ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пролог

Посреди двора стояли две молодые и на удивление похожие женщины. Одной едва исполнилось двадцать лет, хотя определить ее истинный возраст навряд-ли было возможным, судя только по ее внешности, ведь они обе были ведьмами. Вторая хоть и выглядела на тридцать пять, но явно прожила уже не одно столетие, что проглядывалось в ее поведении и речи. Младшая ведьма была чем-то расстроена, и в то же время в ее глазах горел огонек нетерпения, видимо она чего-то ждала, хотя внешне она казалась раздраженной и быть может даже злой. Стоящая же напротив нее женщина никак не выражала свои эмоции, только глаза ее, казалось, будто вот-вот начнут метать молнии, и это было единственным показателем бушевавшей в ней ярости.

— Олимпия, ты не посмеешь! — Вдруг не выдержала молчаливого поединка и закричала старшая ведьма.

— Я все решила!

— Оли…

— Нет! Ты меня не остановишь!

— Но…

— Мама, хватит! — Закричала младшая ведьма, которую с легкостью можно было принять за младшую сестру, а не дочь. Непомерно долгая жизнь — такова цена за силу и знания, которые хранились с незапамятных времен в их семье. Но со временем понимаешь, что долгая жизнь это скорее проклятие, нежели дар.

— Олимпия, неужели ты, смешно сказать, ради минутного увлечения бросишь все к чему тебя готовили? — Неожиданно ласково и спокойно проговорила старшая ведьма. — Бросишь дело всей нашей семьи?

— Нет, мама, это ТВОЕ дело и ТВОЯ жизнь, а вот я никогда не хотела быть частью всего этого. — Как-то резко пропала вся злость из голоса. А потом младшая устало вздохнула и грустно продолжила: — К тому же мы обе знаем, что я никогда не подходила на ту роль, к которой ты меня готовила.

— Но…

— Нет, так будет лучше. — Твердо заявила ведьма Олимпия.

— А как же Розалия? Ее ты тоже бросишь? — Все еще не оставляла попыток достучатся до дочери старшая ведьма.

— Ей…ей будет лучше без меня. — Уже не так уверенно ответила младшая.

— Серьезно? — Потрясенно переспросила старшая. — Ты, правда, считаешь, что маленькой девочке, хоть и ведьме, совсем не нужна мать?

— Такая? Не нужна! — Попыталась как можно уверенней произнести младшая, но одинокая слезинка все же скользнула по ее щеке. — К тому же у нее будет самая лучшая в мире бабушка.

Некоторое время стоящие друг напротив друга ведьмы состязались взглядами, поскольку не в них натуре было сдаваться или проигрывать.

— А ты подумала, каково будет нам с ней здесь? Что скажут остальные? — Старшая предприняла новую попытку образумить дочь.

— Не смеши меня, мама! Неужели ты, великая и ужасная Серафима Иреева, Высшая Ведьма Природы и инициированная Баба-Яга, допускаешь мысль, что найдется хоть один самоубийца, который не то, чтобы сказать, а даже посмотреть как-то не так в твою сторону посмеет? — Не удержалась от шпильки младшая.

— А я не за себя волнуюсь. Я-то уже старая, больная женщина, одной ногой, стоящая в могиле… — Начало было, пожалуй, самая опасная и сильная ведьма всех времен и народов.

— Ой, только не начинай! Ты же чисто из вредности еще и внуков Лии переживешь! — Перебелила ее дочь.

— Ты совершаешь самую большую ошибку! — Внезапно выкрикнула старшая.

— Нет! Этот мир не для меня и я больше не могу притворяться, что это не так. — Очень и очень устало проговорила младшая и подняла на свою мать полный отчаяния и тоски взгляд.

— Но…

— Хватит! — Снова закричала она, перебивая новый аргумент, который хотела преподнести ее мать. — Просто отпусти меня…просто отпусти…

Выговорив последние слова с отчаянной мольбой, младшая ведьма развернулась и понеслась к воротам. И на этот раз никто даже не думал ее останавливать. А через мгновение на внутреннем дворике их дома осталась одиноко стоящая ведьма, которая все еще не могла поверить, что это происходит и ее собственная дочь, бросила все ради чего женщины их семьи столетия жили и умирали. Старшая усмехнулась, какая ирония, что она, возможно, самая сильная ведьма из всех когда-либо живших, так и не смогла остановить свою дочь от опрометчивого поступка, который вероятно будет стоить ей жизни.

