ЛитМир - Электронная Библиотека

Инкубийственные интриги — Ирина Смирнова

Глава 1

Жуан, догадывающийся, что следующие за ним мужчины, скорее всего, порвут его на ленточки, шагал за Урстенерой буквально след в след.

Но аусваинга резко остановилась, дойдя до комнаты Итшуана, так как именно сюда она прибежала в свое первое появление в крепости, здесь оказалась и во второе, отсюда все пошли в подвал… Дойдя до единственной комнаты, в которой она уже не раз побывала, женщина обернулась и с усмешкой произнесла:

— Тебя я есть не намерена, не заслужил.

Жуан, широко распахнув глаза, даже не сразу придумал что ответить, кроме как: «Не очень-то и хотелось…».

Но выдать эту банальность он не успел, потому что Урстенера, не обращая на старшего инкуба никакого внимания, ухватила за руку младшего, буквально втащила не очень понимающего, что происходит, Итшуана в комнату и захлопнула дверь перед носом у остальных мужчин.

— В картишки перекинемся? — нервно хмыкнул Эрстен.

— Мы и без карт знаем, кто тут главный дурак, — не очень осмотрительно сострил Жуан.

Но Алхор молча, не огрызаясь в ответ, просто взял остряка за ухо и таким образом провел по коридору до его собственной комнаты.

— Давай, рассказывай все то, что ей рассказал, — швырнув инкуба на кровать, старший аусваинг уселся на стул в центре комнаты, а Эрстен пристроился в дверях.

Жуан, уже успевший удобно вытянуться на покрывале, заложив ногу на ногу, оторвал голову от подушки и вытянул в сторону Алхора кулак с поднятым средним пальцем.

— Судя по тому, что ты еще жив, о твоем любовном увлечении Урстенера не знает? — спокойно поинтересовался Эрстен, с интересом наблюдая, как его командир заставляет тело наглеца выгибаться от боли. Слуга двух господ просто, а не инкуб… И всех умудрился разозлить.

В качестве ответа аусваингу тоже достался средний палец.

— Псих, — констатировал мужчина, пока Алхор вновь проводил воспитательную работу. — Ты же понимаешь, что мы все равно из тебя все вытрясем. У тебя было много времени на то, чтобы подумать, и раз ты все рассказал Урстенере, зачем упираешься и не рассказываешь нам?

Жуан и сам не мог внятно объяснить, с чего вдруг на него снова накатил приступ верности. Особенно с учетом захлопнувшейся перед носом двери и другого инкуба, развлекающегося сейчас вместо него в постели с аусваингой.

Но пока они снова сидели в подвале, на полу, рядом, спокойно разговаривая, что-то повредилось в его голове, не иначе. Куда-то исчезло дикое желание выплюнуть свою обиду, выдать, что помнит, как его убивали, и спросить, с вызовом глядя в глаза, что Урстенера при этом чувствовала…

Да и смысла не было — ясно же, что не ответит, потому что не убивала. Как такое могло случиться — не понятно, но эта аусваинга из одной с ним временной полосы его не убивала. Значит, его убьет она же из будущего, но тогда откуда запах?.. его запах на ней?..

— Ему скажу, тебе нет! — Жуан слабо махнул рукой на Эрстена и потом взглянул на Алхора: — Проваливай. Ты пока еще не в нашем клане.

— Вот как ты заговорил! — старший из мужчин недобро прищурился, но инкуб лишь скорчил устало-ехидную рожу и томно протянул:

— Ой, только не обижайся! Не принимай так близко к сердцу… Еще немножечко потерпи — и тебя подберут, раз пообещали. И начнешь размножаться в свое удовольствие.

— Надеешься, что раз главой клана будет Урстенера, ты сможешь ее уговорить позаботиться о твоей девчонке? — сжав пальцы в кулаки, Алхор едва себя сдержал, чтобы не поддаться и не отреагировать на подначку.

— Должен же я на что-то надеяться? — уточнил Жуан совершенно обычным тоном, словно не строил только что из себя скомороха.

Аусваинги переглянулись. Вытрясти из инкуба все силой было не трудно, но могло занять какое-то время. Возможно, он и правда о чем-то договорился с Урстенерой, раз та пожелала освободить его из подвала. Почему бы не подыграть Жуану, внезапно вспомнившему о своем месте в клане?

