ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты о чем думаешь?! – возмущенно заявила Данниль. Они сидели на диване и смотрели фильм, но Джаред, обнимая Харрис и лапая ее за грудь, витал в собственных мыслях.

– Прости, детка.

– Прости? Джаред, тебе совсем плохо? Парни из команды скоро начнут говорить, что тебе наплевать на всех и вся! – она надула губки и отодвинулась от него.

– С чего бы им это говорить? – изумился он.

– А что с химией? Не мог язык за зубами держать?

– Ну, откуда я мог знать что все так обернется? И потом, с тех пор я даже не видел этого ботана. Детка, это ты за что-то обиделась на меня. А между прочим предки приедут только послезавтра, – Джаред улыбнулся и подтащил девушку к себе за талию поближе. – Прекрати уже дуться из-за ерунды. Лучше поцелуй меня.

Данниль прищурилась и в общем-то, судя по виду, уже была не против перейти в спальню, как раздался звонок в дверь.

– Черт… – вздохнул Падалеки. – Прости, милая. Сейчас отошью того, кто портит мне классный секс с классной девчонкой и мы продолжим.

Открывая дверь, Джаред уже придумал пару фраз поцветастее. Но на пороге обнаружился Эклз.

Отодвинув Джареда плечом, он зашел в коридор и сказал:

– Заниматься надо. – Причем сказал совершенно безразлично. И прошел в гостиную.

– Эклз?!

– Ага.

– Да черт побери вас обоих!

– Понятия не имею, о чем ты.

Джаред расхотел возвращаться в гостиную. Он прекрасно знал, что Данни закатит истерику.

Выдохнув и взлохматив волосы, он повел плечами и сделал шаг вперед. Ему на встречу вышла Данни. Вздернув носик, она прошла мимо и захлопнула за собой дверь. Скандал оказался слишком тихим, и это явно не к добру… Джаред глянул на закрытую дверь, потом поправил джинсы и пошел в гостиную. Эклз уже расположился на диване, разложив на журнальном столике тетради и учебники.

– Ты серьезно хочешь заниматься?

– Мистер Доритт поставил меня курировать твою успеваемость по химии.

– Не слишком ли много учебников для одной лишь химии?

– В самый раз. Садись.

– У меня все в комнате.

– Неси.

– Нет уж. Пошли.

– Куда?

– Наверх.

– Зачем? – на лице Дженсена промелькнул испуг.

– Заниматься, – пожал плечами Джаред. – Раз уж потрахаться ты мне не дал.

Раскаяния на лице Эклза Джаред так и не увидел.

– Какой же бардак… – пробормотал Эклз, зайдя в комнату Джареда. Тот огляделся и пожал плечами:

– Я убирался.

Дженсен хмыкнул и сел на край кровати, обнявшись со своей горой учебников и рюкзаком. Джаред же, пройдя к столу, спихнул с него половину барахла в кресло и пододвинул второй стул.

– Садись. – Эклз пересел и, чуть поморщившись, отодвинул от себя один из старых выпусков Плейбоя. – Знаешь, Эклз, у меня начинает складываться ощущение, что ты даже не дрочишь.

Дженсен замер с учебником в руках.

– Чего? – Он не покраснел, нет. Судя по реакции, он был очень озадачен.

Падалеки заложил руки за голову и усмехнулся:

– Вместо учебы за эти пару месяцев нашел бы девчонку, трахнул ее как следует и прекратил так ботанить. А то смотреть на тебя жалко.

Эклз вздернул нос и припечатал:

– Не у всех мозги в сперму ушли. Бери свой учебник.

Джаред теперь уставился на этого придурка даже с каким-то изумлением:

– Ты же понимаешь, что у меня нет желания заниматься? Максимум, меня на час хватит.

– Значит будем сидеть три. Потому что у меня нет желания сдавать экзамен по химии. Судя по слухам, ваш препод зверствует именно в конце года.

– Есть такое…

– Ручку бери.

Джаред послушно взял ручку. Подождал пять минут, пока Эклз что-то выискивал в учебнике, и спросил:

– Ты всегда такой злой?

– Вот три задачи, – парень с непробиваемым выражением лица ткнул Джареда носом в его учебник и стал читать свой. – Попробуй, реши для начала.

Джаред не стал спорить. Он взял учебник и принялся читать условия первой задачи. Потом второй. Потом третьей. Потом посмотрел на Эклза.

– Я не могу их решить.

– Откуда ты знаешь, если даже не пытался?

– Какой смысл, если я не понимаю условия.

