ЛитМир - Электронная Библиотека

Лобзай.

То, что с ее подругой Наташкой, творится что-то неладное, Ритка поняла сразу, как только увидела ее после недельной разлуки.

Ну, не может, не может человек в одночасье измениться столь кардинально, дабы хорошо знакомые ему люди, лишь руками разводили.

Ритка Наташку знала всю жизнь – трудно не узнать человека, если ходил с ним в один детский садик, затем – в школу, да и живете вы в одном подъезде, пусть и на разных лестничных площадках.

Это, где-то там, в огромных мегаполисах, шумных и загаженных смогом, где здания царапают крышами небеса, можно прожить долгие годы и остаться неизвестным даже для соседа за стеной, но не в крохотном городке центральной полосы России.

Провинция, одним словом..

Дом им достался самый обычный, постройки далеких семидесятых годов прошлого века, из разряда тех зданий, в которых чихающему жильцу, добросердечные соседи желали здоровья едва ли не хором, так что, хранить особые тайны и секреты в подобном месте проживания, представлялось весьма затруднительным делом.

Вот и Ритка с Наташкой проживали в этаком местечке. Жили себе, не тужили и на тебе…

У Наташки завелись страшные тайны от близкой подруги, чего Ритка, естественно, потерпеть не могла ни коим образом.

Наташка начала худеть, да так резко, что Рита, к слову, страдавшая от излишней, по ее мнению, полноты, озадачилась.

Вернувшись после двухнедельного санаторно-курортного ничегонеделанья и привезя с собой лишние килограммы, уютно расплывшиеся по бедрам и талии, Рита, мельком заметившая подругу, торопливо стучавшую каблуками по ступеням, так и замерла на месте, широко открыв рот и потеряв дар речи.

Напрочь!

Платье на подруге болталось, как на вешалке, а не обтягивало упитанное пузико, привычным образом.

И это было неправильно!

Нет, не то, чтобы она была против обновленной похудением, Наташки – каждый вредит себе, как может, в меру своих способностей и возможностей, если бы, не одно но…

С чего бы это, Наташка так похудела – живет одна в уютной двухкомнатной квартирке, без вредных родственников, треплющих нервы и способствующих сжиганию калорий, работает в городской пекарне, среди плюшек-ватрушек, одно издевательство, а не работа! – и запах, и вкусности и искушения на каждом шагу! Где уж тут устоять слабой девушке?

Поэтому, Наташка битву за свою фигуру проиграла в самом начале и еще недавно, как помнилось Ритке, напоминала даже не булочку с изюмом, а, расплывшийся пончик с которого уже кто-то старательно стряхнул сахарную пудру.

С мужиками Наташке не везло катастрофически – от нее сбегали даже уличные коты, которых она упорно пыталась приживить на своих сорока девяти квадратных метрах.

Утомленные чрезмерной заботой и вниманием, коты, не выдержав многоразового питания, купания и чесания, а, так же, изобильного целования усатых морд, сбегали от навязчивой хозяйки в голодную неизвестность, недовольно дергая хвостами.

Светловолосая, белокожая и синеглазая Наташка обиженно сопела у Ритки на кухне, заедая побег очередного питомца солидным куском торта и запивая всю эту красоту ароматным кофе со сливками, сиропом, сахаром и шоколадной крошкой.

Как похудеть при таком изобилии?

«Пробуют, хвалят, а замуж – не зовут!» – грустно повторяла Наташка фразу из заезженного анекдота и, отчаявшись, махнула рукой на личную жизнь, с головой окунувшись в страсти, бушующие на страницах ванильно-сладких женских романов.

Сама влюбляться Наташка даже не пыталась, объясняя данный казус ленью и разочарованностью в противоположном поле.

Так что и эта, пожалуй, самая стимулирующая женщину, причина, отпадала.

И, тут, на тебе – худеет на глазах, превращаясь в стройняшку.

Загадка, не иначе!

Ритка быстренько подкрасила губы – она, как и Наташка пребывала в статусе «незамужняя», или, как говорили, замотанные бытом и семьей, тетки – никому ненужная, а, поэтому старалась держать себя в тонусе, взбила руками пышную, каштановую челку, минутку полюбовалась ровным загаром на своем теле и, подхватив сумочку, понеслась к подруге, надеясь всеми правдами и неправдами выведать у той чудо-рецепт скоростного похудания.