И в тот момент, она, кажется, забыла, что каждый сам выбирает свою судьбу, и ее дочь сделала свой выбор…какие бы последствия это не принесло. Правда, ведьменское сообщество никогда не сможет забыть эту ее слабость, пусть никто из них никогда и не сможет упрекнуть ее этим в лицо, но ведь у нее есть еще и внучка, которой рано или поздно, но все равно придется предстать перед остальными. И уж ее щадить никто не будет.

Но Олимпия была права, Серафиме было глубоко плевать на мнение остальных, а внучку она в любом случае сможет так хорошо обучить, что ее будут бояться, едва услышав ее имя или увидев ее лицо. Да, именно об этом думала Серафима, и явно предвкушая все это, едва заметно улыбнулась.

Единственной кто не разделял ее энтузиазма, была сама Мать Природа[1], которая волей своей старшей сестры богини Судьбы[2] стала свидетелем этой сцены. А потому она, хмурясь, размышляла над всем услышанным и в то же время обещала себе и стоящей ведьме, которая ее не видела и не могла увидеть, что она все это так просто не оставит. С этой минуты она будет пристально наблюдать за маленькой ведьмочкой Розалией Иреевой, которая обязательно будет счастлива, чего бы это не стояло. Ведь ведьмы этой семьи и вправду отдали слишком много, ради общего блага и никогда не требовали ничего взамен.

[1] Алгая — Мать Природа (Хозяйка лесов и полей) — Средняя сестра. Покровительница всех живых и не очень в целом, и природных ведьм в частности. Считается, что Ведьмы Природы (род Бабы-Яги) является ее прямыми потомками.

[2] Алтхеа — Богиня Судьбы или Всевидящая Мать — старшая из богов, сестра двух других, ведает и распоряжается судьбами всех живых. Покровительница прорицателей и целителей.

Глава 1. С чего все началось

Тихим летним вечером мы с бабулей сидели в саду и наслаждались тишиной. Три дня назад мы праздновали мой тридцать пятый день рождения. Под «мы» я, конечно, подразумеваю всех ближайших соседей, а точнее всех тех, кому не посчастливилось попасть нам на глаза, ну и тех, кто вообще мимо проезжал, и просто не успел спрятаться. В общем, скучно никому не было, а нам с бабулей еще и весело! Теперь по меркам ведьм я была совершеннолетней и могла делать все что захочу, когда захочу, и как захочу. Ну, и, конечно же, еще бывать везде где моей душе будет угодно, в том числе и присутствовать на шабаше. Чем меня бабуля и огорошила:

— Лия, солнышко, завтра нужно в город слетать, да платьице тебе новое прикупить.

— Зачем бабуль? У меня их полный шкаф, только одевать все равно некуда! — Ответила я, раздумывая над странностями ведьменской жизни.

А подумать было о чем. Вот если задуматься, почему совершеннолетие у ведьм, и только у них, наступает аж в тридцать пять? У людей вот в восемнадцать. Про другие долгоживущие расы, я, конечно, и не заикаюсь, поскольку у них там вообще все запутанно, но ведьмы? Наша магия полностью пробуждается и стабилизируется к восемнадцати годам, а на протяжении всей жизни растет только ее сила и резерв, от чего и зависит длительность всей этой жизни. То есть, чем сильнее магия, тем дольше проживешь, соответственно будешь медленнее стареть, и наоборот. Например, как моя бабуля, которая внешне выглядит максимум на сорок, но вот, сколько столетий она уже прожила, чтобы достичь этих «сорока», никто кроме нее и не знает, да и она вряд ли еще помнит. До тридцати пяти лет же нам приходится жить дома с родителями, или как в моем случае с бабулей, и обучатся дома без возможности куда-то выбраться. Хотя, конечно, другие более «общительные», чем моя бабуля, ведьмы раз в год вывозят свои несовершеннолетние чада на шабаш покрасоваться. С другой стороны, даже не знаю, кому из нас больше повезло: мне, которая никого не видела и ничего не знает, или другим ведьмам и ведьмакам, которых раз в год родители демонстрируют как экспонат на выставке. Хм-м, интересный вопрос…

1
{"b":"653709","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как понять, чего хочет мужчина. 40 простых правил
Как найти королеву Академии?
Кето-навигатор
Медлячок
Королевство Бездуш. Академия
Сердце Дракона. Книга 1
Царь Юрий. Объединитель Руси
Красотка
Советистан. Одиссея по Центральной Азии: Туркмени- стан, Казахстан, Таджикистан, Киргизстан и Узбекистан глазами норвежского антрополога