ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мда, Воскресенкий, как же ты в этом плане узко мыслишь. Знаешь, между проституткой и дамой полусвета всё-таки есть отличие, — следователь пинцетом достал бумагу из проявителя, — Ох, помню я знавал такую кокотку. Это было ещё до того, как я женился. Барышня обладала довольно сильными интеллектуальными данными. А что до её работы…Знаешь, Руслан, в наше время у женщины, особенно у крестьянок и дочерей рабочих, очень мало возможностей проявить себя. В общем, таким мамзелям труда не составит найти богатого покровителя, который и будет её водить по этим мероприятиям, а там…

— А там она уже разведает всю обстановку. Узнает, как проще проникнуть в дом и соберет информацию об охране. — докончил Руслан.

— Молодец, Воскресенский, далеко пойдешь! — похвалил следователь, опустив бумагу в ванночку для промывки, — Учитывая предполагаемый характер ранения нашей птички, то можно предположить, что на следующее дело она выйдет не раньше, чем через неделю, вряд ли ей позволят с этим затянуть. Поэтому нам нужно составить список будущих светских приемов, которые намечаются на следующей неделе и позже её, и найти то, на котором наша кокотка может появится.

— А что насчет господина Полканова?

— Я убежден, что мы имеем дело с бандой, в которой роль каждого очень четко определена, и каждый её член получает ограниченное количество информации. Я думаю, наша мамзель — мелкая сошка — а вот Полкан уже более крупная фигура.

— Вы думаете, он тоже в этом замешан?

— Интуиция подсказывает, что да, — Пётр достал бумагу из ванночки для промывки и окунул её в ванночку с закрепителем, — Я с Полканом знаком не понаслышке. Пять лет назад, я расследовал убийство одного воришки. Косвенные улики привели меня к Полкану, но ничего конкретного найти на него не удалось. Так что если я пойду в дом терпимости, то он сразу заподозрит неладное. Поэтому…Ты, Руслан, пойдешь туда.

— Э-э… Я? — юноша смущенно опустил взгляд.

Пётр закатил глаза и пробубнил про себя: "Сразу видно, что девственник."

— Это история случилась ещё до того, как ты стал моим помощником, — Пётр достал из ванночки фотокарточку и щепкой прикрепил её на верёвку, — Так что если ты туда пойдешь, то тебя примут за студента, который, наконец, накопил деньги для того, чтобы лишиться девства.

Пока Руслан пытался стряхнуть с себя смущение, Пётр смотрел на результат своей работы. Его метод оптографии сработал. Глаз следователя Перова зафиксировал девушку с необычной маской на пол лица, которая прижималась к книжной полке, держа руку на горле.

Подойдя к шефу, Руслан заметил, как он завороженно смотрел на фотокарточку.

— Здравствуй, птичка. — произнес с интересом следователь, улыбнувшись краем губ.

— Это маска и есть звуковое оружие? — удивился помощник.

— Маска…Тросы…И это, наверняка, ещё не всё. Однако меня волнует другое, — следователь Вахлаков прижал пальцы к подбородку, — Эти диковины она сама сделала или же в банде кто-то другой является гениальным конструктором.

Глава VII

Пока следователь Вахлаков ехал на трамвае поздно вечером, он изучал списки светских мероприятий на ближайшие две недели, а также приглашенных господ. Пётр и Руслан потратили на их составления целый день. Мельком пробежавшись по спискам, мужчина понял, что анализ займёт куда больше времени, чем он предполагал. Пётр, устало вздохнув, посмотрел в окно. Канаты с фонарями, которые были натянуты сверху, своим светом заменяли звёзды. Пётр даже уже стал забывать, как выглядят эти небесные светилы. От скуки мужчина начал считать фонари, которые встречал по пути. Один, два, три…На четырнадцатом Пётр не заметил, как уснул.

В полудреме ему привиделось, как он и его жена Маргарита стояли в главном городском соборе. Очередь, в которой они стояли, на поцелуй иконы Феодора Студита, который по мнению большинства жителей считался покровителем острова, продвигалась достаточно быстро. И вот когда очередь дошла до жены, Пётр почувствовал, как ему на плечо упали мелкие камушки. Удивившись этому, он поднял голову…

— Сударь, конечная! — голос контролёра заставил Петра резко вскочить с места.

