ЛитМир - Электронная Библиотека

Мы посмотрели им вслед. Разве что ручками не помахали.

– Это жесть. Что они ко мне пристали?

– А чего они тебя вообще невестой считают?

– Да сама не знаю, я сказала, что замуж не собираюсь. Им даже наш куратор это сказал, а они какие-то дубоголовые.

Бом задумался.

– Слушай, я не могу тебя постоянно защищать. Мне еще с братьями репетировать надо. Просто знаю, что драконцы от невест так просто не отказываются. Они тебя вот прям сегодня могли затащить к себе и не выпускать до конца учебы. Я слышал, бывали такие случаи.

Я нервно сглотнула. Затащит дракон в пещеру девственницу и будет ждать, пока рыцарь ее будет вызволять? Хотя в этом случае дракон сам воспользуется случаем. Бррр.

– Так, мы что-нибудь придумаем. Кстати, ты уже выбрала, куда пойдешь после второго курса?

– В смысле?

– Ну, кем станешь, какую специализацию выберешь? – Я похлопала ресницами. Моя его не понимать. – Вот я шаманом хочу быть. Буду развивать это направление. Там воздушная стихия в основном. Еще есть чернокнижники, маги общей специализации, некроманты, флорасты. Этот факультет себе эльфы выбили.

Ведьма-некромант? Было бы весело. Так и представила, как буду одних проклинать, а потом поднимать. И все же я сильно добрая, чтобы так делать. Да, трупы не мой профиль. И мама не одобрит.

Кабинет Максвелла Деуса выглядел красиво – темно-коричневые лакированные парты, на потолке – атлас звездного неба, а на стенах – различные карты. И одна даже похожа на карту Земли.

Линуэль уже поняла, что мы будем сидеть рядом, и сама отодвинулась на скамье, освобождая нам места. Максвелл появился ровно в час. В белой рубашке с закатанными рукавами и в черных штанах. Он приветливо всем улыбнулся, и на первой парте послышались стоны. Линуэль фыркнула, а я застыла, тяжело вдыхая воздух – что-то больно стало.

– Здравствуйте, студенты. С вами мы успели познакомиться еще вчера, – раздался бархатный голос мужчины. Он обвел взглядом аудиторию, немного задержав его на мне. Или так показалось, но я покраснела и закрыла глаза, чуть ли не всхлипнув. Под тканью все разгорелось. Коснулась живота, ощущая боль как от синяка. Это же ничего страшного? Ведь так?

– А зачем нам вообще нужна история? – послышалось с задних рядов. – Мы же ее в школе изучали.

– Хороший вопрос. История идет обязательным предметом зимней сессии. Возможно, я вам не расскажу ничего нового на своем уроке, но воскресить в памяти некоторые детали не помешает. Кстати, на мои пары ходить необязательно, но экзамен все равно придется сдать.

– Обязательно ходить, – послышались с первых рядов восторженные женские голоса.

Ясно – уже появились фанатки преподавателя. Не то, чтобы он мне не понравился – понравился и еще как! Но на девушку в розовых очках только драконы обращают внимание.

Кстати об этом принце. Если как его «невеста» я ему должна носить чай, то что будет после свадьбы? Но то, что это не будет отличаться от моей жизни с мамой – точно. Надо будет придумать, как отделаться от принца-драконца.

– Вот скажите, вы помните, зачем существует посохи света? – Максвелл слегка улыбнулся, глядя на задние ряды. – А между прочим именно ваш народ его создал.

– Ну как зачем? Разбивает камни, падающие с неба, защищает города. Об этом даже младенцы знают.

– Это да. Но еще раньше энергия, заключенная в него, сдерживала тьму…

Все затихли. Я не понимала, что происходит – на лицах моих сокурсников появилось волнение и напряженность.

– …Да, ту самую, что уничтожала миры. Даже в этом институте есть посох света, защищающий от тьмы. Это сейчас в каждом из ваших миров есть эти посохи, а раньше их не было. Но была энергия, которая защищала от тьмы. Но даже у света есть свой предел, и когда он его достигает, происходит взрыв и приходит тьма, всасывающая все, что остается. Но это уже другой предмет и другая область знаний, которую вы будете изучать на пятом курсе.

– Да-да, знаем мы это, в школе рассказывали, – вновь раздалось.

