ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Пролог

— Экзорн, нам необходимо сделать три медальона, — сказала миловидная тёмненькая женщина по имени Лиззи, укрываясь в облакотного оттенка балахон.

Когда Лиззи только увидела этот дом, она решила, что в нём тесно жить даже одному, но внутри оказалось куда более просторно. Хотя всё везде было заставлено самыми разными вещами: колбами, магическими камнями, порошками, странными меняющими цвет жидкостями, огромным количеством книг и обычных страниц, словно вырванных. На самом деле это были черновики Экзорна, написавшего немало полезных книг.

Несмотря на то, что высокий сгорбленный худощавый старичок с очками выглядел неряшливо с постоянно задранным серым плащом, разными по размерам и виду ботинками и синяками под глазами, он выдавал себя за крайне внимательную к мелочам личность. Хотя в основном Экзорн приглядывался лишь к мелочам волшебства. Да и ещё Лиззи ловила себя на мысли, что никогда не сможет привыкнуть к этому смешанному запаху в помещении: трава, магия и моча.

— Три медальона? — нервно переспросил старик, не поднимая глаз с порошка, в которую добавил какую-то красную жидкость — раздался взрыв, и лицо Экзорна окрасилось в розовый. — Такое простецкое дело поручите мастеру, а не мне! Я не занимаюсь украшениями!

— Нам нужно сделать из них вместилище.

— Вместилище? Это ещё с чего вдруг? И что вы туда намерены поместить?

— Мы не можем этого сказать, — сказал мужчина, стоящий рядом с Лиззи. Молодой человек, которого звали Питер, выделялся своим маленьким носом с небольшой горбинкой, яркими голубыми глазами и длинными тёмными волосами. На тело он накинул такой же балахон, что и у его любимой, необычного белого цвета. — Для твоей же безопасности.

— О, моя безопасность превыше всего! Но каких хотя бы размеров ваш предмет? — недовольно требовал ответа Экзорн, перебирая травы.

— Примерно такой, — показала руками Лиззи. — Овальный.

— Да всё равно, какой формы! Создать три медальона — не проблема. Но вот с вместилищем я не уверен.

— Я помогу тебе с этим. Я знаю примерное заклятие.

— Примерное заклятие даже я не знаю! — угрюмо огрызнулся Экзорн, облизнувшись, поправил очки и взмахнул руками. — Но да ладно! Какие медальоны вам нужны?

Лиззи переглянулась с Питером. Тот кивнул, и женщина достала из внутреннего кармана в своей одёжке маленькое золотое солнце на цепочке и протянула Экзорну со словами:

— Вот таких ещё два.

— Медальон, разумеется, чудесный, но зачем вам три таких?! — удивлённо восклицал Экзорн, взяв украшение, но затем резко махнул рукой: — Ай, чёрт с ним! Ради моей же безопасности знать не желаю! Как только я всё сделаю, я дам вам знать. А сейчас кыш, кыш, кыш! Мне нужен воздух! — Экзорн упорно прогонял гостей из своего дома, словно назойливых мух.

Лиззи и Питер поспешно вышли, и дверь за ними громко захлопнулась. Это могло показаться наивысшей грубостью, но Экзорн Странный давно прославился из-за своего отрешённого поведения к людям. Он не любил, когда ему мешали работать.

Лиззи взяла руку своего любимого под локоть, и они отправились по тропинке к ещё одному дому, намереваясь навестить Элизу и Нордмана. Они постоянно проводили время вместе и стали настоящей семьёй, особенно их дети очень любили проводить время друг с другом.

— Ты думаешь, это хорошая идея? — спросила Лиззи. — С медальонами.

— Думаю, это замечательная идея. И наши дети будут в восторге от очередного внепраздничного подарка, — усмехнулся Питер. — Главное, чтобы Сэмюель не узнал про Артефакты.

— Я уверяю, что он не знает про них, — уверенно ответила Лиззи, но затем вдруг произнесла: — И всё же я волнуюсь, Питер, что-то не даёт мне покоя. Ты что-нибудь видел в будущем? Заглядывал?

Лиззи упорно дожидалась от Питера ответа, словно от этого зависела чья-то жизнь. Сама она не могла смотреть в будущее, как её муж, но он в последнее время перестал делиться видениями, и это её насторожило.

— Будущее постоянно меняется, дорогая Лиззи, ты ведь это знаешь.

