ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Долгая прогулка
Уютные люди. Истории, от которых на душе тепло
Почему со мной никто не дружит? Психологическая помощь детям-изгоям
Сама себе стилист
Рота Его Величества
Остров кошмаров. Корона и плаха
Babyfitness. 30 первых шагов моего малыша
Your style. Гид по стилю и моде
Мир из прорех. Новые правила

Иллюстратор: Сирена Селена

В оформлении обложки взяты изображения с www.shutterstock.com по стандартной лицензии.

Глава 1. Оперный театр

Три с половиной месяца я встречаюсь с одним из самых желанных мужчин столицы, начальником департамента Особо Тяжких Преступлений и Убийств – Бенефисом Кёнигсбергом. То событие, когда Бенефис поднялся по зачарованному канату к моему окну с букетом белых лилий, конечно же, не прошло мимо ушлых газетчиков. Они в красках расписали романтичный поступок и сделали самые дикие предложения, кем является новая возлюбленная маглицейского. Ведь начальник ОТПРУ, несмотря всю свою галантность и просто-таки невероятную способность нравиться женщинам, ещё ни разу не был замечен ни в чём подобном.

Все три с половиной месяца я с переменным успехом бегала от назойливых, словно голубые слизни-прилипалы, репортёров, которые пытались узнать, чем же я смогла привлечь самого́ Бенефиса Кёнигсберга, в постели которого перебывала, пожалуй, добрая половина благородных и не очень дам столицы.

Я сама потеряла дар речи, когда проснувшись на утро, обнаружила кареглазого брюнета в своей постели. Я не обманывалась и понимала, что после жаркой ночи, он, скорее всего, потеряет ко мне интерес, как это случалось со всеми девушками в его департаменте.

– Доброе утро, – удивлённо произнесла я, разглядывая совершенно сонного и такого домашнего Бенефиса.

– Доброе, – он оглушительно зевнул, а затем приветливо улыбнулся мне и притянул меня ближе.

– Я думала, что ты уйдёшь ещё вечером, – сказала я, по привычке натягивая одеяло на грудь.

– Я тоже так думал. Со мной такое впервые, – несколько озадаченно произнёс Бенефис. Затем его взгляд скользнул по моей фигуре, и он добавил, – но ты уснула в такой соблазнительной позе и так смешно вывалила язык наружу, что я залюбовался тобой и не заметил, как заснул рядом. У тебя есть что поесть?

Вот так и начались наши донельзя странные отношения. Признаться честно, я долгое время ожидала подвоха, что Бенефис вот-вот расхохочется и сообщит мне, что я всё навоображала, и нас ничего не связывает, он ничего мне не должен, это был всего лишь одноразовый секс. Но каждый вечер Бенефис упрямо заваливался в мою скромную крохотную квартирку после утомительного рабочего дня, и наш вечер начинался с упоительных поцелуев, перерастающих во что-то потрясающее. В выходные он с удовольствием водил меня по лучшим ресторациям столицы и катал на своём спортивном ярко-алом магобиле так, что у меня сердце пропускало удары. Мне постоянно хотелось ущипнуть себя за локоть, чтобы проверить, что это не сон! С чего бы вдруг одному из самых состоятельных, влиятельных и магически одарённых мужчин государства встречаться с бедной бывшей горничной, проработавшей пять лет в публичном доме? Но всякий раз Бенефис доказывал мне, что всё это не сон, и я научилась получать с ним настоящее удовольствие, о котором даже и не подозревала.

Газетчики, по всей видимости, задавались тем же вопросом. Загадочным образом эти прохвосты выяснили моё имя, и время от времени строчили дикие байки про меня с Бенефисом. Больше всего на свете я молилась, чтобы моя бабушка Ирма не прочла очередную столичную газету с особенно невероятными предположениями на счёт того, что я опаиваю Бенефиса Кёнигсберга по ночам приворотным зельем или же захватила в рабство его домашнюю джинну Феери и шантажирую его ею, поэтому он вынужден ночевать у меня дома. Но абсолютно все газеты сходились в одном: наши отношения не продлятся долго. Если раньше только департамент ОТПРУ участвовал в тотализаторе на личную жизнь своего начальника, то теперь практически весь город обсуждал, как долго ещё мы будем с Бенефисом вместе.

С усмешкой пролистывая очередную бредовую статью автора со слишком буйной фантазией, я мысленно отдавала себе отчёт в том, что и сама не верю в долговечность этих отношений. Зная непостоянство Бенефиса, и пережив подлое предательство Майкла, я морально была готова к тому, что в любой момент узнаю об измене моего роскошного кареглазого брюнета, на которого вешались почти все женщины от двадцати до пятидесяти лет. Да и он сам как-то раз признался мне, что самые долгие в его жизни отношения длились всего месяц.

