем более есть надежда, что не все так печально.

2
{"b":"652469","o":1}