ЛитМир - Электронная Библиотека

— Почему Алекс? — вырвавшись с нежных объятий и поправляя прическу спросил Тема.

— Вообще Саша, Александра, но мне больше нравится Алекс. — осталось только насос обратно закинуть, сделала я это со злостью.

— Ну что поехали? — я кивнула. — В зад колоны, старайся не отставать, вот рация, каждые десять минут перекличка, едем не быстро.

— Может я в главу? Фары моей тачки для этого и сделаны, в дождь или туман, просто посадите кого-то со мной, да и все. — нужно отличаться, да и соляры много сожрет если медленно ехать.

— Ну хорошо, я с тобой поеду.

— А мне можна? — влез и младший.

— А за рулем твоей колымаги кто ехать будет? — возразил старший.

— Блин, поехали. — парень ушел к своему уазу, я села за руль, завела двигатель. Сергей сел на переднее пассажирское. Нужно немного прогреть, а то ночь прохладная была, двигатель замёрз немного. А звук шикарный, даже на холостом ходу чувствуется мощь.

— Сколько она жрет? — спросил до того сидевший молча лейтенант.

— 20 на 100. - коротко ответила и врубив фары на максимум тронула машину, проезжая в открытый проезд поста, хитро сделали.

— Как грузовик, причем самый настоящий.

— Скажу больше, это и есть грузовик, даже в документах написано, хотя нужна категория В, как на легковушку. — видно было плохо, я ловила каждую яму не в состоянии увидеть, свет с фар помогал слабо, но ехать пол сотни км в час могли.

— Где ты на него запчасти возьмешь? Как ты уже заметила сейчас ничего такого не делают, и найти в городе такую тачку нереально.

— Справлюсь как то, это вас вообще волновать не должно.

— Хм, а если посреди замертвяченого города сломаешься? — не успокаивался тот.

— Машина бронированная, меня даже морф не выковыряет с нее, и пока он будет прыгать вокруг я буду сидеть и есть бутерброды, запивая чаем с термоса.

— Да? И на долго бутербродов хватит? — ехидным голосом спросил мужчина, я на него не смотрела, но знала, что сейчас он улыбается, и тут же в голову влезли воспоминания о улыбке Макса. Не вовремя блин.

— Не знаю, но я готова умереть в этой прекрасной машине. — видимо такой ответ его сбил с толку, умолк.

— Что с тобой случилось? — через пару минут молчания все же спросил он о насущном.

— Ни чего интересного, расскажу уже при всех, что с тобой случилось? Как ты выжил? Как выжили все остальные? — быстренько перевела тему и немного притопила газу, дизель утробно рыкнув потащил бронированную тушу по влажной дороге, туман кстати постепенно начал развеиваться, как я поняла?

Фары начали освещать кусок дороги немного больше чем до этого, вот и позволила разогнать машину. Блин сзади же тянется погрузчик, не знаю, как он пережил поездку до этого. Но, я думаю ему хватит если еще раз разгонюсь, и он развалится, хотя грузовик и без колес его потянет за собой как бумажку. Интересно, колеса на месте?

— Ну… Было сложно, я тогда был на службе, вакцины не вводили так как медперсонал отсутствовал. По телеку тогда показали, что творится из-за нее, пришел приказ блокировать улицы, отстреливать взбесившихся. Да, так радикально все, знаешь тогда по всем странам ее делали, снимали прямые репортажи. В больницах были километровые очереди, и эти места стали рассадниками вируса. Мы честно пытались, но раненых, укушенных было много. Все началось сразу по всему миру, власти еще пытались что-то обещать, но вскоре куда-то свалили, надеюсь, что их порвали эти твари. — он начал немного злится. — Полковник приказал вывозить свои семьи на базу, сказал, что это уже не остановить, пытались направлять выживших к нам. Честно скажу он больше не собирался держать улицы. Пока не начался полный хаос мы выставляли плакаты с указаниями места спасения, отсеивали укушенных. Не знаю от куда полковник знал о всем так хорошо, но действовал жестко. Пришлось смародерить десяток автобусов и маршруток, ездили по всему городу собирали выживших, люди сами начали понимать, что укушенный уже не жилец. Отдавали детей, на входе стоял солдат проверявший на укусы, прикрывалось все это броней, конечно спасти удалось совсем не много. Около пятнадцати тысяч, с трёх миллионов. Но как оказалось многие были заражены, и таким образом во время спасения потеряли три полных автобуса, с детьми. — теперь он погрустнел. — Там были совсем маленькие, кто-то хотел спасти свою жизнь убив при этом сотню детей. И на базе так же отсеивали зараженных.