Мужчина с широко раскрытыми глазами посмотрел на контролёра, а он лишь повторил своё сообщение. Вернув себе невозмутимы вид, Вахлаков вышел из трамвая.

За лесопарком стоял его старый двухэтажный дом. Пройдя через заросшую калитку, он увидел свою четырнадцатилетнюю дочь, которую в семье ласково звали Лёнечка, и шестилетних близнецов Мишку и Гришку. Миниатюрная девочка следила за своими братьями, качаясь на качелях, из-за чего её кучерявые чёрные волосы красиво развивались на ветру. Близнецы, одетые в матросские костюмчики, играли с игрушечными ружьями. Как только мальчишки увидели папу, они кинулись к нему в объятья.

— О, мои богатыри! — Пётр потрепал Мишку и Гришку по макушке, — Как служба? Хорошо ли дом охраняете?

— Враг не пройдет, милостивый государь! — одновременно ответили близнецы.

— Это точно! — спрыгнув с качели, подтвердила Лёнечка и обняла отца.

Когда отец и дети зашли в дом, из кухни в коридор вышла Саша, вытирая руки об передник.

— С возвращением, — улыбнулась старшая дочь, — Ты как раз к ужину.

Вдруг со второго этажа раздался хриплый голос, который спросил: "Сашенька, эта папа?"

— Да, матушка! Я сейчас поднимусь, — Александра развязала передник и отдала Лёнечке, — Накрой на стол. А вы, солдатики, не забудьте помыть руки.

Мишка и Гришка отдали честь, как настоящие солдаты, и побежали наверх, а Саша поднялась следом. Лёнечка же ушла на кухню. Пётр ещё раз убедился в том, что Александра фактически стала главой семьи. Пока он сам работает, она и о маме заботится, и за сестрой и братьями следит, при этом успевает работать портнихой в ателье.

Пётр отправился в гостиную, где семья обычно ужинала. Положив сумку с документами и трость на кресло рядом с камином, Пётр подошел к книжной полке, где стояли в рамках семейные фотографические картинки. Их было всего две. На первой были запечатлены новоиспеченные муж и жена. Это событие двадцатилетней давности Пётр помнил так четко, как будто это было вчера. Эту прекрасную блондинку с нежными чертами лица он всегда сравнивал с ангелом, который не понятно каким чудом оказался на не самой красивой земле, как Александроград. Перед богом он дал обещание жить с ней до конца своих дней. Все эти годы ему казалось, что счастливее человека, чем он, на всём острове не найти. И за эти двадцать лет в результате этой любви родились четверо детей: Александра, Елена, Михаил и Григорий. Вся эта семья была запечатлена на второй фотокартине, которая была сделана в прошлом году. В центре на кресле сидела Маргарита, за ней стоял Пётр, старшая дочь — по левую руку матери, а младшая — по правую, близнецы же сидели на коленях у ног матери. Это фотокартина была сделана за месяц до того несчастья, что пришло к ним…

— Вот так… — доносившийся из коридора, голос Саши сопровождали скрипучие звуки, — По тихонечку…Вот, мама, мы уже спустились.

Скрипучий звук стал громче. Когда кресло на двух больших колесах приехало в гостиную, хриплый женский голос произнёс: "С возвращением, Петруша." Пётр повернулся к своей жене. В кресле сидела женщина с осунувшимся лицом, которое "украшали" большое количество маленьких шрамов, её тусклые волосы были собраны в пучок. Люди, которые встречали Маргариту Сергеевну, могли увидеть только верхнюю часть её тела, низ же был скрыт под длинной шерстяной шалью.

— Как самочувствие, Рита? — Пётр, подойдя поближе, поцеловал супруге руку.

— Ничего нового, — тихо произнесла женщина, — Можно было и не спрашивать.

Вскоре вся семья села за столом. Как обычно, самой главной болтушкой была Лёнечка. Девочка пересказывала родителям, что она за день успела прочитать в научной энциклопедии, а Пётр старался делать вид, будто он впервые узнает эту информацию, чтобы потешить самолюбие дочери. Близнецы же не отрывали взгляд друг от друга. Хитро прищурив глаза, мальчики крепко сжимали свои ложки в руке.

10
{"b":"655707","o":1}