ЛитМир - Электронная Библиотека

Здесь речь идёт о последнем съезде народных депутатов СССР.

Поначалу в борьбе двух ветвей власти президент играл конструктивную роль.

На тогдашний апрельский референдум выносился вопрос о доверии экономической политике первого президента России.

Монолог восемнадцатый

О вечном и быстротечном

Обо мне поэт известный
Как-то сделал отзыв лестный:
Дескать, я почти поэт.
Есть и юмор, и сатира,
И звучна местами лира,
Одного лишь только нет…
Славы страсть меня не гложет,
Но спросил я: нет чего же?
Чем стишки мои нищи?
Он учил меня не лишку,
А свою вручил мне книжку:
Дескать, сам ответ сыщи.
Я читал её полгода.
Понял, что такое ода,
И анапест, и хорей,
И сонет, и, между прочим,
Триолет… Но всё не очень
С лирой ссорилось моей.
Это всё в своих созданьях
Я, не зная о названьях,
Применял не раз, не два.
Значит, были не про это
Всем известного поэта
Мне неясные слова.
Я опять за чтенье взялся
И теперь лишь разобрался,
Что поэт имел в виду.
Но, чтоб вам понятней было,
Где моя слабеет сила,
Я цитату приведу:
«Он лежит, поэт, над миром,
И хотя давно уж лира
Звона струн не издаёт,
Но к поэту на вершину —
Кто один, кто с тещей, с сыном —
Все идёт народ, идёт…»
М-да… О чем писал я в виршах?
Что указ, мол, новый вышел,
А отдачи ни шиша,
И поэтому, ребята,
Из-за чёрта-партократа
Нам и жизнь нехороша.
Всё о мелком, быстротечном.
А поэт – о крупном, вечном,
Он – всей мощью, я – слегка,
Он – серьёзно и классично,
Я – шутя и иронично,
Я – на миг, он – на века.
У него строка, что пава —
И стройна, и величава,
Сразу за́ сердце берёт.
У меня же, как чернушка,
Или скажем так: болтушка,
Поболтает и уйдёт.
Поболтать горазды все мы,
Но глобальной вечной темы
В разговорах наших нет.
Потому поэт известный
И сказал в беседе лестной:
Дескать, я почти поэт.
Мол, по технике, по стилю
Отличишь тебя за милю,
Ты поэт, поэт почти,
Но паскуду-злободневку
Должен гнать, как шлюху-девку,
Это, дескать, и учти!..
Я учёл. И вот, ребята,
Смолк Аршиныч виновато,
От пивных отбился дел,
Всё забросил с потрохами
И полгода над стихами
Над серьёзными
сидел.
Тут как раз дефолт случился;
Я чуть было не пустился
Снова в старые грехи,
Но одумался, унялся
И усидчиво принялся
За глубинные стихи.
Написал стихотворенье,
Но, о горе, о мученье:
Нет, не вышло ничего! —
Понял это мыслью задней,
И чтоб было вам понятней,
Вот отрывок из него:
«Президент стоит над миром,
И хотя его кумиром
Вряд ли кто-то назовет,
К президенту на вершину —
Кто один, кто с тещей, с сыном —
Все идёт народ, идёт…»
М-да, спасают эти точки,
Потому как в каждой строчке
Подражания видны,
И, почти что по поэту,
Никакой в них, право, нету
Философской глубины.
Плюнул я на энто дело
И в подвал поднатарело,
Чтоб котлы свои пустить.
Знать, в моих сибирских генах —
Вековать мне в бизнесменах,
А в поэтах не ходить.
Впрочем, все не так и плохо,
Ведь во всём должна эпоха
Равновесие иметь.
Пусть поэт поёт о вечном,
Ну, а я о быстротечном,
Между делом, буду петь…

НЕСКОЛЬКО РЕДАКТОРСКИХ ФРАЗ. Дефолт – резкое обесценивание денег, которое имело несчастье свалиться на Россию в годы правления Ельцина. Не исключено его повторение и в наши дни.

Монолог девятнадцатый

Два Владимира

Ни в кого, друзья,
не целясь,
Я по залу бросил взгляд,
И отвисла разом челюсть —
Два Владимира
сидят!
Упаси, Святая Дева,
Спятил, спятил,
старый хрыч:
Справа – Вольфович, а слева —
Просто вылитый Ильич.
Что за притча?
Что за диво?
Ведь не где-нибудь, а тут,
У меня, за кружкой пива,
Разговор сидят ведут.
Ну, старуха,
удружила!
Обслужила, а кого —
Старику не доложила:
Не микитит ничего!..
Я вострю, понятно, ушки,
Ильичёву речь
ловлю:
«Пиво, батенька, из кружки
Больше жизни я люблю!
Там, в Европе, я, дружочек,
Перед тем как путч поднять,
Пива столько выпил бочек,
Что считать —
не сосчитать…»
Усмехнулся Жириновский:
«Сей напиток,
видит Бог,
И не то чтобы хреновский,
Но от водки больше прок.
Я, старик,
на каждой сходке
Россиянам обещал
Больше водки, водки, водки,
И как вышло —
наповал!
Способ верный,
способ старый!
На предвыборном пути
И Шахрая, и Гайдара
Мне помог он обойти.
А сули я только пиво
Для российских мужиков,
Вышло б косо всё и криво,
Как у вас,
большевиков.
Видно, много пива пили,
Потому и тесто, друг,
Жидковато замесили, —
Все и рухнуло
вокруг…»
Ленин зло сверкнул очами,
Зло под задом скрипнул стул;
Замахал Ильич руками
И бородку
ущипнул:
«Хоть и тёзка ты,
Володя,
Да, похоже, ренегат.
Поглядишь, неглупый вроде,
А мешаешь всё подряд.
Я наветов не приемлю,
Ишь ты,
с короб набрехал…
Ну, а фабрики, а землю
Кто, припомни, обещал?
А всеобщий мир народам?
А свободу через край?
А реальней
год от года
Коммунизма светлый рай?
Если б в эти
обещанья
Не поверил люд легко,
То тебе бы до избранья
Было оч-чень
далеко.
Ты пойми такую штуку:
Ведь в тебе —
одно всего —
Видят сталинскую руку,
Видят внука моего…»
Жириновский усмехнулся,
Дескать, видел много штук:
«Я пока что не рехнулся.
Но не спорю.
Внук так внук.
Коммунизма призрак
бродит.
Бредит кое-кто о нём.
Только, дедушка Володя,
Мы пойдем другим путём.
У тебя
в твоём ученье
Есть забавный пункт такой:
О всемирном заключенье,
О коммуне мировой.
Дескать, все объединятся,
Будет сплошь одна страна,
А над нею возвышаться
Будет партия
одна.
Коммунисты будут править,
К коммунизму ставить путь,
А народ их будет славить
Да по-рабьи
спины гнуть.
Эта милая идея
Развалилась,
так сказать.
Но, мой пращур, я имею
Кое-что, что ей под стать…»
Ленин пива три глоточка
С наслажденьем отхлебнул
2
{"b":"653646","o":1}