ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вот сейчас Василий ощутил страх, исходивший от Олега, хотя его взгляд не переменился, голос звучал все так же однообразно, почти лишенный эмоций. Хотя однажды в нем просквозил холод, когда он в упор спросил: "А есть ли у вас выбор?"

Вскользь тронули мысли: придется на какое-то время пренебречь служебными обязанности и, как результат, получить очередное взыскание от шефа.

А пока собеседник ждет от него только положительного ответа. И Маргелов неоправданно тянул время, понимая, что изменить уже ничего нельзя. Его настроение читалось довольно легко, если Олег способен на понимание, разобрался что к чему и не торопит.

"Как мне плохо…" — простонал про себя Василий и добавил вслух:

— Я согласен.

— У вас есть загородный дом? — спросил Олег.

— Да, дом… Небольшая дача: две комнаты, летняя кухня, беседка, сад — восемь соток.

— Сегодня заночуете на даче, — распорядился Шустов. — Я поеду вместе с вами, чтобы сделать необходимые для работы привязки. Там и произойдет более детальный разговор. Сумеете уйти с работы пораньше?

Маргелов развел руки в стороны, в глазах застыла неприкрытая злоба: "А куда я, на хрен, денусь?"

— Если вы на машине, подберете меня в половине четвертого на углу Московской и Советской Армии. Если нет…

— Я на машине, — перебил Маргелов. — Подберу.

— До встречи, — Олег сухо кивнул и вышел из кабинета. Его уход не принес Маргелову облегчения, наоборот, сейчас он почувствовал, что ему уже не хватает рядом этого с виду хмурого человека. Все перевернулось в несколько минут, и так неспокойный следователь стал жить тревогой.

В смятении прошло десять, двадцать минут, на душе становилось все тревожней. Машинально поднял трубку и позвонил домой, автоматически нашел отговорку и выслушал ворчание жены, которая не любила ночные отсутствия мужа. Снова перед глазами встал мрачный облик недавнего гостя: ходит по комнатам дачного домика, заглядывает под кровати, открывает двери стареньких шкафов, сует нос в погреб.

Погреб…

Погреб, где Валентина держала Максима Курлычкина, Василий видел собственными глазами, когда по ее просьбе ездил в Марево. Слава богу, большого шума избежать удалось; вот так же, как и с женой, механически сухо произошел разговор с местным участковым, которого, похоже, удовлетворили объяснения следователя городской прокуратуры насчет детских игр взрослых уже парней. Участковый был единственным человеком, которому пришлось что-то объяснять: главное, прокурор был в курсе событий и, как рулевой, мог повернуть дело в ту или иную строну, избегая каких бы то ни было осложнений. А после смерти Валентины своим молчанием дал понять следователю, что тот все делает правильно. Как ни странно, они не шли в одной узде.

73

Время шло, а Михаил Рожнов все еще переваривал полученную информацию, которая не могла не беспокоить его. Еще в самом начале, когда анализировал рассказанное ему Белоноговым, он долго "склонял" произнесенное Яцкевичем имя — Василий, против логики отбрасывая прозвище. Из всех так или иначе фигурирующих в этом непростом деле, такое имя носил только следователь прокуратуры. Вот только как связать вместе его и Андрея Яцкевича? Кто из них первым сделал шаг навстречу и почему? Рожнов откинул версию о том, что Андрея и Маргелова связывали отношения, рожденные до первого урока, преподнесенного судье. Значит, они познакомились после удачной операции, в которой приняли участие Белоногов и Костерин.

И все эти выводы Рожнов сделал, только гипотетически представляя Василия Маргелова именно тем человеком, о котором Андрей упомянул перед смертью.