— И всё же ты замкнулся. Почему ты не рассказываешь?

Питер невольно сжал руку Лиззи, глянув на её татуировку в виде перевёрнутого треугольника, и едва заметно вздохнул, но женщина заметила это. Однако не стала настаивать, ведь доверяла мужу. Если он не рассказывал о будущем, значит, на то были причины.

— Лиззи, ответь мне, чем сейчас занимается Сэмюель? — вдруг спросил Питер.

Женщина украдкой взглянула на него, попытавшись разгадать, о чём думал её любимый, но лицо Питера оставалось бесстрастным.

— Ты знаешь ведь, что появились хранители стихий. Всё время уходит на их обучение.

— Но зачем их обучают?

Лиззи ответила не сразу. Вокруг их пели клювокрыли, всего несколько маленьких птичек сидело на деревьях, но казалось, что здесь проводился целый хор стаи от огромного количества звуков.

— Сэмюель не хочет, чтобы подобная ему сила пошла против него. Он боится, Питер. Я таким его ещё не видела.

Питер невольно нервно дёрнул губой, боясь услышать именно это. Сэмюель всегда был добрым ко всем, заботливым и храбрым. Все маги сравнивали его с Мерлином, уважали его слово и благодарили. И после того случая, после предупреждения Посланницы о том, что большая сила может подчинить разум ослабевших в душе людей, Питер не переставал думать о том, что же их ждёт. И часто заглядывал в будущее, хотя этого делать нельзя. Чем чаще заглядываешь будущее, тем меньше вариантов остаётся, пока не закрепится нечто одно, чего избежать не получится.

— Давай поспешим, — сказал Питер, и они с Лиззи ускорились.

Перед ними открылась просторная площадь, окружённая кустами и деревьями, в середине которой прорастал старый дуб. В его зелени помимо разноцветных цветов поблёскивали драгоценные камни, а ствол был покрыт необычными письменами на ялмезном языке.

Лиззи и Питер спешно обошли дуб и прошли всю площадь, выходя на дорожку из камня, ведущую к знакомому дому друзей. Яркое в бежевых оттенках двухэтажное сооружение с широкой верандой внезапно съёжилось, помрачнело, и даже некогда прекрасный сад потускнел, словно от некой тёмной силы. Дом выглядел так, словно его давно забросили, оставив гнить в одиночестве. Дверь кто-то вышиб, в разбитые окна влетал ветер, подгоняя занавески с безумием отплясывать.

Лиззи встревоженно переглянулась с Питером, и они оба, не сговариваясь, забежали скорее внутрь, перепрыгивая через ступеньки.

— Элиза!

— Нордман!

Внутри перед ними предстала ещё более ужасающая картина. Побитая, перевёрнутая мебель, посуда, картины были разбросаны по всем комнатам, словно в дом ворвался ураган. Или, быть может, здесь произошёл жестокий неравный бой.

— Великая Сила, — Лиззи невольно прикрыла рот руками, чувствуя горечь в горле и не зная, на чём сфокусировать взгляд.

Питер в немом ужасе перешагивал через поваленную мебель, оглядывался и мрачнел с каждой секундой.

— Питер, где же они? Где их сын? — тихо спрашивала Лиззи, выдавая дрожь в голосе.

Они вдвоём медленно вошли в ближайшую широкую комнату и с ужасом охнули, замерев на месте и боясь пошевелиться. Элиза лежала на разбитом столе и невидящим взглядом смотрела в сторону Нордмана. Мужчина прислонился к стене. Его ноги и руки укрыли толстые корни, вылезшие прямо из пола, и взгляд не выражал ничего живого.

Лиззи бросилась к подруге и в ужасе замерла, не зная, что делать. Она не могла поверить, что это произошло. Всё ведь складывалось как никогда хорошо! Они отправились в этот мир, где за ними больше не охотились, они нашли место для жилья. Королева Лидия им во всём помогала и присматривала за их детьми. Ну, почему это случилось?!

Питер присел рядом с Нордманом. Он заскрежетал зубами от бессилья и злости, сжав руки в кулаки и зажмурившись. Он мог бы это предвидеть!

— Лиззи, их убили, не причинив физического вреда, — голос Питера прозвучал холодно и отстраненно. — Их просто-напросто лишили воздуха, но не сразу… Их пытали, чтобы что-то выяснить.

1
{"b":"656286","o":1}