– Все не может быть настолько плохо, – пробормотал Дженсен.

– Ты же сам говоришь, что я – тупой, – усмехнулся Джаред и принялся грызть карандаш, разглядывая Дженсена. – Ты мерзлявый?

– Что? – удивился Дженсен.

– “+20 к сопротивлению холода”, – Джаред ткнул карандашом в голубой щит на толстовке.

– Нет. Просто толстовка с рисунком, – как можно невозмутимее пожал плечами Дженсен.

Джаред снова принялся рассматривать Эклза.

– Тебе в субботу больше заняться нечем?

Тот вздохнул:

– Как раз есть. Но я выделил три часа на то, чтобы превратить тебя в человека.

– А мое мнение тебе не интересно?

– Не особо, если честно.

Джаред вскинул брови:

– Вот хоть ты и ботан, а наглости в тебе больше моего.

– Я не расхаживаю по школе с видом короля.

Падалеки расплылся в улыбке:

– Ты завидуешь мне.

– Нет.

– Точно?

– Ага.

– То есть ты не завидуешь тому, что я популярен, меня все любят и у меня классная девчонка?

Дженсен вздохнул, развернулся на стуле и сказал:

– Я не завидую лицемерию, отсутствию в голове любых знаний, кроме спорта, и маленькой шлюхе, которая готова трахнуться с практическим любым. У нас разное видение мира, – сказав это, Дженсен не ожидал, что его стащат со стула и прижмут к полу.

– Совсем оборзел? Она между прочим моя девушка! – Джаред выглядел злым.

А Дженсен… Казалось, что ему просто пофигу.

– То есть, это все, что ты уловил? Отпусти меня.

Джаред, поняв, что мимолетная вспышка прошла, отпустил его воротник и снова сел на стул. Дженсен подошел к столу, отметив в учебнике несколько задач, побросал свои вещи в рюкзак и, наконец, спокойно сказал:

– Думаю, на сегодня что-то делать дальше бесполезно. Реши задачи, что я отметил. Попытайся. В понедельник отдашь мне тетрадь и посмотрим, что дальше.

Когда Дженсен ушел, Джаред побродил по дому и поднялся в свою комнату. Он плюхнулся на стул и покрутился на нем. Потом замер и глянул на учебник. Все это было странно. Дженсен удивил его. Он ожидал другого. Чего именно он ожидал, он не знал, но точно не такого. Ботаник оказался совершенно не похожим на местных. Он не был зажатым или испуганным. Едва ли боялся, и ему было явно наплевать на происходящее. При этом он хорошо учился. Джаред в младших классах тоже неплохо учился, но потом его рост и физическая форма сделали выбор за него. И он начал играть в футбол. Нет, не стоит понимать превратно. Ему нравилось. Но он все чаще думал о том, что не хочет играть в футбол всю жизнь. И чтобы добиться чего-то, спортивных заслуг недостаточно.

Несколько раз он набирал номер Данни, но она не брала трубку. Раздосадованный, он схватил карандаш, сломал его и запустил двумя половинками в стену.

С новыми задачами, отмеченными Эклзом, было не намного лучше, правда одну он решил сам. Сам не понял как, но решил. С остальными было сложнее. Ему даже в интернет пришлось залезть и поискать пояснения к условию. В середине этого увлекательного занятия, его настиг звонок Майка.

– Привет, Пада!

– Здарова, Майк, – рассеянно ответил Джаред, продолжая читать с экрана.

– Оу, ты занят? – усмехнулся Майк.

– Ага.

– Опять Данни или нашел кого поинтереснее?

– Поинтереснее.

– И как ее зовут?

– Химия.

– В смысле?

– В смысле, ты же знаешь, что Доритт походу решил надо мной эксперимент провести.

– О, так ты там с ботаником! – почему-то обрадовался Майк.

– Нет, с его учебником. Майк, ты чего звонишь?

– Так эта… На следующей неделе Хэллоуин.

– Точно! – это известие привлекло внимание Джареда. – Я и забыл.

– Да когда тебе помнить, – рассмеялся Майк. – Стерва Данни тебе мозги крутит, а теперь еще и ботаник.

– Почему все так ее не любят? – удивился Джаред, вспомнив теперь еще и слова Дженсена.

– Пада, при всей твоей крутизне ты столь наивен, что это просто умиляет! – заржал Розенбаум. – Ты, конечно, извини, но вся школа в курсе, кто такая Данниль Харрис. Первоклассная стерва и дрянь с обалденной задницей и невероятно длинными ногами.

2
{"b":"658286","o":1}