ЛитМир - Электронная Библиотека

ПРОЛОГ.

Линда

Он меня не любит! Конечно, получил, что хотел и все. Такой же, как и все мужики. Зачем вообще в него влюбилась. Жила себе, никого не трогала, наслаждалась каждым мгновением свободы, а теперь! Запер в четырех стенах и бросил!

— Линда! — услышала голос Натки.

Глаза не открыла. И даже не пошевелилась. Следила за дыханием, чтобы ничем себя не выдать, а сама прислушивалась к доносившимся звукам. Легкие шаги приближались, потом скрипнули пружины, и матрац ощутимо прогнулся под тяжестью чужого тела.

Пришла, предательница! Еще сестра называется! А сама чуть что, сразу на его сторону вставала. Чуть ли не грудью прикрывала, чтобы я не смела на него ругаться.

— Линда! — повторила попытку дозваться до меня сестричка, даже за плечо потормошила. Вот только я сдаваться была не намерена.

Никому в этом стане врагов не могу доверять! Вот сбегу и все тут. Выжду подходящий момент, когда все будут так же как сейчас заняты исключительно собой и сбегу. Перспектива побега все больше привлекала меня, манила запахом свободы, ветром перемен! Да, вот возьму и сбегу, пусть они за мной побегают, поищут.

— Шия Махтан! — раздался встревоженный голос докторишки. Шаги его были тяжелыми. Брякнул неизменный чемоданчик врача о прикроватную тумбочку и потянулся, набивший оскомину, запах медикаментов.

И этого ко мне послал! Не, вы посмотрите! Нашел, кого посылать! На всю жизнь запомню этот противный безразличный голос:

— Ну, со всеми бывает. Девяносто девять процентов — это же не сто. Ну не расстраивайтесь вы так. Я уверен, что из вас выйдет самая счастливая мамочка.

Посмотрела я бы на него, когда б узнал, что сам беременный. Девяносто девять процентов — это же не сто! И почему мне так не везет по жизни? Даже тут я умудрилась попасть в этот один процент! Еще и Натка ржала надо мной, как лошадь.

Кто бы знал, как я устала от всего этого лицемерного участия. Никто меня не понимает, вот никто!

Хлесткие удары по щекам были очень неожиданными. Я чуть себя не выдала визгом. Но стоически их выдержала, чуть не разревевшись в голос. Ну, ему за это Викрам еще устроит. А глаза все равно не открою, пусть понервничает. Я ему еще припомню его девяносто девять процентов. Он еще у меня попляшет. Пусть последний месяц, но он меня в страшном сне скоро видеть будет.

— Линда! Что с ней, доктор? — голос любимого заглушил все остальные.

Приперся! Я уже тут десять минут изображаю мертвую, а он только сейчас приперся! Он меня точно не любит!

Родной запах наполнил комнаты, любимый голос заставил сжаться от жалости к себе мое сердце. Как ему это удается, только появился, и я уже плаксивая лужица у его ног, готова простить ему все прегрешения и издевательства. Вот как?

— Любимая, что с тобой? Линда, открой глазки, — молил причина всех моих бед, но я терпела, изо всех сил терпела.

— Я не понимаю, что с ней, — невозмутимо ответил за меня докторишка. — Такое впечатление, что она притворяется,

Это кто тут притворяется? Как возмутительно! Да это они тут все притворяются, что им дело есть до меня, несчастной, а сами бездушные. Бросили меня совсем одну! Даже поговорить не с кем! Притворяется! Так захотелось показать ему кулак. Ну, ничего, он еще у меня попляшет. Я буду мстить!

— Эта может, — поддакнула Натка, которая уже давно на молодого докторишку-манаукца глаз положила.

Что-то большое и жаркое нависло надо мной, маняще пахнувшее Викрамом. Нависло, но руками прикоснуться явно боялось.

— Линдочка, открой глаза. Ну что опять не так? Я же оставил тебя на двадцать минут. Что случилось за такой короткий срок? — с тревогой в голосе упрашивал ответить Вик.

— Ты меня бросил, — буркнула я, устав лежать без движения.

Да и ребенок, услышав голос отца, занервничал, решил попинать маму на радостях.

— Любимая, я не бросал тебя. Я на работе был, — как маленькой объяснял мне любимый, осторожно прижимая к своей груди, устраиваясь на краешке кровати.

