ЛитМир - Электронная Библиотека

Похоже, Хелен не все постит в «Фейсбуке» и в «Инстаграме». Так, кандидат № 1 накрылся. Правило предельно ясно: никакой полиции, никаких силовиков. Рейчел берет телефон и блокнот. Кандидат № 2 становится Кандидатом № 1.

Тоби Данлеви.

Рейчел просматривает фейсбук-новости Хелен Данлеви. Хелен она выбрала за горячую потребность изливать душу каждые полчаса. Хотя она казалась очень приятной дамой и хорошей матерью. В общем, попадание стопроцентное – хорошая мать, которая сделает все, чтобы вернуть ребенка.

Рейчел тщательно изучает Майка, супруга Хелен. «Стандард чартерд» – фирма до скучного солидная. Майк наверняка стрессоустойчив и зарабатывает достаточно, чтобы заплатить выкуп. Он англичанин, но много лет жил на Манхэттене. Он ведет фуд-блог и недавно выложил смешной пост под заголовком «Курица из яйца, или „Забарс“[18] из Верхнего Вест-Сайда?». Еще один приятный человек, не из тех, кого хочется пропустить через мясорубку.

С другой стороны, такую мясорубку, как устроили Рейчел, не пожелаешь и врагу. Неужели других вариантов нет? В голову ничего не приходит. Следуй за Цепью, и все. Будешь следовать за Цепью – вернешь своего ребенка. А если не будешь…

Сотовый звонит, когда она просматривает тамблелог Тоби. «Неизвестный абонент» – высвечивается на дисплее.

– Алло! – неуверенно говорит Рейчел.

– Как твои дела? – интересуется голос.

Это тот, кто пользуется устройством для изменения голоса. Тот, чей звонок утром застал ее на шоссе I-95.

– Кто вы? – спрашивает Рейчел.

– Твой друг. Друг, который скажет правду, какой бы горькой она ни была. Ты ведь философ?

– Ну да…

– Знаешь ведь, как говорят… «Живущее есть лишь род мертвого, и притом весьма редкий род»[19]. «Колыбель качается над бездной»[20]. Твою дочь зовут Кайли, да?

– Да. Она очень хорошая девочка. Она все, что у меня есть.

– Если хочешь, чтобы она осталась в мире живых, если хочешь вернуть ее невредимой, придется самой сделать грязную работу.

– Понимаю. Я как раз изучаю потенциальные объекты.

– Правильно делаешь. Молодец. Листок и ручку найдешь?

– Да.

– Записывай: два три четыре восемь три восемь три. Далее латинские буквы H U D Y K D Y и цифра два. Повтори!

Рейчел повторяет.

– Это учетное имя нашей части Цепи на «Викре». На мессенджере «Викр». Скачай его себе на телефон и отсылай этому пользователю информацию о потенциальных объектах. Кого-то из твоих кандидатов могут отвести. Порой мы отводим всех кандидатов, порой предлагаем своих. Ясно?

– Да вроде бы.

– Ясно или нет?!

– Ясно. Послушайте, с этой частью задания мне понадобится помощь. Марти, своего бывшего мужа, я привлекать опасаюсь. Он и в полицию обратиться может.

– Так не привлекай его, – быстро советует измененный голос.

– Его старший брат Пит служил в морской пехоте, но с правоохранителями никак не связан. Мальчишкой он часто конфликтовал с полицией, а год назад попал под арест в Бостоне.

– Это ничего не значит. По слухам, бостонская полиция за любой чих арестовывает.

Тут Рейчел мерещится тень шанса. Крохотное зернышко, которое может и не проклюнуться, но тем не менее.

– Ага, – отзывается Рейчел и с фальшивым безразличием добавляет: – Улицу неправильно перейдешь, развернешься не там, и все, арест.

– Да уж, – сдержав смешок, бормочет измененный голос, но мигом возвращается к делу. – Может, мы и разрешим привлечь деверя. Скинь мне по «Викру» информацию о нем.

– Скину.

– Умница. На лету схватываешь. Так мы и работаем уже много-много лет. Цепь поможет тебе, Рейчел, – обещает голос, и связь обрывается.

Коп в форме выходит из дома Паттерсонов и направляется к машине. Венди встает у двери и машет ему.

Пора уезжать. С этой улицы. Из этого городка.

Рейчел вставляет ключ в зажигание, и в карбюраторе хлопает. Коп поворачивается и смотрит на нее. Что делать Рейчел? Только помахать ему в окно. Вот еще один человек засек ее сегодня за подозрительным занятием.

По шоссе 1А Рейчел едет до Рольфс-лейн, затем на автомагистраль и через мост на остров Плам. В половине квартала от дома она замечает Стюарта, чудаковатого приятеля Кайли. Вот черт! Она останавливает «вольво» и открывает окно.

– Привет, Стю! – говорит она как ни в чем не бывало.