Позже полковник отверг мысль о контакте следователя и боевика своего отряда: запросы на Василия Маргелова не дали положительной реакции. Хотя это не означало, что, к примеру, в определенных кругах следователь не мог носить кличку Олимпийский. Мог, так как невозможно было проверить абсолютно все связи Маргелова, Он не связан с криминалом, не славится в качестве первоклассного сыщика, не конфликтует с товарищами по работе. "Все эти "не" не могли характеризовать Маргелова настолько, насколько рассчитывал Рожнов. Наоборот, что-то постное виделось в жизни и работе следователя прокуратуры: посредственный трудяга, тем не менее справляющийся со своей работой. Конечно, такому человеку можно доверить тайну, но вот сподобится ли он проявить себя? Сложный вопрос, так как, исходя из полученных данных, Маргелов — личность серая, однако именно он ринулся сломя голову на выручку судье.

Вообще, можно было подумать, что полковник Рожнов неоправданно засоряет свои мозги, однако не в его привычках упускать мелочи в работе. Полученная сегодня информация наглядно показывала, что сделанный ранее анализ не прошел впустую.

Итак, все-таки Маргелов. Согласно полученному сообщению, следователь прокуратуры интересовался Тимофеем Костериным. Причем задействовал каналы федеральной службы безопасности. Играл практически в открытую, словно намеренно указывая на себя Рожнову: я тот человек, которого ты ищешь.

Этот вывод Михаил Константинович сделал по той причине, что Маргелов активизировался не вовремя, когда поиски человека по кличке Олимпийский даже не зашли в тупик, а стали очевидной дезинформацией. Кто-то подтолкнул Маргелова на этот неординарный и рискованный шаг. Кто же это? Тут стоило крепко подумать. И не только: полковник, не мудрствуя лукаво, отдал распоряжение Белоногову и Костерину последить за передвижениями Шустова и Оганесяна. Далеко забираться в дебри Михаил не стал, резонно предположив, что искомый человек мог находиться среди ближайшего окружения.

В связи с этим Рожнов сделал еще один неутешительный для себя вывод: вышестоящее начальство в курсе его нелегальных актов. Доказать ничего не смогут, но вот предприняли довольно грубую попытку запустить дезинформацию, наивно предполагая, что Рожнов клюнет на нее.

С другой стороны, это доказательство необъективности и нехватки доказательств относительно Рожнова и его людей, которых он задействовал в нелегальных операциях. Полковник здраво рассудил, что начальство отреагировало на подозрение, высказанное человеком достаточно мелким, об этом можно было судить по откровенно грубой реакции начальства, больше смахивающей на отмашку, а заодно и предостережение самому Рожнову: думай, с кем работаешь. Именно так. Несмотря на то, что одним из фигурантов выступал следователь городской прокуратуры, — этот факт так же ни о чем не говорит.

Начальство обязано соответственно реагировать на те или иные вопросы, в силовых ведомствах порой используют застарелые, но эффективные способы подсиживания, часто приходилось видеть и не такую грубую работу. Для Рожнова было очевидно, что вряд ли существует человек, способный занять его место, имеется в виду кто-то из его подчиненных, необязательно из силового отряда — все-таки штат "пятерки" насчитывал два с лишним десятка человек. А подключение к этому Маргелова, хоть и косвенно, но доказывало, что опасную игру против него ведет кто-то из силовиков, то бишь из отряда Шустова. Двое исключались автоматически, да и третий тоже, имеется в виду Норик Оганесян. И кто же остается?

Как бы то ни было, это был звонок. Можно отмолчаться, ответом послужит бездействие полковника, а с другой стороны, подобный шаг может насторожить руководство: почему Рожнов не отреагировал?

Полковник чувствовал, что поставлен в нелегкие условия, был почти беспроигрышный вариант: идти к руководству с подробным докладом. Только вот сподобится ли начальство признаться в принятых ими мерах? Вряд ли. Зато оставят Рожнова в покое. Только вот вопрос для полковника останется открытым: кто? На него ответа он не получит. Сам-то он знал ответ, но важно было получить его от руководства путем предъявления претензий необоснованной проверки.

Все это так, если бы не одно большое "но": Олимпийский. Василий Олимпийский. Откуда знает Рожнов о существовании или не о существовании этого человека? По какому поводу он делал запросы на него? Судя по всему, его неофициальные запросы до начальства дошли, их интерес с каждой минутой будет расти.

94
{"b":"653184","o":1}