ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ты спрашивала про города, — вдруг отчего-то вспомнил Джейк, наклонившись к голубому цветку, растущему на корне дерева. Я лишь весело фыркнула. — На Ялмезе несколько наиболее крупных городов. Фэйт, город в честь Судьбы, в котором и живут Ищейки. Маледикшонем, город в честь Проклятья, в котором по большей части живут чародеи, использующие отрицательную магическую энергию. — Джейк наклонил бутон цветка, и что-то небольшое выпало ему на ладошку. Он поднялся, показывая мне один из драгоценных камней, ярко-синий и поблёскивающий на свету Анулы, отражающий темноту ночного леса. — Фатомус, город в честь Смерти, в котором живут некроманты. Лонакар, город эльфов. Витэго, город в честь Жизни, является одним из самых больших и безопасных. — Джейк взял мою руку и положил драгоценный камень мне на ладошку. — Он такой же синий, как твои глаза. Это сапфир, магический камень, талисман воды. Учитывая твои силы, думаю, тебе он может пригодиться.

Чувствуя, как запотели ладошки от смущения, я сжала камень в кулаке, всеми силами не выдавая своего состояния и благодаря темноту, в которой было не видно моё пылающее красным лицо. Я улыбнулась Джейку, ужасно волнуясь от столь близкого нахождения парня рядом со мной. Но мой друг лишь усмехнулся и отошёл от меня к какому-то кусту, подобрав с земли ветки.

— Нам нельзя возвращаться с пустыми руками, — рассмеялся мой друг и вручил охапку веток так, словно дарил букет цветов.

— Вот спасибо, — с сарказмом отозвалась я, не удержавшись, и приняла ветки, приступая к поискам, дополнив: — И кто в этом виноват?

Джейк рассмеялся в ответ. Мы бродили и подбирали всё, что находили, некоторое время в тишине, пока я не вспомнила то, что уже давно хотела спросить:

— Джейк, а расскажи про оборотней, — попросила я, любуясь другим голубым цветком и невольно заглядывая ему в серединку в поисках сапфира.

Небольшой камень действительно покоился внутри бутона. Подарок Джейка я спрятала в свою небольшую наплечную сумочку, в которой также лежали небольшая собойка Крига в виде сладких ягод, тот самый волнистый проклятый кинжал, который я нашла у себя в спальне, а также красно-чёрный камень, который мне передал Тайный. Удивительно, как я его ещё не потеряла за всё это время.

— Что именно? — уточнил Джейк.

— Ночь сказал про оборотней-волков, — начала я, немного подумав. — Это значит, есть не только волки?

— Разумеется, — рассмеялся Джейк, не удержавшись, из-за чего я снова почувствовала неловкость, что чего-то не знала и не понимала. — Это только на Земле все оборотни — это волки, а здесь это все возможные звери. Есть об0ротни-лисы, оборотни-птицы, оборотни-лошади и так далее, только живут они отстранённо, особенно оборотни-птицы, и только волки-оборотни контактируют со всеми чародеями, представляя собой нейтральную расу среди всех. И только они ходят по границам, охраняя их и следя за порядком.

— А что означают границы? Как на Земле, государства?

— Вовсе нет, — снова рассмеялся мой друг, и я досадно закусила губу. — Это границы территорий между крупными городами, такими как Витэго, Лонакар, Фэйт или Фатомус. Маледикшонем считается деревушкой, да и никто особо туда не рвётся, поэтому строгой границы там нет. А у волков работа такая, по договорённости с Ищейками. Они строго следят за тем, кто куда направляется, когда и где перешёл границу. Но в полную Анулу они плохо контролируют своего зверя внутри, и, хотя по границе ходят только сильнейшие, лучше перестраховаться.

— Всё равно похоже на государства, — настояла я.

— Думаю, этого хватит, — произнёс мой друг, осматривая нашу добычу. — Более чем. Возвращаемся. — Я охотно зашагала в обратную сторону, и Джейк не повременил нагнать меня, тут же что-то вспомнив: — Кстати. У некоторых оборотней есть особенности.

— Особенности? — не поняла я.

— Да. При превращении в человека у некоторых остаётся какая-нибудь частичка зверя: зубы, уши, глаза или вовсе хвост. Ни в коем случае не упоминай это при разговоре.

— Почему?