– Миссис О’Нил, то есть мисс Кляйн… Я… Я за Кайли беспокоюсь. Сегодня днем ни одной эсэмэски от нее не пришло. Миссис М. сказала, что Кайли приболела.

– Так и есть, приболела, – кивает Рейчел.

– Да? А что с ней?

– Кишечная инфекция.

– Ой, неужели? Вчера она хорошо себя чувствовала.

– Началось все внезапно.

– Да, наверное. Утром Кайли прислала мне эсэмэску, но ничего такого не написала. Я решил, она хочет прогулять доклад по египтологии. Это было бы глупо, ведь Кайли…

– Да-да, знаю, она спец по египтологии. Говорю же, началось все внезапно.

Судя по озадаченному виду, Стюарт до конца ей не верит.

– Ей полкласса написало, а Кайли никому не отвечает.

Рейчел пытается сочинить правдоподобное объяснение.

– У нас дома Сеть упала, вот Кайли и не на связи. Ей же теперь ни эсэмэску не отправить, ни в «Инстаграм» не зайти.

– И на сотовом денег не осталось?

– Нет.

– Хотите, я роутер посмотрю? Может, в нем проблема?

– Лучше не надо. Боюсь, инфекция и до меня добирается. Зараза есть зараза. Не хочу, чтобы и ты заболел. Кайли я обязательно передам, что ты про нее спрашивал.

– Ну, до свидания! – говорит Стюарт, тушуется под пристальным взглядом Рейчел, разворачивается и, помахав ей рукой, идет по дороге обратно.

Рейчел проезжает пятьдесят ярдов, оставшиеся до дома. Об этом она и не думала. Школьные друзья Кайли постоянно пишут ей эсэмэски и послания в мессенджерах. Если Кайли замолкает больше чем на час, в жизни подростков образуется гигантский вакуум. Правдоподобные отмазки скоро кончатся. Вот еще одна проблема вдобавок ко всем имеющимся.

19

Четверг, 17:11

Пит еще не добрался до дома, но терпеть больше не может. Целый день ведь в лесу бродил. Кожа горит огнем и зудит, зудит, зудит… Зуд, который не унять, так ведь писал старик Де Квинси?[21]

С шоссе 2 он гонит «додж-рам» на территорию национального парка «Гора Вачусетт». Там есть пруд, к которому никто не ездит.

Через спинку сиденья Пит тянется к рюкзаку, внимательно смотрит на дорогу, но поблизости ни души. Из рюкзака он вытаскивает пакетик высококачественного мексиканского героина. С тех пор как Управление по борьбе с наркотиками урезало список разрешенных наркопрепаратов, жизнь тех, кто получал лекарства через Совет по делам ветеранов, намного усложнилась. Какое-то время Пит заполнял вакуум через даркнет, но федералы активизировались и там. Героин раздобыть проще, чем оксикодон, а еще он гораздо эффективнее, особенно героин из Золотого треугольника[22] и новый из мексиканского штата Герреро.

Пит достает ложечку, зажигалку «Зиппо», шприц и резиновый жгут. Он варит героин, перевязывает вену, набирает разведенный порошок в шприц и щелкает по иголке, чтобы выпустить пузырьки воздуха.

Укол – и скорее, скорее убрать принадлежности в бардачок: вдруг он отключится, а у обслуги национального парка разыграется любопытство.

За лобовым стеклом осенние листья и лазурная гладь пруда. Красота деревьев уже меркнет, но многоцветье удивительно – и огненный оранжевый, и красный, и невероятный загорелый желтый. Пит расслабляется: пусть героин растворится в крови.

Пит никогда не изучал статистику и не представляет, сколько ветеранов так или иначе страдают наркоманией, но число наверняка внушительное. Особенно среди побывавших в горячих точках. При наступательной операции 2008 года абсолютно все бойцы его роты получили ранения или травмы. Со временем люди перестали обращаться к фельдшерам. Чего ради? Сотрясение мозга, сломанное ребро или растянутую спину в лазарете не вылечишь, а ты валяешься на больничной койке, пока твои товарищи расчищают дороги и разминируют мосты.

вернуться

18

«Забарс» – большой гастрономический магазин, называемый продуктовым раем, расположен на Бродвее, в Верхнем Вест-Сайде.

вернуться

19

Ф. Ницше. Веселая наука. Перевод К. Свасьяна.

вернуться

20

В. Набоков. Другие берега.

вернуться

21

Пит имеет в виду «Исповедь англичанина, употреблявшего опиум», автобиографическую книгу Томаса Де Квинси.

вернуться

22

Золотой треугольник – географическая зона, расположенная в горных районах Таиланда, Мьянмы и Лаоса (по некоторым источникам, также Северо-Восточного Вьетнама и Южного Китая), где в середине XX века возникла система производства и торговли опиумом с организованными криминальными синдикатами, связанными с местными и мировыми элитами.

14
{"b":"655505","o":1}