– А что вам в школе не рассказывали? – спросил Максвелл, широко улыбнувшись. На его щеках появились небольшие ямочки.

– Все рассказывали. У нас лучшие школы во всех мирах.

– Я не сомневался. Но раз зашел такой вопрос, хотелось бы рассказать на первой лекции нечто интересное.

Я впервые встретила подобного учителя. Он рассказывал про одного сумасшедшего правителя, который ходил по полю, находившемуся над обрывом.

А у меня перед глазами нарисовалась картина – мужчина в длинной белой мантии застыл между огромными валунами. В его руках длинный посох с завитушками и свисавшими с него нитками с помпонами. Он светился ярко-золотым светом, бросавшим блики на землю. Сверху нависало темно-фиолетовое небо с двумя ярко-зелеными солнцами, плывшими рядом. Они сливались друг с другом, образовывая огромный эллипс. Одно светило поглощало другое. Разгорались в небе, опаляя землю нещадными лучами.

Правитель выбирал камни, которые он смог бы перевернуть. Время было на исходе, нужно очистить поле от камней. Он даже не знал, что происходит в небе. Для него два солнца так же обыденно, как дышать. Вот только такого не было, чтобы они соприкасались. Но он чувствовал, что именно в этот день надо наконец-то перевернуть камни.

Дата становится знаменательной, когда что-то уже произошло. Так и в тот день, маг не задумывался, каким важным станет этот день для его и других миров. Он перевернул очередной валун, сбросил его с обрыва. Посох дрогнул, уловив палящие лучи. Маг подошел к следующему камню, но не успел поддеть его, как из-под него выскочила пара лис, они сбили мага с ног. Он упал на спину, крикнув: «Ах ты ж…»

Шум и пыль заглушили его слова.

С посоха сорвался столп света и устремился в небо. Время будто застыло. Два солнца разошлись и поплыли по небосводу, как и прежде…

То ли Максвелл рассказчик такой, то ли это была магия, но я будто видела все своими глазами.

– …Вот так более восьми тысяч лет назад и был спасен мир. А имя Зеркиса Ветрогонного вошло в историю как имя спасителя. К сожалению, заклинание так и не дошло до наших дней. Зеркис умер от солнечного удара.

Я, кажется, догадываюсь, что то были за слова. У нас есть пара уникальных заклинаний, когда падаешь на ровном месте. От них прям вся боль проходит. Я и сейчас их вспомнила.

Пара подошла к концу.

– Если у вас есть вопросы, можете подготовить их и задать на следующем занятии.

– Вы женаты? – тут же оживились на первых рядах.

Чего они этим интересуются? Он же преподаватель и не такой уж и молодой. Если им так хочется мужского внимания, вон за мной один дракон бегает.

– Вопросы, касающиеся истории, – Максвелл посмотрел на девушек пронзительным взглядом, и те промолчали, вздохнув. – Раз нет вопросов, все могут быть свободны. Увидимся через неделю.

Все начали подниматься. Бом снова толкнул меня в бок, а я скривилась – на миг стало тяжело сдвинуться с места.

– С тобой все в порядке? Или съела на обед что-то не то? – обеспокоенно спросил друг.

– Да, все в порядке. Это пройдет.

– А-а, – многозначительно протянул Бом. – Мне от тебя неделю надо держаться подальше? Или шоколадку найти?

Я укоризненно посмотрела на него. Линуэль уже сбежала от нас, лихо перепрыгнув через стол.

– Все в порядке? – надо мной раздался голос Максвелла.

Я мучительно посмотрела на него.

– Я не знаю, что с ней, – отозвался Бом.

– Можете быть свободны, студент Биль, – сказал Максвелл. Я выпустила Бома. – Что с вами? – вновь спросил куратор.

Я глянула внизу на стайку однокурсниц, глядевших на меня, как коршуны на добычу. И что-то боль как-то сама по себе притупилась. Если я сейчас не уйду, то стану врагом номер один для женской части группы.

– Все хорошо, – поднялась, стараясь держать каменное лицо.

– Вы свободны, – чуть ли не рыкнул мужчина на девушек, которые обиженно надули губки, а затем вскинули головы и удалились.

Мы остались одни.

8
{"b":"652469","o":1}