— Понимаешь, у оборотней на этот счёт пунктик. Считается, что такие оборотни слабые духом и телом и кровь у них грязная. Их называют грязноклыками, и это самое настоящее оскорбление для любого неполноценного оборотня. Лучше тебе не знать, что случается с теми, кто сказал это слово вслух.

— Ну, и странные они.

— И не говори, — согласился со мной Джейк. — Оборотни-птицы и вовсе все до единого грязноклыки, но среди них это нормальное состояние, однако стоит чужаку хоть на секунду засмотреться — всё, поминай, как звали. Потому они и живут уединённо подальше ото всех.

Я мысленно поставила себе жирную галочку напротив этого пунктика, чтобы ненароком не обидеть какого-нибудь оборотня-грязноклыка. Лучше не знать последствий.

За этим разговором мы вышли к нашему месту отдыха к Катарине и Яну, которые за наше отсутствие уже даже разожгли костёр, сияющий необычным красноватым светом.

— Что-то вы очень долго, — раздражённо заметил Ян, стоящий на стрёме, пока Катарина сидела у самого костра с раскрытой книгой.

Девушка на слова парня лишь закатила глаза, удивляясь, как это он не понял, зачем Джейк увёл меня подальше от них. Осознавая, что Катарина всё знала, я смущённо пожала плечами, поймав её взгляд, а она в ответ задорно подмигнула. Как хорошо, что она понимающая!

— Притуши свет, — тихо попросил Джейк, бросая рядом с костром в кучу веток свой улов, и я бросила туда же свой.

Катарина не повременила протереть руки друг о друга и выставила их над пламенем, уверенно произнеся что-то на живом языке. Огонь заметно стал меньше, словно съёжился под чужим приказом, и свет значительно потускнел, словно костёр объял какой-то невидимый туманный купол. Однако жар от него исходил всё такой же сильный.

Я присела рядом, согреваясь, и вгляделась в необузданное небольшое пламя, думая обо всех тех случаях, когда оно вредило мне, пугало. Сначала пожар в доме, затем ужасные сны, от которых не было покоя, а потом Крам со своими ужасно правдоподобными иллюзиями. От воспоминаний я поёжилась, зажмурившись, мысленно прогоняя их прочь. Глубоко внутри меня вдруг нечто зашевелилось в ответ, нечто живое и очень недовольнее тем, что я хотела их заткнуть и вообще затолкнуть куда-нибудь поглубже.

И снова гневное наваждение накрыло меня с головы до ног. Злость, словно мурашки, пробежалась по всему телу, исчезнув в пятках, и я заметно ощутила лёгкость, вдохнув воздуха полную грудь. Не знаю, что со мной было. Гнев как приходил внезапно, так и уходил, но за одно лишь мгновение его пробуждения мне уже хотелось кричать и рвать, как безумный.

Я снова глянула на огонь впереди. Он с вызовом пожирал тонкие веточки у меня на глазах и, клянусь, ругался, шепча непонятные проклятия, время от времени хохоча от своих желаний.

Никогда бы не подумала, что сама стихия будет мне самым настоящим заклятым врагом.

Глава 21. Истина между слов

Катарина одним быстрым движением заплела волосы в хвост и наклонилась над раскрытой книгой, греясь у огня. Я сидела напротив неё и с любопытством думала о том, о чём именно читала девушка и почему эта книга так увлекала её, но при этом боялась потревожить. Ян стоял, прислонившись к дереву, со скрещёнными руками и осматривал местность на месте, пока Джейк медленно ходил вокруг нас. Мне казалось, что в охране не было нужды, когда сам Ночь за нами наблюдал, а его присутствие я чувствовала всё время. Не знаю, почему я ему так сильно доверяла, однако не видела в этом ничего дурного.

Джейк предложил всем нам перекусить, но мы наотрез отказались, не чувствуя голод. Я и вовсе не думала о еде в такой-то момент. Представляю, какое лицо будет у Рудольфа, когда он узнает, что меня нет в замке! А какое у Нимерии… а вот это страшно представить.

Я поёжилась, не желая об этом думать.

— Что ты читаешь? — отвлёк от чтения Катарину Ян вместо меня, с не меньшим интересом поглядывая на девушку.

— Историю Ялмеза, — незамедлительно ответила Катарина, не поднимая глаз. — Точнее Земли, а если ещё точнее, то всех чародеев.

42
{"b":"656286","o":1}