Тем удивительнее было для меня видеть каждый вечер изрядно измотавшегося за долгий рабочий день Бенефиса на пороге своей квартиры с очередным букетом цветов или пакетом продуктов. Да-да, вы не ослышались. Найдя в первое утро в моей холодильной камере лишь несчастного одинокого паучка, свившего хлипкую паутину в тщетной надежде поживиться хотя бы мухой, Бенефис связался по мыслепередатчику с ближайшим кафетерием и сделал заказ. Всего за десять минут он успел умыться, одеться и сбегать за завтраком. Так и повелось, что теперь после работы он всегда заскакивал в кафетерий за готовой едой и приносил её, даже не спрашивая, есть ли у меня что покушать, и голодна ли я.

По всей видимости, Тар – юноша с пшеничными кудряшками, работающий подавальщиком в ближайшем кафетерии – хорошо знал, для кого Бенефис делает ежевечерние заказы, потому что время от времени подсовывал мне в пакет именные записки с приглашением зайти к ним и попробовать новые пирожные их шеф-повара. Однажды разгребая пакеты с едой, мой брюнет нашёл одну из таких записок и устроил мне самый настоящий допрос с пристрастием: кто такой Тар? Как долго я его знаю? Почему он приглашает меня в кафетерий? Я уже и не знала, куда деться от гневного взгляда начальника ОТПРУ.

С Таром я познакомилась в первый же день, когда приехала в столицу семь с половиной лет назад. Именно он свёл меня тогда со своим дедом, уважаемым Рудольфом Гризли, ищущим съёмщика для своей квартиры неподалёку. Этот милый и улыбчивый юноша всегда обслуживал мой столик, наизусть знал мои вкусовые предпочтения, обалденно готовил чёрный кофе и догадывался о моей ночной работе в публичном доме. Вот, собственно, и всё, что нас связывало. Однако Бенефис так не посчитал. Он рвал и метал, узнав, что какой-то там подавальщик еды из ближайшего кафетерия осмелился написать его девушке записку, да ещё и с припиской в конце «забегай, я соскучился».

Я лишь развела руками на то, что Бенефис так откровенно приревновал меня к Тару. Мне было и смешно, и приятно одновременно. Смешно – потому что я действительно находила забавным, что меня можно хоть к кому-то ревновать. После Майкла я держалась от мужчин как можно дальше, не давая им и шанса даже на мимолётное свидание. Бенефис сам пригласил меня на наше первое свидание в «Дикую розу» обманом, под предлогом допроса о смерти Линды, за что я очень сильно на него обиделась в тот вечер. Он преднамеренно ввёл меня в заблуждение, сообщив, что хозяин ресторации – его должник, и ужин ничего не будет стоить. На деле же, когда я отправилась в дамскую комнату, он сполна рассчитался за наш ужин.

От скандала, учинённого начальником ОТПРУ за невинную записку, в глубине души мне всё же было приятно. Я до этого момента даже не представляла, что так много значу для Бенефиса. Порой меня посещали недостойные мысли, что мужчина лишь благородно ждёт, когда я сама его брошу, чтобы не травмировать мою и без того шаткую психику после болезненных отношений с Майклом, и на самом же деле он давно устал от меня и хотел бы уйти к другой.

Наверно, не стоит и говорить, что наша первая ссора на почве ревности моего ненаглядного закончилась в страстных объятиях, быстро принявших горизонтальную плоскость. Собственно, как и все последующие. Бенефис оказался страшным собственником, но стоит отдать должное, мириться он любил не меньше.

Разумеется, когда я получила письмо с феей от главы правящего клана вампиров Сумеречного мира Виера Крувицки, я запрятала бумагу так далеко и надёжно, чтобы Бенефис её ни в коем случае не нашёл. Я так и не рассказала ни Дариону, ни тем более Бенефису, что, расследуя убийство Влада Дэреша-Крувицки, мы с Виером открыли друг другу ауры на взаимное глубокое сканирование. Я, таким образом, сравнила ауру с улики и убедилась, что убийца относится к расе вампиров. Виер же подозревал меня как соучастницу убийства его сына, а потому с охотой согласился на моё предложение о взаимном чтении магической оболочки. После того случая я стала куда как лучше понимать вампира, внешне совершенно не проявляющего эмоций и не ассоциирующегося у меня со скорбящим отцом. Оказывается, эта раса умеет очень глубоко прятать свои переживания. Именно из-за сканирования его ауры я отличила на балу Виера от его брата-близнеца Винтера, и по этой же причине доверилась главе клана настолько, что дала укусить себя в шею, не сомневаясь, что Виер сможет остановиться в нужный момент и выпьет ровно столько моей крови, сколько потребуется для нейтрализации яда.

1
{"b":"657748","o":1}