ЛитМир - Электронная Библиотека

– И поменяйте свое платье, Кристалина, – донеслось мне в след от Верховного. Я даже неудачно притормозила, опустив руку и наступив таки на длиннющий подол, – Приличные магнессы такое не носят.

Я поджала губы и, ничего не говоря, вернулась в свою комнату. Да, понимаю, что для насыщенных занятий и прохождения практики, у меня слишком вычурный и неудобный наряд. И, вероятнее всего нужно подобрать более удобную и практичную одежду, например, серого цвета. Но… это мой стиль и мой выбор! Если в Академии нет определенной формы и строгих правил, я буду носить то, что считаю нужным!

У меня было припасено сиреневое платье с меньшими кружевами и всего с двумя нижними юбками. Милое, простенькое и элегантное. Но я принципиально не стала его вытаскивать и начищать. В небольшой ванной комнате, дверку в которую я приметила не сразу, нашла все необходимые щеточки и почистила свое платье.

Накрасила яркой помадой губы и взбила повыше и попышнее прическу. Да, я в новом месте и здесь могут быть свои порядки. Но выйти на бал в том, в чем я хочу – мое право, и я не собираюсь выспрашивать ничьего совета.

А уж после услышанного приказного тона до жути захотелось сделать все наоборот. Терпеть не могу, когда мне указывают.

Я посмотрелась в зеркало и фыркнула: гордо вздернутый носик, пухлые крепко поджатые губки и куча сумасбродства в глазах… Да он просто не понимает, кого принял в студентки и кому объявляет войну. Не даром меня в детстве называли демоненком… Я ему покажу, как позорить мое платье перед всеми!

Снова пришлось взять себя в руки, чтобы не потерять перед балом зрение. Я несколько раз прошлась вдоль по комнате, считая шаги и прислушиваясь к доносившимся из открытого окна звукам.

Все стихло, и теперь можно было наслаждаться пением птиц и шумом елового леса…

Снова встала перед зеркалом и вгляделась в свое возмущенное бледное лицо. Сама-то я, как и Верховный, могу похвастаться матовой кожей и благородной бледностью…

Свою позицию по отношению к директору за эти полчаса я сформировала ясно и вполне бесповоротно. Я в этих делах упряма и даже матушка меня корила, что я не гибка и не могу прощать людям ошибки. Вот и теперь, я поняла для себя одно: пусть он говорит, что посчитает нужным, и делает сам, как ему вздумается, но я … я все равно буду делать по-своему!

И по этому вопросу у меня зеркальная жирная точка.

Глава 4

Два часа пролетели в один миг, но я не сидела без дела. Заветная книжечка и безупречная память – те две составляющие, которые довели до икоты мадам Треумболл в Райтенвилле, мадам Фаудс и мадам Клоудмс в Стендельвилле и многих других доблестных мамаш, не желавших признавать ошибки своих детей и особенное недостойное поведение последних. А с тех пор, как умер мой бедный папочка, свою девичью честь, а заодно и честь семейства Вандерос, приходится отстаивать мне.

И теперь, хитро посмеиваясь, я достала из чемодана маленький мешочек с порошком, купленный еще полтора года назад в Стендельвилле. Освирд, продавший его мне, не подозревал, что милая барышня с наивными глазками фарфоровой куколки будет использовать его не по назначению – чистить заговоренное стекло своей прабабушки, чтобы из него не вылезала плесень и бактерии, а с размахом мстить одной высокородной мадам.

Я сверилась с заклинанием в книжечке и в уме прикинула общее количество участников: первокурсников – восемь, из которых девушек – всего трое. Итого – три платья… Сколько всего учится студентов в Академии – я не знала, но, судя по любопытным лицам в окошечках во время экзамена – не более пятидесяти человек, а может, и того меньше. Значит, я могу обойтись двумя щепотками порошка, вот только нужно заранее найти в бальной зале огромное, широкое зеркало.

А оно там присутствовать должно! Девушки всегда бросают взгляд на себя в подобное зеркало и поправляют прическу, поэтому обычно оно висит в холле перед входом в бальную залу. Я вспомнила последний случай моей мсти, когда призрачная стража безрезультатно допрашивала мою ничего не понимающую маму, и ухмыльнулась. Уж тут-то они ее не вызовут, потому что ответственность за принятых студентов несет учебное заведение.

