ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Сейчас, — прошептала Луиза. — Кричи про свой потолок.

Анжелика тихонько захихикала, не удержавшись, а затем, успокоившись, прочистила горло и, вдохнув побольше воздуха, громко закричала:

— А-а-а-а! Потолок падает!!!

Оксилия в один момент испуганно открыла глаза, закричав, — тут же её накрыло одеяло, и сама девушка рухнула на мягкую кровать, вереща и дрыгая ногами и руками, как перевёрнутый на спину жучок.

Готовившая внизу завтрак Агафья Афанасьевна от испуга вздрогнула, уронив лопаточку, а, догадавшись, недовольно помотала головой, подняв глаза к верху, откуда и доносился звук. Дети — что с них взять.

Анжелика и Луиза, совершенно не сдерживаясь, заливались диким хохотом, попадав на пол, пока Оксилия уже сменила крик на злобное рычание, всё пытаясь вырваться из-под одеяла.

— Ну, держитесь! Сейчас я вам покажу, подшутить они вздумали! Не жить вам!

Тут двери в комнату с силой распахнулись, громко врезавшись в стену, отчего Анжелика и Луиза испуганно визгнули, обернувшись. На пороге стоял взъерошенный помятый рыжий Эрик, гоняя взгляд по комнате, как бешенный.

— Что? Где? Как? — бурчал он, пытаясь понять, что случилось.

Прямо за ним стоял уже более опрятный и одетый Джон, тоже внимательно оглядывая комнату на предмет нападения. Луиза неловко пожала плечами, чувствуя, что они переборщили, и повернулась к Оксилии. Прямо в её сторону летела подушка, и девушка на рефлексах пригнулась. Подушка пролетела над девушкой и с силой врезалась прямо в лицо рыжего. Тот от неожиданности не устоял на ногах, повалившись назад. Но его падение поспешил смягчить Джон, уже поняв, что произошло.

— Не дождетесь пощады, комары! — злобно бросила Оксилия, став в позу разъярённого человека со спутанными длинными волосами, закрывающими лицо. — Вам конец!

И девушка схватила ещё одну подушку, ударив её пару раз по кровати. Анжелика испуганно визгнула.

— Бежим, — тихо и коротко отчеканила Луиза и мигом развернулась к выходу.

— Стоять! — воскликнула Оксилия и бросила очередную подушку в сторону двери.

Стоящий там Джон поспешно спрятался за стену, а Эрик, только что поднявшийся, получил ещё одну подушку в лицо, когда Луиза и Анжелика увернулись. Девушки переступили через лежащего рыжего и побежали к лестнице, громко хохоча.

— Врёшь — не уёдешь! — закричала им вдогонку Оксилия и схватила третью подушку, спрыгнув с кровати и помчавшись следом.

Джон в это время снова решил заглянуть в комнату, и девушка, переступив через Эрика, врезалась в него, смягчив удар выставившейся между ними подушкой. Джон машинально схватил Оксилию, упав. Девушка подняла глаза, встретившись лицом к лицу с парнем. Последний болезненно поморщился.

Оксилия почувствовала, как запылали её щёки, и мотнула неловко головой, пытаясь привести себя в чувства.

— Оксилия, да слезь ты с меня, — нахмурился Джон, потирая ушибленную голову.

Оксилия недовольно повела носом.

— Когда захочу, тогда и слезу! — уверенно отчеканила она и покраснела сильнее.

Девушка неловко заморгала и поспешила подняться, аккуратно опираясь о подушку. Она смущённо поправила волосы на голове, краем глаза глядя на поднимающегося Джона.

— Я в полном порядке, — пробурчал сидевший рядом Эрик, отбрасывая от себя подушки. — Можете обо мне не беспокоиться.

От пронзительного взгляда Джона Оксилия неловко развернулась и вспомнила, за кем гналась. Девушка бросилась вниз по лестнице, а Джон, боясь представить, что будет внизу, припустился следом. Эрик сам поспешил подняться и побежал прямо за другом.

Джон и Эрик только спустились по лестнице, как увидели стоящих напротив дверей на кухню Луизу, Анжелику и Оксилию. Последняя держала своих подруг за головы. Парни незамедлительно вышли на свет, идущий из комнаты, и не смогли блажённо не вдохнуть. С кухни шёл превосходный запах жареных блинчиков и только-только заваренного чая с ароматом корицы. Ребята невольно в предвкушении облизнулись, и Оксилия забыла, зачем гналась за подругами.