— Конечно, там же у тебя красавица-секретарша, — пробурчала, обнимая его в ответ.

— Нет у меня секретарши, он мужчина! — вспылил Викрам и отодвинул от себя, гневно воззрившись мне в лицо.

Ну да, конечно, кто ж тебе поверит? Если до сих пор даже не показал, где работает. Камеры понатыкал по всему жилому блоку, а в кабинете отказался. Что ему скрывать? Девок голых, чего еще-то! Подопечные совсем распоясались в последнее время, может уже кто на мое место метит!

Слезы набежали на глаза, и любимый сразу успокоился.

— Линда, дай мне поработать, прошу. За двадцать минут я ничего не успел сделать. Ну прошу. Мне нужно два часа.

— Два?! — взвилась я.

Нет, он точно меня не любит! Два часа без него!

— Хотя бы час, — вкрадчиво прошептал Вик.

Всхлипнув, вытерла лицо руками и милостиво разрешила:

— Но только час! Хорошо?

— Да, ровно час! — твердо произнес Вик.

Встал с кровати и развернулся ко мне спиной. Не, ну вы видели! Кашлянула, привлекая внимание любимого к себе.

Тот медленно обернулся.

— А поцелуй? — поинтересовалась у него.

Вернулся к кровати, порывисто схватил за предплечья и поцеловал так, как я люблю: страстно и напористо. Застонав от удовольствия, прикусила ему губу, вызывая ответный стон. Но, вырвавшись из моего захвата, Вик отстранился, аккуратно укладывая меня на подушки.

Заулыбавшись, находясь в волнах удовольствия, я пропустила момент, когда он оставил меня в окружении своих прихвостней. Улыбка потухла, настроение упало. Сидят, смотрят на меня укоризненно.

— Что? — с вызовом спросила.

— Если вы не прекратите так делать, то он скоро больше не придет, — назидательно начал докторишка.

— Я вот помру вам на радость, а он вам голову оторвет, уже мне на радость. Так что, я его всего лишь тренирую. Вдруг у меня приступ, а вы десять минут на меня не обращали внимания. Десять минут! Вы бы меня не спасли, вдруг это была бы не ложная тревога! Так что впредь будьте оперативнее. Вы же доктор!

Отчитала от всей души. Ши Трона вскочил, растеряв налет спокойствия, и пулей выбежал прочь, забывая свой чемоданчик. Натка подмигнула и, прихватив его, направилась догонять красавчика, как она уверяет. Я вот сомневаюсь. Урод уродом. Как внешне, так и внутренне. Первый раз вижу такого противного манаукца — «ботан», однозначно!

ГЛАВА 1.

Линда

Мысль о побеге манила, как оазис в пустыне. Да, именно так! Как навязчивая идея. Особенно после обидных слов Вика: «Когда закончится этот дурдом!» Обида всколыхнулась во мне с такой силой, что я не нашлась, что ответить. А он ушел, оставив меня одну. Дурдом. Вы посмотрите на него. Он устал от дурдома! А я не устала мучиться? А мне не больно? Да я уже не сплю ночами из-за того, что ребенок в ребра упирается! А я… Да мне… Еще и припомнилось его вечное изречение, что я сумасшедшая. Сам запер меня, чуть ли не приковав к кровати. А мне и лежать неудобно и сидеть не в любой позе. И вообще, это я пострадавшая сторона, а не он!

Все, надоело! План созрел на раз. Охранники обедали, Натка умчалась на свидание, Викрам на работу — благодать! Кради меня — не хочу! А еще кто-то вещал, что вдруг меня похитят, я же такая ценная!

На два, я незаметно собрала самые необходимые вещи. Сумочка получилась не очень большая, так как решила брать деньгами, на которые закуплю все остальное.

На три, я радостно неслась в сторону зала прилетов. Меня никто не остановил, никто даже помыслить не мог, куда я направлялась. Встречные только здоровались и уходили по своим делам. А мне нужно было использовать свой шанс именно сейчас, пока я еще на станции. Иначе после родов планировалось переселение на планету Новоман. Очень оригинальное название, которое придумал президент манаукцев. Новый Манаук — сколько пафоса. Нет бы, что-нибудь лирическое предложил. Но остальным понравилось. Так вот, с планеты мне точно не сбежать будет. Никто не даст.

1
{"b":"656180","o":1}