ЛитМир - Электронная Библиотека

— …живо на свои места, дезертиры! Враг все еще удерживает поле. Те, кто может ходить, присоединяйтесь к своим отрядам, трусы, или я… Гвардейцы! Ну же, бегом, сражайтесь за меня!

Совершенно ошеломленный всем происходящим вокруг, владыка Драффут не обратил внимания на то, что произошло, когда этот крикун, бранясь, приблизился к пруду, разгоняя раненых гвардейцев плоскими ударами своего меча. Драффут увидел еще одного калеку, с закатившимися глазами и с признаками ужасной гангрены, добиравшегося к нему. Он зачерпнул еще пригоршню жидкости и аккуратно плеснул ее на этого несчастного. Жидкость озера полетела из его руки светлой невинной змейкой. И только в это мгновение впалые глаза свирепо бранящегося человека встретились с глазами Драффута, их взгляд надолго запомнился верховному владыке животных. Только тогда Драффут понял, кто был этот человек.

Пригоршня жидкости, долетев до него, породила яркую вспышку. Безумный крик прервался на полуслове, меч со звоном выпал на землю. С тех пор никто не слышал и не видел Мертвого Сома. И он и предназначенная ему порция из Озера Жизни исчезли из мира людей.

…клинком огненным отрезаю руки и ноги,

Вырезаю язык, рассекаю его уста…

Вопли Запраноса зазвучали громче, отчаяннее и в то же время глуше.

Притупляю его зубы,

Вырезаю язык из глотки.

Сим я лишаю его речи,

Ослепляю его,

Делаю его глухим,

Вырезаю его сердце.

Пламя вилось перед глазами Чапа, и истощение от использования магии, чувство совершенно новое для него, казалось, пронизывало каждую клеточку его тела. Еще раз он попросил силы Запада даровать ему слова, так как ему становилось очень трудно думать. Затем, собирая все свои силы, он воскликнул:

Делаю так, будто его никогда и не было!

Тишина разлилась по всему изрезанному плато, где шел бой; в тишине армия Востока обратилась в беспорядочное бегство или начала сдаваться. Глядя туда, где был Запранос, Чап не видел больше ни металлических решеток, ни кучи жирного пепла, ничего.

Но повелитель демонов продолжал говорить в его мозгу: «Мой господин, уже очень мало осталось от моей жизни. Сохрани это, и тогда сможешь восстановить для себя все остальное. Моя сила может быть возрождена, чтобы создать для тебя армию, чтобы построить для тебя королевство…»

Чап очень тщательно собрал остатки волос. Рядом с ним Лиза-Карлотта пошевелила головой и снова открыла удивленные глаза.

Имени его — не существует.

Не существует его детей.

Его больше нет.

Нет ни его, ни памяти о нем;

Нет ни его, ни его потомства.

Семена его не могут прорасти.

Ростки его не могут подняться.

Он — мертв, не существует.

И его дух, и его тень, и его магия.

Так был уничтожен повелитель демонов, Запранос, и так Чап с Севера заслужил себе место в армии Запада. Его супругу искали, особенно там, где, как говорили, она спускалась вдоль нового прохода, образованного трещиной в горе. Но так и не нашли.

Когда последние капли озера иссякли, верховный владыка животных Драффут убежал куда-то, где его не могли достать крики раненых.

— Лиза? — Рольф из Разоренных Земель обращался к неузнаваемой девушке, которая, как ему сказали, раньше была его сестрой.

— Рольф. — Она узнала его, но ее голос был грустным. Она была безутешна — не из-за собственных страданий, не из-за поражения Востока, не из-за кого-нибудь из погибших — или спасшихся.

— Мой Темный Витязь, — сказала она. — Мой могучий защитник. Он был для меня всем.

Книга третья

Мир Арднеха

Оминор

Человека готовили к медленной смерти на колу на потеху императору, сидевшему в задумчивом молчании среди пышно-сонной роскоши своего сада. Чуть ниже его простого кресла, на полого спускавшейся лужайке, в небо был нацелен заостренный кол, вбитый в центре ухоженной клумбы высоких цветов, среди которых громко жужжали пчелы. Несколькими метрами дальше сад заканчивался сложенным из камней волноломом, а за ним простиралось обширное спокойное озеро. Волнолом был так близко от того места, где сидел император Джон Оминор, что при желании он мог бы пускать «блинчики» по воде брильянтами — никаких других камней под рукой не было.

