ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты хочешь, чтобы я врезалась в первый же столб? — я разозлилась не на шутку, — И как я могу идти на дело, если ничего толком не знаю о объекте?

— Ася, ты понимаешь о чём мы говорим? В этом объекте охрана смехотворная, к тому же ты знаешь её структуру. — Каренина подошла ко мне вплотную, у меня по коже побежали мурашки, — Так что не надо мне говорить, что ты ничего не знаешь?

— О чём ты? — спросил Герасим.

— Вот именно, о чём ты? — повторила я, нервно взглотнув.

— Я знаю, кто ты! — Каренина криво улыбнулась, — Мне про тебя такую интересную историю рассказали. Я подозревала, что ты чудная девка, но не думала, что настолько!

Мамзель положила руки мне на плечи, а затем прошептала на ухо имя. Моё настоящие имя. По моей спине пробежали мурашки. Каренина же с большим удовольствием ждала, когда я выдам свой страх.

— Ну, и что? — я вернула себе самообладание, — Моё прошло не помеха, даже наоборот. Оно идеальное прикрытие.

— Да, ты права, поэтому я больше не вернусь к этой теме. Просто хотела, чтобы ты знала, что я вкурсе. — Каренина отошла от меня на один шаг, — Ну что ж, давай чай пить. Герасим, ты с нами?

— Нет, меня работа ждёт. — Герасим подошёл к входной двери.

— Надеюсь, что эта работа связана с деньгами и документами. — Каренина открыла дверь.

— Не волнуйся. Ты и Полкан получите их сегодня вечером. — с этими словами Герасим покинул квартиру.

В первые минуты чаепития я и Каренина молчали, смотря в окно. Серое небо, грязные здания и яркие фонари на канатах. В детстве я читала одну книжку с картинками, сюжет которой разворачивался в Лондоне. Александрград — близнец этого города, только без Биг Бена и с мощными современными механизмами. И смотря на эту панораму, я ещё сильнее тоскую по Белянской слободе, по Гаврилу и… И по Марусе…

Я собрала волю в кулак, чтобы не заплакать, тем самым дав Карениной повод для злобных шуток.

— Так про какие документы ты говорила? — спросила я.

— Гвидон приказал уносить ноги. После задания я и Полкан уплывём на Большую землю, — объяснила Каренина, — Но ты не радуйся раньше времени. Адрес Веры находится в надёжном месте. Твоя работа ещё не закончилась. Можешь тут оставаться, если захочешь. Эта квартира всё равно записана на фальшивые документы.

— Вот оно что! А коли так, то дай мне с Верой поговорить.

— Ты с ней уже общалась два раза в этом месяце.

— Тебе так денег жалко? Ты и Полкан скоро уедите до неприличия богатыми. А мне немного то и надо.

Каренина задумалась. То ли в ней проснулась совесть, то ли ещё что-то, но так или иначе, она мне уступила. Придя в гостиную, Каренина подняла трубку телефонного аппарата и приказала мне выйти на балкон, чтобы я не слышала номера. Через минуту она вернула меня назад.

— У тебя пять минут. — сухо произнесла Каренина, отдав мне трубку.

Услышав робкий голос девочки, моё сердце дрогнуло, и я тихо произнесла: "Здравствуй, Верочка."

Глава XIII

Как и было оговорено за ранее, Пётр, одетый с иголочки, к шести часам вечера приехал к Алисе Миловановой, чтобы сопроводить её на приём к госпоже Парусовой. Для такого случая, а также в целях предосторожности, мужчина побрился, зачесал волосы назад и надел очки с желтыми линзами в круглой оправе. И судя по тому, что Драган, открыв дверь, не сразу его узнал, можно было сделать вывод, что маскировка была удачной.

Пустив гостя в коридор, Драган поднялся наверх, чтобы известить хозяйку. Через какое-то время со второго этажа донеслось: "Jедан тренутак, Петар. Я спущусь через три минута." Пётр лишь хмыкнул и прижался к массивным перилам. Затем в его поле зрения вернулся Драган, спускающегося с лестницы. Вдруг из-под жилетки помощника упало с громким стуком на лестницу что-то мелкое. Потом оно покатилось вниз и завершило свой путь у ног Петра. Как оказалось, это был деревянный медальон на тоненьком шнурке. Следователь взял его в руки. Медальон, в котором не было застежки, был полуоткрытым. Открыв его, Пётр увидел на одной стороне рисунок, выполненный акварелью, на котором была изображена красавица со светлой косой, маленькими губами и покатыми плечами, а на другой стороне была подпись: "Я буду тебя ждать. Твоя Стана."