— Жесть…Ты был свидетелем?

— Да, и не раз, я был свидетелем того как умирали беременные, помню было задание любой ценой прорваться в больницу и спасти рожениц которые на сохранении. Ты не видела того что видел я, до сих пор кошмары снятся. — увидев мою немного непонимающую физиономию объяснил. — Смотри, прорываешься ты в корпус к роженицам, дверь закрыта, думаешь, что это хорошо, но открыв ее чуть сознание не теряешь. Будущие мамочки выдирают своих детей и просто жрут их, или не своих, а соседки по палате. Или еще хуже, ребёнок сам выбирается, разорвав живот или прогрызая его наружу, и начинает есть свою мать, откармливаясь в морфа. Я это видел своими глазами, роженица поскользнулась на луже крови и проломала себе голову об угол, я думал ее можно спасти, но… Блин, это вспоминать… Так мы спасли кого смогли, обустроились на базе, домики небольшие на полигонах построили пару вспахали, школу открыли, садик, роддом построили, там такие условия что до катастрофы не было. Да и женщины в положении у нас как святые. — довольно расхвалил все Сергей.

— Это классно, а с какого момента у вас наладилась так сказать жизнь? — не успел ответить мне как заговорила рация.

— Эй! Не спеши так, я вас почти из виду потерял. — заговорила оная недовольным голосом Темы.

— Ну так не отставайте! Идем четко пол сотни км. — ответил лейтенант таким же тоном.

— Вот потеряемся, ты виноват будешь! — ехидно возразила рация.

— Ну да главное пять лет ездил по этой дороге и не терялся, а тут на тебе! — парировал Сергей.

— Ой, все! — в последнее возмутилась рация и отключилась.

— Тоже мне, да наверно еще в первый месяц, в первую неделю зомби жрали людей, многие пытались спасаться. Разъезжались по глухим селам, ждали пока все немного успокоится, а потом искали людские анклавы. Мы же пытались спасти таких, потом ездили устанавливали связь, теперь можем кататься колонами в целях продаж, покупок.

— Подожди, — тут до меня дошла одна неясность. — Какие три миллиона? На Ингульце максимум 40тысяч!

— Какой Ингулец? Мы в Киеве! — от такой новости я дала по тормозам. Машина прошла юзом, загрохотали бочки, по-моему, запаска с зада до кабины перелетела. Аварии не случилось только из-за того, что нас не догнали, засвистели тормоза, даже сюда было слышно трёхэтажные маты. — Ты что творишь? — после выплеска таких же матов спросил меня тот.

— Как в Киеве? — я совершенно ничего не понимала, как такое возможно? Что мне тогда укололи? Как они провезли всех через этот хаос? Что за хрень?

— Что у вас там происходит? Если бы не профессионализм наших водителей, была бы масштабная авария! — злобно возмущалась рация.

— Все нормально, какая-то тварь выскочила на дорогу перед самым носом. — уверено соврал лейтенант.

— Так задавили бы ее! — вполне резонно заявила рация.

— Ты же знаешь этих баб! Потом крика будет. — зачем он глаза закатил? Это же не видно.

— А ну тогда понятно. — уже понимающе отозвался Тема и отключился.

— Алекс, что случилось? — теперь уже ко мне обратился Сергей.

— Я ничего не понимаю… — все что смогла выдавить с себя, но рушила и медленно поехала дальше, пытаясь понять хоть что-то.

Глава 3

— Теперь и я ничего не понимаю, может объяснишь что-то? — по голосу можно было понять «чего от вас баб можно ожидать» хотя это он и сказал только брату своему.

— Ну… Когда все началось я была в школе, потом меня какой-то странный тип попытался увезти, но нас сбила машина, а потом уже забрала машина при этом мне сделали укол, проснулась уже в лаборатории. Как они это сделали? Во время самого хаоса? — так возмутилась что не заметила, как газ придавила, машина уверенно мощно, начала набирать скорость.

10
{"b":"653481","o":1}