Агафья Афанасьевна тихо рассмеялась от увиденных голодных ребят на пороге и пригрозила лопаточкой:

— Сначала приведите себя в порядок и уберите за собой бардак, а уже потом приходите на завтрак.

— Я первый! — немедля закричал Эрик и бросился бежать по лестнице наверх.

— Ни за какие коврижки! — воскликнула Оксилия и, толкнув Джона, бросилась следом за рыжим, не отставая. — Ванная — моя!

— Ну, уж нет! — заразилась азартом Луиза и тоже побежала наверх. — Ты там застрянешь на весь день!

Анжелика, громко хохоча, бросилась за подругой наверх, а Джон лишь смахнул пыль с одежды, не сдерживая улыбки. Юноша зашёл на кухню и присел за стол. Агафья Афанасьевна положила ему тарелку с блинчиками, подмигивая, и открыла банку с малиновым вареньем. Джон с большим аппетитом принялся за еду.

Первой оделась и привела в себя порядок Оксилия, но, оказавшись на кухне и увидав, как Джон уплетал в рот очередной блинчик, недовольно прищурилась и угрожающе провела пальцем по горлу. Парень нахмурился. А Агафья Афанасьевна легонько дала девушке ложкой по лбу и сказала, что за такое та получит меньше всего блинов. Девушка сразу извинилась и пообещала, что такое не повторится и что блинов ей наоборот побольше!

После этого на кухню одновременно примчались Луиза и Анжелика, скорее усевшись за стол и налив себе чаю, и только потом появился всё ещё взлохмаченный Эрик, жалуясь, что в этом доме одна ванная комната. Однако большие тонкие блинчики с вареньем подняли его настроение до небес.

Друзья спокойно пообедали вместе с Агафьей Афанасьевной, тихонько что-то обсуждая между собой и слушая шутки старушки. Оксилия и Эрик незамедлительно просили добавки и продолжали уплетать еду за обе щёки. Луиза, которой очень помогла мазь Агафьи Афанасьевны и у которой больше не болели раны на спине, хохотала с друзей, решивших поспорить, кто больше съест. Анжелика сделала ставку на подругу, в то время как Луиза поддерживала Эрика, и только Джон молча ожидал окончания. В итоге блины закончились, и однозначного победителя так и не вычислили.

— Я съела десять! — настаивала Оксилия. — Намного больше!

— А я съел одиннадцать! — кричал Эрик.

— Неправда! Ты не съел и девяти! Я раньше тебя села за стол!

— А я быстрее вышел из ванной! — нашёлся что сказать Эрик. — Что ты там делала так долго?

— Не твоего мужского ума дело! — недовольно бросила Оксилия и уткнулась в кружку вкусного чая, отпивая и следя за рыжим.

Анжелика и Луиза после завтрака поспешили помочь Агафье Афанасьевне прибрать со стола, а затем в дверь кто-то позвонил. Ребята тревожно переглянулись и воззрились на старушку. Та только спокойно улыбнулась.

— Не волнуйтесь. У нас гости. Они пришли поговорить.

— Они? — одновременно спросили Луиза, Оксилия и Джон.

— Сейчас всё узнаете, — только сказала старушка и медленно зашагала к входной двери.

Ребята многозначительно переглянулись и в нетерпении ожидали, гадая, кого там принесла нелёгкая. Через некоторое время до них донеслось несколько голосов, в том числе добродушный голос Агафьи Афанасьевны, сказавшей, что подростки ожидали на кухне.

Как только на пороге предстала высокая фигура, ребята обомлели. Перед ними возвышалась статная женщина в красн0-тёмных длинных одеждах и с заплетёнными чёрными, как небо без звёзд, волосами, которые удерживали китайские палочки. Японка воззрилась на подростков с удивительной заботой и строгостью в одном проникновенном взгляде. Её глубокие тёмно-синие, почти чёрные глаза смотрели неотрывно на юных хранителей стихий и словно бы видели всю их жизнь с самого начала и до сего момента. Незнакомка грациозно подошла и села на самый обыкновенный стул, не изменяя себе в невероятно прямой осанке.

Она пришла не одна. Рядом с ней также элегантно и грациозно присела на свободный стул девушка с короткими волосами, в чёрной кожанке и таком же цвете плотными легенсами с ботинками, гордо глянув на ребят сверху вниз узкими, как у азиатов, глазами, подчёркнутыми толстыми стрелками.

29
{"b":"656286","o":1}