ЛитМир - Электронная Библиотека

Ирина Кочерова

Тени Дикого Леса 

Глава 1

Редкие облака неторопливо проплывали по ночному небу. Яркая луна поднялась над верхушками деревьев и затопила всё вокруг бледным холодным сиянием. Несмотря на поздний час, темноволосый мальчик одетый в короткий красно-коричневый плащ, будто сшитый из осенних листьев, ловко карабкался по отвесной скале. Вот он достиг самой высокой точки, выпрямился во весь рост и устремил зоркий взор в сторону леса.

Как раз вовремя. На горизонте, почти сливаясь с тёмным небом, показалась быстро движущаяся чёрная точка. По мере приближения, она постепенно увеличивалась в размерах и через несколько минут на фоне круглой луны уже можно было различить размашистые крылья демона.

Излучающие свет медовые глаза мальчика расширились и на губах появилась озорная улыбка. Он вскинул над головой руки и энергично помахал, привлекая к себе внимание. Затем, с удивительным проворством цепляясь за каменные выступы неровной поверхности, стремительно спустился обратно к подножию скалы. Ещё раз взглянув на крылатую тень, он нырнул в неширокую расщелину и уверено помчался вперёд по созданному природой длинному коридору, легко преодолевая сеть запутанных лабиринтов и расставленные на пути магические ловушки.

— Папа вернулся! — разнёсся звонкий детский голос по громадному залу, отразившись многократным эхом от стен и сводов потолка.

Сразу несколько демонов обернулись на нарушителя благоговейной тишины.

— Вот и бежал бы скорее к себе, а то схлопочешь от Азариаса за плохое поведение, — строго глянул на него сидевший неподалёку воин.

— А вот и не схлопочу, — ребёнок самоуверенно тряхнул каштановыми кудряшками. — Папа сам говорит, что детей обижать нельзя.

— Так это он про послушных мальчиков говорит, а озорников вроде тебя нужно воспитывать. Расскажи-ка нам, Шами, зачем ты разрушил границу защитного контура? А если из-за тебя нас выследят?

— Не выследят, — мальчик нахмурился. — Я умею становиться незаметным, сливаться с темнотой получше даже, чем ты, Флеврети. А контур я разорвал… ну так папа всё равно же сейчас его снимет, — лукаво прищурился малыш, довольный, что выкрутился. — Не переживай! Чужих поблизости не было, я проверил.

— Так я за тебя переживаю, глупыш! Эх, дитя несмышлёное… иди уже, садись ужинать.

— О чём спор ведётся, друзья-соратники? — послышалось от одного из трёх входов в грот.

И тут же в арочном проёме возникла худощавая фигура рыжеволосого мужчины. Его не по-человечески яркие глаза, насыщенные сиреневыми оттенками, словно пронизанные закатной зарёй встретились с солнечным детским взглядом.

— Это Флеврети отчитывает меня за то, что сбежал на улицу. Но ты ведь не сердишься? Я был осторожен.

— Разумеется, сержусь. Правила создаются, чтобы их соблюдали. И как же мне командовать целой армией, если поведение собственного сына идёт вразрез с распоряжением сидеть дома и не высовываться? Я надеюсь, впредь ты не станешь подавать остальным пример непослушания, Самаэль? Не разочаровывай меня.

Мальчик часто заморгал и опустил голову. Кажется его подбородок начал чуть подрагивать, а глазки влажно заблестели.

— Я не хотел подвести…, — тихо пролепетал он. — Тебя не было две недели… Я ждал… Ты сказал, что вернёшься, когда луна станет полной. Я ждал…, — снова повторил он, пытаясь выровнять дрожащий голос.

Мужчина подошёл и опустился рядом на корточки.

— Я тоже скучал, Шами, и каждый раз, вспоминая твой непредсказуемый характер, очень волновался. Оттого и сержусь. Просто не хочу, чтобы ты однажды попал в беду. Мне будет очень плохо, если я потеряю тебя, — демон улыбнулся и ласково потрепал малыша по волосам, а потом глубоко вздохнул и притянул к себе хрупкое тельце.

— Я больше не буду..., — уткнувшись носом в плечо, уже едва сдерживал рыдания Самаэль.

