ЛитМир - Электронная Библиотека

Хоть Фредрик в тот момент и был похож на демона, разум он сохранил. И придумал способ, как спасти Дафниса и, возможно, еще один отряд сыщиков. В том месте было два тоннеля. В одном находились Дафнис и другие, в другой Тэас намеревался увести за собой врага.

– Не смей оборачиваться и даже думать о возвращении! – крикнул он Дафнису вслед, после чего раскрутился вокруг своей оси и стал осыпать стены и все вокруг черными лучами. Выиграв себе небольшую фору, Мойро побежал в противоположный тоннель. Иногда он останавливался, закидывая пространство демонической магией. Чтобы она клубилась еще сильнее, еще гуще, чем аура. Враг шипел, расходился в стороны, но быстро возвращался, сгущался вновь и бился о защитное поле Кьюлака. Фредрик бежал наугад, не ориентируясь на карту или память. Он выбирал те пути, которые были ближе и удобней, но главное – уводил ауру подальше от живых.

Бежал он так быстро, что вскоре ноги начали подкашиваться. Тогда его глаза искрились сильнее, и силы вновь появлялись. Искра между тем все больше овладевала им. Чуть более светлые шары, которые он с большим трудом научился делать, вновь перестали получаться. Любые его магические потоки и сгустки теперь были настолько черными, что позавидовал бы сам Фавластас, но Фредрику было уже все равно. От ауры трещали стены, однако он ловко развеивал ее, кидая шары вперед, и мчался дальше, в бесконечные темные коридоры. Дальше, дальше. Тоннелям не было конца. На тот момент враг был лишь чистой магией, пусть и разумной, но пока что не способной строить ловушки и обманывать. Для этого нужен мозг и мысли. А что было известно о разуме магии? Фредрик и сам лишь недавно узнал, что магия бывает разумной, и пытался понять, каков был этот разум. Нельзя было предугадать поступки врага. Он действовал почти без логики. Более привычная логика появлялась только в тех случаях, когда магия овладевала чьим-то телом.

Казалось, длительная погоня утомила не только Фредрика, но и врага. Аура стала вырываться из люков, вместо того чтобы продолжать погоню. Кьюлак остановился и тяжело оперся на стенку посреди тоннеля. Какой это был тоннель, в какой части подземелий – он понятия не имел. Просто стал дико кашлять, и ноги дрожали от долгого и очень быстрого бега в сочетании с метанием сильнейшей магии. Пока Фредрик там стоял, он успел сообразить, что его ощущения какие-то не такие. Да и бежал он уж слишком быстро и долго. Ему казалось, что он под землей полгорода без остановки пробежал. Постоянно при этом метал шары и использовал щиты. Он должен был рухнуть без чувств еще тоннеля два назад, но силы его только прибывали. Глаза даже видели по-другому, будто освещали совершенно темный тоннель, а ведь в начале своего мрачного путешествия он шел на ощупь. Фредрику стало не по себе. Он уже не кашлял, да и дыхание восстановилось. Подняв взгляд на люки, Тэас задумался: почему аура сдалась? Но через минуту он понял, что она не сдалась. Из всех люков в тоннели стали спрыгивать люди. Их было много. То были жители Фортона, которые обладали магией тайны и, к несчастью, оказались вблизи люков. Одного взгляда на них Фредрику хватило, чтобы понять, что перед ним были лишь пустые оболочки. Магия выжгла души этих людей, полностью уничтожила.

Тэасу ничего не оставалось, как защищаться черной силой. Стоит отметить, что использование черной магии и темной магии искры было не одним и тем же. Аура по-настоящему сторонилась лишь аданейщины, силы искры, но Фредрик старался ее больше не использовать, иначе рисковал уничтожить свою душу.

Он попал в сердце первой оболочки, затем сразил еще две, потом еще и еще. Враги уворачивались, а Фредрик вдруг ощутил необычное для него чувство: ему захотелось как можно жестче и быстрее истребить их всех. Он даже забыл, что недавно эти тела принадлежали душам невинных. Но этих душ больше не было, а тела были просто «одеждой» для магии. Их все равно надо было остановить. Однако Фредрика испугало само желание убийства.