Только бы все получилось… Перед выходом еще раз сверилась с книжечкой и взяла веер. Бал, все-таки, увеселительное мероприятие, и я надеялась не только показать свой характер, но и немножко потанцевать.

При выходе из комнаты столкнулась с Льюисом – парень со скучающим видом стоял напротив, подперев стену плечом. На нем был костюм чуть получше того, в котором мы встретились у чугунных ворот, но все равно не слишком подходящий торжественному мероприятию: коричневый потертый сюртук и зеленого цвета штаны, заправленные в высокие, с голенищем до середины икры, сапоги черного цвета. Тоже, кстати, весьма поношенные, и зияющие беспардонно дыркой на мыске.

А нужно сказать, я очень не люблю неряшество и старую одежду, от которой всегда землистый и заплесневелый запах. Меня от такого тошнит.

– Ты готова? Знаешь, куда идти?

– Разберемся…– процедила я, и еще раз оглядела его одежду, – Нет, не могу на это смотреть. Так дело не пойдет, – схватила за руку ничего не понимающего парня и втянула в комнату и захлопнула дверь, – Стой тут… У меня, вроде, было нужное средство.

Бросилась к чемодану, который на всякий случай припрятала под кровать, и стала разбираться в своих запасах. Так как никогда не знаешь, что случится с тобой в следующем городе, и с какими ситуациями придется бороться, я всегда держала с собой всего понемножку.

После того, как постельные принадлежности и сменное белье оказалось на кровати, а поверх я накинула сиреневое платье, чтобы не показывать чужому человеку всю свою подноготную, вытащила глубоко запрятанные мешочки с зельями и порошками, и бегло пронеслась по инструкциям.

– Так… вот этот вроде нам подходит – накладывает стойкий морок на десять часов. Как раз для бала хватит… но есть условие, – я скривилась, – нужно при наложении иметь наглядный пример… А у меня как назло, ни фотокарточек, ни каталога последнего сезона модной одежды…

– Крис, не надо, – Льюис с любопытством оглядывал мою комнату, – Итак сойдет. Все же я – крестьянин, от меня не ожидается ничего приличного… А твоя комната хороша. Моя кровать в два раза меньше и нет отделки на стенах…

– Все дело в положении, – я деловито запихала все обратно в чемодан, а нужное зелье спрятала в потайной карман платья. Пусть говорит, что хочет, но я не позволю ему расхаживать рядом со мной в таком виде, – Раз я наполовину дворянка, то и условия проживания у меня лучше. Вообще, слышала, в некоторых Академиях по двое и по трое селят. Нам повезло, что руководство данного заведения не экономит на площади. Всё, я готова.

– Ты не собираешься сменить платье? Ведь Верховный сказал…

Но я резко встала и демонстративно одернула итак идеально сидящую юбку:

– Плевать, что он сказал. Мое право идти на бал в том, в чем я считаю нужным. И прошу не заводить при мне подобных разговоров…

– Ну, тогда ладно, – скуксился парень, будто за неповиновение накажут его, – Пойдем во двор, там спросим у кого-нибудь дорогу.

Мы почти сразу наткнулись в коридоре на красиво одетых студентов, правда, весьма хмурых, но нам любезно подсказали, где находится парадная зала. Стоило выйти из левого крыла, где располагалось общежитие, и обойти Академию кругом. Сзади, почти в самом лесу, была небольшая каменная пристройка, и вход в нее представлял собой маленькое крылечко.

Подходя к ней и оглядывая собирающуюся толпу, я внутренне похлопала в ладоши: судя по разноцветным красивым платьям, все сплошь с пышными юбками, кринолином и отделанные разного рода кружевами, никаких строгих или необычных требований к одеянию не было. Но и в красном цвете была только я одна.

И вот мы, наконец, дошли до зеркала. Я с любопытством огляделась: студенты проходили внутрь, искоса и мимолетом взглянув в подвешенное на уровни груди зеркало.

6
{"b":"655425","o":1}