ЛитМир - Электронная Библиотека

– Так что случилось? – строго спросил Максвелл.

Я привыкла все проблемы решать сама, мне тяжело довериться хоть кому-то в такой проблеме – с мамой я тоже не делилась. Когда-то я ей рассказала, что одноклассники издевались надо мной из-за внешнего вида, она сказала, чтобы я не выдумывала, такого не бывает. Так и сейчас я боялась, что расскажу о своей проблеме, и мне скажут, что это ничего страшного. Тем более мужчина.

– Обычные женские боли, – соврала, отведя голову.

– Как вам первый день? Все понимаете? – мужчина присел за парту, положив на стол руки. Красивые у него пальцы – длинные, ухоженные.

– Можно я пойду? А то там толпа ваших фанаток.

Мужчина глубоко вздохнул.

– Они скоро узнают, что ректор не женат. Так что насчет дополнительных занятий? Или вам не нужно?

– Нет, не нужно, – я нашла силы и поднялась.

Стыдно будет ему сказать, что я сессию собралась завалить.

Как в полусне собрала свои и так немногочисленные вещи и выскочила из кабинета. В коридоре ко мне тут же подлетели однокурсницы – три девушки, все как на подбор: высокие, стройные, с красивыми лицами.

– Ну как он?

– О чем вы говорили?

– Что он с тобой делал? Расскажи подробности?

Я застыла. Думала, что меня съедят на месте.

– Да, ничего такого, – отмахнулась от них.

– А, то есть любовник никакой? Или ты нам специально так сказала?

– Он женат на своей работе, – тяжко вздохнула я. – Но еще есть ректор.

– Ректор? – они прищурились.

– Да, ректор. Неженатый мужчина, между прочим, – только сказала, как троица тут же исчезла.

Вот оно – преимущество вовремя полученной информации! Хотя там мужчина еще старше, чем Максвелл. Что за мода на взрослых мужчин? Неужели одногодки хуже?

– Хмыф, – послышалось из-за угла.

– Да, Ваше Величество, у вашей невесты уже должна была закончиться пара. Это просто немыслимое отношение к королевскому роду. Вы снизошли до нее, а она позволяет себе вот так вести себя.

А то, что они вдвоем ходят, ни на что не намекает? Так и подмывало спросить.

– Хмыф-хмыф.

– Я целиком и полностью с вами согласен. Женщины не должны учиться среди мужчин. А тем более в этой академии. Здесь ничему не научат, как вести себя с вами. Но вы всегда сможете воспитать сотую невесту для себя.

Чего? Они совсем сумасшедшие. Меня воспитывать может только мама.

– Ну, с орком пусть дружит. Мы не можем отказать в этом. Кому-кому, но не орком. А уже после обучения, когда вы ее заберете домой, это уже не будет важным. Тем более я слышал, что она получила двойку по бытовой магии. Завалит сессию, и можете ее забирать.

Я попятилась назад, к аудитории – думала, учуют драконы и как завернут за угол, а тут я. Намного приятней провести время с Максвеллом, а не с хмыкающим драконом. Нащупала ручку, открыла дверь и ввалилась внутрь.

– Я согласна на дополнительные.

Глава 7

– Отлично, – услышала ответ. Мужчина стоял возле задних парт со щеткой в руках. Под его ногами валялись листки бумаги, скрученные в шарики. – Можем начать со следующей недели. Походите на пары, будете уже четко видеть, что у вас не получается и с чем надо работать. Оценки на первых неделях никто не ставит, – он наклонился к парте и достал оттуда какую-то темно-зеленую тряпку, тяжело вздохнул.

– А сегодня нельзя? – спросила я.

Я боюсь выходить из этой аудитории. Там драконцы.

– Да, в принципе, можно. Вы обедали?

– Нет, – ответила.

– Тогда давайте после обеда? У меня сегодня больше нет занятий.

– Ой, а давайте я вам помогу, – кинула вещи на стол и поднялась к нему.

Только пусть не выпускает. Или пусть со мной на обед пойдет.

– У вас же живот болел.

– Поболел и перестал.

Я лихорадочно осмотрела то место, что он убирал – там еще валялись какие-то бумажки. Надеюсь, жвачку никто под столешницу не лепил, чтоб к волосам не прилипли.

Залезла под парту.