— О, господин! — воскликнул Драган, подбежав к Петру, — Опять шнурок развязался!

— Красивая. — молвил Пётр, отдав медальон, — Она на острове живёт?

— Нет, на Большой земле. Как только накоплю денег, я уеду к ней. — Драган опустил взгляд, — Я надеюсь, что госпожа мене отпустит.

— Не волнуйся. Я Алису давно знаю, так что рано или поздно ты ей надоешь… Причём во всех смыслах. — Пётр, на долю секунды подмигнув, цыкнул языком.

— Я и госпожа… — помощник смутился, — Это так очевидно?

— Повторюсь, я хорошо знаю Алису. Двадцать лет назад я сам через это прошёл. Ей тогда было всего семнадцать, и она почти не знала русского языка…

Наверху раздалось: "Ах, ово je младост", — затем Алиса спустилась по лестнице. Женщина была одета в платье модного силуэта из шелка цвета шампанского, поверх которого был черный шифон. На руках белые перчатки длиной выше локтя, на правой руке красовался золотой браслет, а левая рука держала ридикюль в тон к платью. Прическу помпадур украшал черный гребень.

— Как всегда эффектно, Алиса. — Пётр поцеловал руку женщины.

— Хвала. Ти тоже добро подготовился… — вдруг Алиса призадумалась, — Али нешто недостаjе… О!

Женщина ушла в зал, а когда вернулась, в её руке была трость с круглым набалдашником, в центр которого был вставлен желтый циркон.

— Я тебе не могу представити без трости, Петар.

— Благодарю. Ну что ж, нам пора ехать.

Алиса взяла Петра под руку. Перед тем как уйти, женщина сказала что-то на родном языке Драгану. Тот, как обычно, лишь молча кивнул.

Дорога до дома госпожи Парусовой была долгой. Пётр и Алиса сидели в экипаже, не сводя глаз с друг друга. Мужчина догадывался, какую мысль пытается передать ему спутница, не используя слова. Всё это для него казалось странным и смешным.

— Ах, ово jе младост. — с улыбкой произнесла Алиса, — Ти помнишь, Петар?

— Тебе было всего семнадцать, и ты почти не знала русского языка… — следующую фразу Пётр произнёс сквозь зубы, — А ещё ты была замужем.

— А разве ово било нэ забавно? — госпожа Милованова хихикнула, прикрыв рот.

— Нет. В последнюю ночь я был аки герой анекдотов, который прячется от разгневанного мужа. А опосля мне ещё долго снился господин Милованов с саблей в руке. Тебе тогда совсем не стыдно было?

— Прилично мало. Я нэ виновата, что господин Милованов, мир у ньеговоj души, бил импотентом. Тем более ти сам говорил, что жизнь без приключений скучна.

— Знаешь, Алиса, мне в управлении приключений хватает во как, — Пётр поднял ладонь над уровнем подбородка, — Особенно сейчас.

— То-то ти си нервозан. — Алиса положила ладонь на руку Петра, — Све ће бити у реду.

Пётр повернулся к окошку. Казалось бы, что сегодня вечером всё должно закончиться, однако сомнение продолжало терзать его мысли. Как-то всё слишком гладко идёт. Чтобы успокоиться, следователь стал вслушиваться в стук копыт автоматонов лошадей, однако тень сомнения аки заноза крепко засела в его голове.

Приехав на место, Петра и Алису, как и остальных гостей, у входа встретила сорокалетняя госпожа Парусова. Подойдя ближе, госпожа Милованова учтиво кивнула, а следователь Вахлаков поцеловал руку хозяйке, и во время этого поцелуя она передала мужчине записку. Пройдя со спутницей в коридор с мраморными колоннами, Пётр прочитал сообщение: "Я сделала всё, что вы сказали. Ваши люди прячутся в спальне, где находится ожерелье. Комнату я заперла."

В главном зале было полно народу. Одни слушали музыкантов, которые играли "Сказки венского леса" Штрауса. Другие стояли, держа в руках бокалы с шампанским, у стола с закусками. Третье собрались в маленькие кучки, чтобы обсудить последние сплетни Александрограда.

20
{"b":"655707","o":1}