Озеро простиралось на восток до самого горизонта, чтобы встретиться с небом, и в этом небе хмурилась единственная грозовая туча, чье облачное брюхо спускалось ниже водного горизонта. Что-то во внешнем виде этого облака наводило на мысль о гигантском искусственном воздушном вихре, но, естественно, этого не могло быть. Демоны, отвечавшие за безопасность дворца, уже давно бы выступили против такого вторжения, и небо не было бы ни таким безмятежным, ни летним.

Человек, приговоренный к смерти, — предполагалась некая связь между ними и заговором против императора — издал первый неуверенный вскрик, когда заостренное дерево начало свой путь внутри его тела. Оминор не слишком внимательно следил за происходящим — у него были более важные поводы для размышлений — но теперь он издал короткий возглас удовлетворения и откинулся в своем кресле.

Император всего Востока был с виду ни молод, ни стар (хотя, конечно, на самом деле он был очень стар) и не отличался ни худобой, ни толщиной. Цвет его кожи и волос приближался к средней человеческой норме. Его одежда была простого покроя, белая, с отдельными элегантными совершенно черными деталями. На его шее на прозрачной цепочке висела черная сфера размером с человеческий кулак, поблескивая так, словно она была смазана маслом. Никакой застежки не было, и сфера держалась на цепи благодаря ажурной оправе — сетке из серебряных проволочек.

Слушая вопли пытаемого, Джон Оминор глядел на почти неподвижную водную равнину. Гораздо ближе грозового фронта, но крошечная в сравнении с ним, постепенно увеличиваясь в размерах, трепетала пара крыльев. Посыльная рептилия, последнее передающее звено сообщения, которое, возможно, обошло полмира. Это приятное подтверждение его власти вскользь коснулось разума императора; время было достаточно позднее, чтобы понять, с хорошими или плохими новостями спешил вестник. Его взгляд упал на рыбацкую лодку, которая проскользила мимо не более чем в полукилометре от берега. Его глаза теперь следили за рыбаком, но мысли были где-то в другом месте.

Сегодня во дворец собирался прийти Арднех.

При помощи электроники и колдовства император разыскивал своего самого грозного врага по всему миру. Сперва условия охоты были просты: найти и убить. Затем, когда стало ясно, что найти жизнь Арднеха может оказаться чрезвычайно сложной, если не невозможной задачей, усилия сыщиков были направлены на то, чтобы наладить контакт, вступить в переговоры.

Врагов Джон Оминор имел множество, как среди структуры власти, которой он управлял, так и вне ее; но Арднех был явлением уникальным.

Вопли насаживаемого на кол человека теперь стали совершенно животными, и император повернулся, чтобы понаблюдать за ним несколько секунд. Но он не мог расслабиться и развлечься, как собирался сделать перед тем, как лицом к лицу встретиться со своим гостем. До встречи теперь оставалось меньше часа. И Арднех начинал приобретать слишком большое воздействие на жизнь людей.

Довольно достоверно было известно, что большинство приверженцев Запада смотрели на принца Дункана Исландского, как на своего наиболее вероятного вождя. Дункан действительно был силен; сейчас он создавал армию на континенте — прибрежные территории Арднеха, Разоренные Земли и еще несколько мятежных провинций, предоставили Дункану стратегическую базу, где его силы могли отдыхать между кампаниями. Оминор, конечно, постоянно планировал заново оккупировать морское побережье, но почему-то никак не мог собрать достаточно войск, демонов и материала для работ, по крайней мере, пока его беспокоили и распыляли его силы сотни других военных конфликтов и мятежей по всему миру. Дункан же никогда подолгу не задерживался в своей прибрежной твердыне, а снова и снова перебрасывал свою армию, подобно какой-то сверхтекучей жидкости, в сердце континента, где среди обширных лесов и равнин генералам Оминора в очередной раз не удавалось принудить его к решающей битве.

83
{"b":"657944","o":1}