У оболочек не было при себе оружия, даже пистолетов, ведь тела-то были простых прохожих. Они атаковали Фредрика лишь магией, и их становилось все больше. В какой-то момент Тэас подумал, что враг был и вовсе неистребим. Чем больше оболочек Тэас сражал, тем больше новых требовалось врагу, а это означало новые жертвы. Оставалось лишь прекратить атаку. Прекратить убивать тела, чтобы врагу не требовалось новых.

«Что ты делаешь? Убивай! Иначе погибнешь сам! Убивай, от них не убежишь! Все равно это лишь оболочки. Рано или поздно тебе или кому-то из твоего отряда придется их убить!»

Фредрик сумел задавить в себе эти мысли. Он прекратил атаку, развернулся и помчался дальше по тоннелю. Все еще шел дождь, и ноги вязли в воде. Наконец Мойро увидел впереди лестницу. Он не знал, куда она ведет, но в любом случае побежал в ее сторону. Вместе с водой из очередного люка прямо перед ним спрыгнул крепкий человек. Лицо его было бледное, а глаза горели магией тайны.

«Не души аданейщину, только так выживешь», – промелькнуло в голове Фредрика. Но он теперь давил искру, понимая, что в противном случае потеряет себя.

Оболочки тем временем окружили его и стали закидывать шарами. Уворачиваясь от ударов, а иногда и принимая их, Тэас пытался подняться по ступеням. В итоге вокруг него сгустилась аура. От слабости он разжал пальцы, отпустил лестницу и рухнул в воду. Оболочки ждали, пока он вынырнет, чтобы добить его, но он так и не появился.

Когда Дафнис уже практически выбежал из тоннеля, он столкнулся лоб в лоб с толпой сыщиков. Они тут же направили на него оружие.

– Это он! Арестовать! – приказал один из них, указывая на Дафниса.

Ученый чуть ли не взвыл от досады. У него совсем не осталось сил, а сыщиков было много. Все, что он мог, – это напряженно оглянуться во мрак тоннеля. Впрочем, это последнее, что Дафнис успел сделать. Служители порядка окружили его и окутали усыпляющим заклинанием. Противиться он уже был не в состоянии, поэтому сразу же рухнул на землю. Реальность для него утонула во тьме.

Глава 2. О правде и лжи

Экипаж вырулил к главному входу здания сыскной службы и плавно остановился. Впереди хлопнули дверью. Дафнис с трудом держал веки приоткрытыми. Возможно, сыщики рассчитывали, что он проспит дольше. Какое-то время он слышал лишь топот, голоса, хлопанье дверей, но за ним никто не приходил. Тогда он немного приподнялся с пола. Двигаться было непросто: ноги и руки были крепко стянуты. Какое-то время он шевелил пальцами и пытался высвободить запястья – все зря. Тогда он посмотрел через решетки на улицу. Было уже довольно светло, и противно моросил дождь, постукивая по крыше экипажа. Вода стекала с решеток прямо в кузов. А еще снаружи проникал прохладный ветер.

Наконец за ним пришли. Двери с решетками резко открыли, и двое крепких охранников со светящимися от накопленной силы глазами вцепились в Дафниса, поставив его на ноги.

– Уже проснулся. Следи за ним, а то выбросит какое-нибудь заклинание, – тихо сказал один другому.

– Не надо, – возразил Дафнис и хмуро посмотрел на тюремщика. – Я сам пойду. Ты что, слепой? Я выжат как лимон. Что я тебе в таком состоянии выкину?

После этих слов Ангарда ожидал получить крепкий удар в живот или хотя бы затрещину, но этого не случилось. До суда служителям порядка запрещалось применять силу к подозреваемым и даже к преступникам. Только в крайнем случае. Например, при попытке побега или во время преступных действий. Если бы Дафнис оказал сопротивление в тоннелях, они бы убили его на месте. Да и то лишь потому, что он был членом той самой банды. Но теперь они лишь внимательно следили за его поведением, искали признаки аданейщины, но так и не нашли.

– Попытаешься сбежать или использовать магию, мы вырубим тебя раньше, чем ты успеешь шевельнуть пальцем, понял? – все же предупредил один из них.

– Вы развяжете мне ноги?

– Понял?!

– Да. Я не сбегу. Куда?

6
{"b":"654156","o":1}