Ритке похудание было жизненно необходимо – лето, хоть и убывало, стремясь к сентябрю, но, кто сказал, что осенью жизнь заканчивается?

К тому же, совсем недавно, Ритка познакомилась с потрясающим парнем и желала, во чтобы то ни стало, превратится в стройняшку – парень выглядел упругим и молодцеватым, по выходным, устав от офисной работы, гонял с друзьями в футбол на городском стадионе и Ритка желала соответствовать его высоким стандартам.

Пусть даже их горячий роман присутствовал лишь в ее буйном воображении.

Наташка, как обычно в выходной день, гнездилась на кухне возле блюда с пирожками и чашечки с чаем.

Здесь же, на кресле, под рукой, возлежал очередной приблудный кот, с хитрой мордой и поцарапанным ухом.

Судя по всему, кот числился приобретением недавним и забота Наташки, доведенная до фанатизма, еще не успела утомить блохастого найденыша.

Укормленный до состояния «ой, мама, больше не влезает!», кот сладко посапывал и уступать пригретое местечко, никому не собирался.

Ритка, недовольно морщась от тихого храпа, издаваемого наглым котом, плюхнулась задом на неудобный табурет и тяжелым взглядом опытного дознавателя, уставилась на подругу – мол, что молчишь, колись давай, общество жаждет подробного и правдивого признания!

Наташка неожиданно зарделась, новым, кокетливым движением оправила халатик на пышной груди и тяжело задышала.

Ритка едва дара речи не лишилась от подобной метаморфозы!

- Это, что сейчас было? – суровым голосом спросила она – Ты чего мне глазки строишь? Давай, рассказывай, как похудела – что ешь, что пьешь и, как сильно это что-то, ударит по моему кошельку?

Наташка стояла перед ней, дура-дурой и растерянно хлопала ресницами.

- Ритуль? – заюлила она, зардевшись по самую шею – Какие такие диеты, с моей-то работой?

Ритка тяжело вздохнула и ринулась к холодильнику.

- Ооо! – разочарованно выдохнула она – котлетки!

Ее, ищущий чего-то необычного, взгляд, наткнулся на, безумно вредный, майонез, самой высокой жирности, курочку в фольге, сосиски и наваристый борщ, одуряющий запах которого потревожил даже, мирно дремлющего в кресле приблуду.

Где, где, скажите на милость, зеленый салат, сельдерей, капуста и кабачки? Где отруби, обезжиренный кефир и прочие радости заядлого любителя диеты? Где??

- Значит, Натуся, будем запираться? – голос Ритки не обещал подруге ничего хорошего и та, перестав краснеть всей верхней частью тела и, повздыхав от безысходности, раскололась:

- Никаких диет, Риточка! Мужик у меня появился, Ритка! Представляешь, мужик! – и, всхлипнув распухшим носом, посмотрела на подругу слегка затравленным взглядом - Веришь?

Ритка, опешила.

Казалось, чтобы тут такого – ну, мужик, ну, появился и что?

А, вот то!

Движимая инстинктом, близким к материнскому, Наташка всех своих мужиков кормила, как на убой, всячески балуя их калорийными вкусностями и кулинарными изысками, от которых они, вначале млели, затем – толстели, а, потом, утомленные чрезмерной заботой – сбегали, не хуже тех самых дворовых котов, не ценящих уют и покой у хлебосольной хозяйки. Самого стойкого хватило на три месяца, а затем, парень, собрав манатки перебрался жить к своей давней подруге – худой, скелетообразной девице, изрядно курящей и пьющей крепкий кофе в любое время суток.

Помнится, Наташка, безутешно прорыдавшая три дня подряд, поправилась тогда сразу на четыре килограмма, обильно заедая свое безнадежное горе копченостями и соленостями самой высокой калорийности.

В свои тридцать пять, отчаявшись завести семью и родить ребенка, Наташка медленно оплывала, укутывая собственную фигуру слоями жира, а лицо – тройным подбородком.

Теперь же – жира, явно поубавилось и подбородок в наличие имелся один.

1
{"b":"653205","o":1}