— Верится с трудом, — хмыкнул инкуб. — Слишком хорошо я тебя знаю. Ну и пусть. Значит, будем больше тренироваться, учиться защите.

— Ладно, — мальчик отстранился и снова нахмурился. — Только больше так никогда не говори. Ну, что я подвёл тебя. Я ведь не повёл? Ты всегда можешь рассчитывать на меня.

— Да. Прости. Знаю, что могу. Хотя в силу твоего юного возраста должно быть наоборот, — мужчина весело подмигнул. — Как же хорошо, что мы можем положиться друг на друга, — он встал во весь рост, продолжая держать ребёнка за руку. — Ну что, ужин уже готов?

— Давно готов, — поднявшись со своего места, многозначительно закатил глаза Флеврети. — Поэтому позвольте прервать ваши задушевные беседы и давайте уже сядем за стол, пока еда окончательно не остыла.

Все переместились в соседний зал, служившей столовой и не уступающий размерами первому. Неяркий красноватый свет от множества небольших светильников, закреплённых на стенах и обтёсанных каменных колоннах, создавал специфическую атмосферу с примесью мистики и совсем не подходил для наведения домашнего уюта. Своды многометрового потолка терялись во тьме, но, похоже, никого из обитателей мрачного подземелья это не смущало.

Прислуга, состоящая исключительно из людей, так же находилась здесь и скромно дожидалась своей очереди в бесконечной череде блюд. Мужчины и женщины, с рождения зомбированные идеей преклонения перед Великими Князьями Запада, не испытывали ни страха на отвращения от ежедневных ужинов, стандартно переходящих в дикие оргии. Они гордились своим правом быть полезными всемогущим инкубам и, не задумываясь, шли на смерть, если от них того требовали.

— Что слышно из Дизайры? — обратился к новоприбывшему демону один из воинов. — Неужели на этот раз Астароту удалось убедить посольство Агуннары открыть доступ к миру Грёз?

— Ты задаёшь мне этот вопрос уже на протяжении семи лет, Соннелон.

— Ну так не будем нарушать традицию? Умоляю, Азариас, скажи, что и теперь враги наши остались ни с чем?

— Так и есть.  Совет в очередной раз отклонил просьбу Астарота, как и прежде аргументируя тем, что слишком расточительно для империи раздаривать магические миры. Мол сами виноваты: разрушили — теперь восстанавливайте, а то не напасёшься на вас…

— Прекрасно! Я очень рад. Так посольство уже покинуло Касторадо и до следующего посещения мы можем спать спокойно?

— Это когда нам доводилось в последний раз спать спокойно? — усмехнулся рыжеволосый демон. — По нашему следу выпущены лучшие ищейки правителя. К счастью, пока по ложному. Но князья жаждут мести. Вряд ли население Дизайры добровольно согласится покинуть Касторадо, даже предоставь Агуннара новый мир целиком в их распоряжение. Они не успокоятся, пока не сотрут нас в порошок.

— Мы сами сотрём их в порошок, — гневно вскинул кулачки Шами. — Пусть только попробуют к нам сунуться, да папа?

— Безусловно, — Азариас погладил мальчика по волосам. — А не пора ли тебе спать, Шами?

— Рано ещё. И вообще, как будто я не знаю, чем вы сейчас будете заниматься, — ребёнок обиженно нахмурился и искоса взглянул на стоявшую неподалёку молодую русоволосую девушку.

— И откуда же это тебе известно? — приподнял брови Азариас. — Снова нарушаешь запреты? — он обернулся к служанке, с благоговейным трепетом взирающей на демонов. — Отведи Самаэля в его комнату и будь с ним, пока не уснёт.

— Не хочу, — надулся Шами. — Она слишком пресная.

— А кого хочешь? — демон не обратил никакого внимания, когда девушка позади испуганно дернулась, не понимая, что с ней не так.

— Не знаю… Никого. Я сыт.

— Согласен с пацаном, — вздохнул с противоположного края стола Флеврети. — Уже подташнивает от этого однообразия. Неизменный вкус «священного трепета» ещё несколько столетий назад утратил для меня своё очарование.

— Желаешь отведать «священный ужас»? — подшутил над воином его сосед.

Азариас снова обернулся к побледневшей от волнения служанке.

— Я, кажется, тебя о чём-то попросил?

1
{"b":"656065","o":1}