— Ладно. Раз у нас тут внезапный всплеск преданности, не буду вам мешать, — Алхор кивнул Эрстену и вышел.

Жуан выждал минут пять-семь, даже заставил себя встать с кровати и проверить, ушел ли аусваинг или подслушивает. Учитывая маниакальное желание знать обо всем, что происходит с Урстенерой, то, что он так легко сдался, было подозрительно. Но Алхор действительно ушел… Инкуб, нахмурившись, напряг все свои силы, чтобы просканировать эмоциональный фон в коридоре, и убедился, что рядом с дверью совершенно точно никого нет.

Тогда он снова лег на кровать, закрыл глаза и принялся рассказывать. Второй раз получилось легче, четче и более связно. Заодно вспомнил о том, что сам придумал Итшуана в бордель завести, чтобы мальчишка проинициировался и сбил со следа всех за ним следивших. Предусмотрительность никому еще не помешала…

Внимательно слушающий Эрстен сразу поверил, не потребовав уточнений и подтверждений. К тому же при всей дивности совпадений ничего неправдоподобного не произошло. Демоны постоянно что-то делят между собой, а сводные братья-ровесники в кланах аусваингов часто вырастают не друзьями, а соперниками. И в том, что брат Алхора задействовал демоницу, чтобы унизить своего основного конкурента и увести у него из-под носа выгодный заказ, тоже ничего удивительного не было.

— Ты же ей не говорил, что это она меня убила? — спросил Жуан, выждав какое-то время, пока Эрстен переварит услышанное. И, услышав немного удивленное: «Нет», почти с мольбой прошептал: — И не говори!.. — тут инкуб сообразил, что, может быть, аусваинг успел проболтаться Алхору, поэтому на всякий случай добавил: — Никому не говори! Пока… Я сам скажу!..

— Специально говорить не буду, к тебе отправлю. Но если будет нужно…

— Спасибо, — Жуан прекрасно понимал, что даже такую уступку он мог и не получить.

— И про Луизу… Если получится… Можно я сам?

Эрстен лишь плечами пожал. Нет, на самом деле ему даже стало жаль запутавшегося вконец парня. Да и не просил он ничего запредельного — просто дать ему возможность самому поговорить со своей бывшей женщиной. Правда, учитывая то, что из подвала его все же вытащили, вполне вероятно… при условии, что они переедут в другой мир, конечно, потому что в своем родном Жуану долго не продержаться.

«Материализация призраков» — это целая наука среди магов, но все равно недолговечно оно все. Таких, как Жуан, спасает только смена мира. А Урстенера вроде была настроена остаться в этом, причем конкретно в той реальности, где ей принадлежит почти целый город. Опять же с квестом этим от Матери Всего Сущего ничего не ясно. Надо бы успеть посетить храм, до того как его разнесут…

А еще неплохо было бы понять: нападение на храм — дело рук Алозии и Ратшхир-ре, брата Алхора? Или еще какие-то силы вмешаются? Интересно, что об этом думает Урстенера?

Изначально Урстенера рассчитывала перекусить привычным блюдом — Жуаном, но, обернувшись, встретилась с восхищенно-завороженным взглядом Итшуана и передумала. Старые привязанности надо искоренять, не давая себе поблажек.

За те месяцы, которые аусваинга провела в городе в одиночестве, боль потери затихла. Сейчас рана снова заныла. Но если они обновят связь, потом станет еще хуже, потому что любви уже нет. Со стороны Жуана ее и не было никогда, но по крайней мере была преданность. На осознанное предательство он пошел уже потом, после своей смерти…

Тут аусваинга мысленно обозвала себя дурой, потому что самый главный вопрос задать забыла. Как из головы вылетел!..

А ведь в начале разговора была такая прекрасная возможность, когда Жуан что-то ляпнул… что-то такое… О том, что раз убивать в этот раз его не будут, значит, можно спокойно посидеть рядом. Прекрасная возможность же была спросить: «А в прошлый раз кто тебя убивал?!», но от усталости, волнения и голода все из головы вылетело. Надо не забыть спросить потом… Потом…

Урстенера хищно улыбнулась, глядя на Итшуана, замершего у двери. Его большущие карие глаза сверкали опасливым предвкушением, аусваинга уже видела разгорающееся в них пламя. Инкубическая сущность рвалась наружу, чувствуя запах возбужденной женщины, запах жертвы.

1
{"b":"654500","o":1}