– Это что такое? – услышала голос Максвелла, а потом почувствовала, как он коснулся пальцем моей поясницы. Футболка задралась немного, оголив участок кожи, и, видимо, там тоже был виден след. Я застыла, забыв о бумажках. Мужчина сделал шаг назад, а я вылезла из-под парты как нашкодившая школьница. – Это откуда? Кто это сделал?

– Это я запуталась в лианах, – ответила ему полуправдой.

Не хочу, чтобы Линуэль наказывали. Она и так одинокая.

– Вы только вышли из кабинета и угодили в лианы?

– Нет, вчера. Это обычные синяки. Неделю похожу, и все нормально будет, – спокойно ответила.

– Неделю? У вас синяки держатся неделю?

– Ну да. Иногда дольше, – кивнула. – Вот как-то руку сломала, так в гипсе пару месяцев ходила.

– Сломанная рука – пара месяцев? – удивленно спросил мужчина, у него аж брови поднялись.

– Да, – я вдохнула и выдохнула. Так спокойней, а то стою, дрожу при нем.

– А, так вот почему… – он замолчал, задумавшись о чем-то. Напряженная складка появилась на его лбу. – Так вот почему она посоветовала взять и эти мази… – Он обошел меня по кругу, рассматривая как какую-то диковинку, прищурился и потер пальцами подбородок. – Так, за мной.

Из аудитории мы не вышли – слева от парт была еще одна дверь, за которой оказалась лестница. Мы поднялись на один пролет и очутились в огромной комнате, уставленной стеллажами с книгами. Посредине стоял огромный стол, на котором лежали бумаги и две армиллярные[1] сферы. Причем одна из них разобрана. Я попала туда, куда мечтали попасть мои одноклассницы. Только цели разные.

– Садитесь, – Максвелл указал на кресло у окна. Возле него стоял небольшой столик. На нем – чайник и чашка. Мужчина начал рыться в ящиках. Красиво у него тут. И солнце из окна светило на стол, отражаясь на серебряном боку чайничка. – Так, вы знаете, что из этого может вам помочь? – Максвелл вывалил на стол кучу медикаментов, будто совсем недавно ограбил ближайшую аптеку.

– Э, думала, у вас тут есть какое-то магическое лечение.

– Да как сказать… У всех рас раны заживают очень быстро. Можно руку сломать утром, а к вечеру она заживет… – Прекрасно. Мужчина взял первый попавшийся тюбик с мазью и начал читать. – Противовоспалительное, против ревматизма и радикулита. Это то, что надо?

– Это еще рано, – ответила, найдя противозачаточное средство. Так, это совсем не надо. О, а вот и слабительное. – Можно взять себе несколько лекарств? Я их честно-честно знаю.

– Да, берите. Я это для Сюзанны покупал, – мужчина кивнул, читая инструкцию к очередному тюбику.

И? Подмывало спросить – противозачаточные тоже для нее? Но я девушка скромная.

– Мазь от прыщей?

– Это уже поздно.

Они у меня сошли еще в прошлом году, а те, что появлялись, тоже сходили быстро. Но такие подробности лучше не говорить вслух.

– Что такое геморрой? – спросил мужчина, держа в руках очередной тюбик. – А, все, можете не отвечать. Уже нашел. Как же вы живете с таким набором болезней?

– Ну, у меня их не так много. А некоторые просто сезонные.

Так, надо срочно снять с себя все подозрения, а то еще подумает, что я болею всем, что он скупил в аптеке. А вот и то, что надо – от синяков и ушибов. Я только хотела остановить его от открытия именно этой мази, которая воняет похуже кошачьей мочи, но не успела. Воздух заполнился неприятным запахом. Мы оба скривились, а Максвелл закрыл крышечку с ядрёной смесью.

– Вот с ментолом, – я нашла другую мазь. Помогает так себе, но хоть запах приятный.

– Олеся, я все понимаю, но вы точно ею воспользуетесь? – спросил мужчина, не отводя взгляда от моих пальцев.

[1] армиллярная сфера (от лат. armilla – браслет, кольцо) – астрономический инструмент, употреблявшийся для определения экваториальных или эклиптических координат небесных светил

– А вы в нашем мире были?

– Да. Я знаю про ваш мир давно, но когда пришел в него, очень удивился, что в нем нет магии. И все же встретил Сюзанну и предложил ей учебу в Дивине – она так и искрила магией.

9
{"b":"652469","o":1}