ЛитМир - Электронная Библиотека

Алефтина стояла на четвереньках, пытаясь подсунуть войлочную подстилку под ножки шкафа. Пеньюарчик на ней задрался, грудь оголилась. Зрелище открывалось весьма аппетитное, но Диме было не до того. Алефтине тоже. Разобравшись с одной половиной, пошли к другой. Потом толкали вдвоем. Потом отдыхали. Потом пили воду и снова толкали. С Димы сошло пять потов прежде, чем шкаф встал на нужное Алефтине место.

– Порядочек.

Алефтина была довольна.

А вот Дима оглядел открывшуюся стену и удивился:

– Откуда тут дверь?

– Это не дверь. Когда-то комнаты были смежными, потом проход заделали. Только и всего.

– С той стороны комната Гаврилыча. Но там на этом месте ничего нет.

– Значит, там дверной проем замуровали, зашили фанерой или заложили гипроком. А мои родители поступили проще. Поставили этот шкаф, он и служил все эти годы загородкой.

Квадрат краски там, где стоял шкаф, заметно отличался от остальной поверхности стен.

– Это пустяки. У меня осталось немного краски после ремонта.

И Алефтина, трогательно хлопая ресницами, всучила Диме уже смоченный краской валик.

– Ну, давай же! Чего ты ждешь?

– Вообще-то мы договаривались, что я только передвину тебе шкаф.

– Да, но ты же видишь, какой фронт работ тут образовался. Крась, не трать время на разговоры.

И Дима стал красить. В конце концов, почему бы и не помочь девушке? Тем более что сам он со своим высоким ростом и длинными руками запросто справится с такой работой. Даже стремянка не понадобится. А Алефтине пришлось бы тут попыхтеть и попрыгать.

Закончив красить, Дима заметил:

– Но теперь тебе придется что-то решать с этой дверью.

– Повешу панно. Вон оно стоит, кстати говоря.

Излишне говорить, что и панно пришлось вешать тоже Диме. Он пытался отговориться тем, что у него нет необходимого инструмента, дрели, сверла, саморезов. Но оказалось, что все это имеется у запасливой Алефтины прямо-таки в избытке. Дрелей, и тех было целых две штуки. Остались от двух мужей, по очереди покинувших Алефтину, но не сумевших забрать также и свое добро.

– Я уже все приготовила!

И снова своими ресничками хлоп-хлоп! В глазах ее читалось одно-единственное: «Ты даже не сомневайся, ты самый, самый лучший на свете! Я в тебя верю!»

Собственно, отступать Диме было некуда. Алефтина как-то очень ловко перекрыла своим телом все пути к отступлению. Зажала его в угол, как он и опасался вначале. Вот только нужно ей от Димы было совсем не то, на что он рассчитывал. Дима пытался увильнуть, пытался что-то говорить насчет того, что он не умеет, давно забыл, как это делается. Но Алефтина лишь смотрела на него, улыбалась и твердила, что если он не справится, то никому другому это точно не под силу.

Пришлось оправдывать необычайно высокое о себе мнение соседки. Дырки ей Дима просверлил, дюбеля в них вставил, саморезы вкрутил, пришло время вешать декоративное панно. Оно представляло из себя что-то сложенное из бамбука, с укрепленными на нем китайскими символами.

– Что это значит, ты знаешь? Что за надпись?

– Понятия не имею. Это подарок. И мне показалось, что оно будет неплохо смотреться на стене.

– Может, сперва прочитаем, что написано?

– А ты знаешь китайский?

Теперь ресницы Алефтины и вовсе перешли в режим нон-стоп. Хлопали без передышки и так часто, словно крылышки у колибри или дворники во время сильного ливня. Китайского Дима не знал, но зачем в наш век продвинутого Интернета забивать себе голову подобными вещами? Все сделает за нас виртуальный помощник. Стоило сделать фотку и загрузить изображение, перевод был дан буквально через считаные секунды.

– Пожелание дому многочисленных х… и п… Наверное, это вроде пожелания любовных успехов. Но звучит как-то не того. Знаешь, мне кажется, это не совсем то, что тебе стоит вешать у себя дома. Конечно, нашим людям плевать, но вдруг к тебе нагрянут в гости китайцы?

Алефтина тоже была смущена.

– Дима, ты меня так выручил. Я такая дура! Это надо же, купить такую дрянь. А ведь продавец уверял меня, что эти иероглифы переводятся всего лишь как нейтральное пожелание личного счастья. Безобразие! Завтра же верну им товар.

Пока Алефтина возмущалась, Дима незаметно прокрался мимо хозяйки комнаты к двери. Раз! И он уже на свободе! Больше он в комнату Алефтины и ногой не ступит! Как чувствовал, что ничем хорошим это для него не закончится. Пусть Алефтина и не сумела затащить его в свою постель, но она использовала Диму по-иному. И, честно говоря, Дима уже сомневался, какой из способов использования ему нравится больше.

Теперь он почти бежал по коридору, чтобы избежать случайной встречи еще с кем-нибудь из своих соседей. Лимит добрых дел на сегодняшний день Дима считал перевыполненным. Вот и двери его родной комнатки. Теперь он отдохнет. А после общения с Алефтиной отдых ему был просто необходим. Какое счастье, он дома! Дима отпер замок, толкнул дверь, да так и замер на пороге.

Напрасно он рассчитывал на спокойный отдых. До отдыха было еще очень далеко. Потому что первое, что бросилось Диме в глаза, когда он вошел в свою комнату, был натюрморт на маленьком сервировочном столике. Там стояла бутылка водки с двумя наполненными рюмками и лежала порезанная тончайшими колечками колбаса. Водка была самой дорогой из тех, что продавались в магазине Натусика. А колбаса была сырокопченой. Ни того, ни другого Дима к себе в комнату не приносил, не разливал и не резал. Все это появилось в комнате в его отсутствие. И этим своим появлением Диму необычайно сильно взволновало.

Глава 3

Первое, что предпринял Дима – выскочил в коридор и заметался по квартире в поисках свидетелей того, кто мог проникнуть в его комнату, пока его не было. Увы, никто из соседей ничего подозрительного не видел. Никто не видел деда с внешностью гнома. На всякий случай Дима сбегал в магазин к Натусику, и она подтвердила, что водка та самая, из их магазина, и колбаса тоже.

– А как там твой дедушка? Надолго он приехал?

Но Дима лишь головой помотал, ему было не до светской болтовни с бывшей любовницей. Тот факт, что в его отсутствие кто-то проник в его комнату, категорически не понравился Диме. Мой дом – моя крепость, такого девиза он придерживался в своей неспокойной жизни. А тут такой облом. Кто-то явился, оставил свою визитную карточку в виде бутылки с водкой и колбасы, а потом исчез. И самое главное, Дима не понимал, как это случилось. Дверь не была взломана. Замок на ней был целехонек. А ведь Дима помнил, что, уходя, запирал его. Так как же получилось, что за запертой дверью в пустой комнате внезапно появилось угощение? Выпивка и закуска?

В потусторонние силы Дима не верил. Было какое-то вполне земное объяснение этому явлению. И Дима догадывался какое. Кто-то из его любимых соседей вступил в сговор с внешним врагом. Позаимствовал у Димы ключ от его комнаты, потихоньку сделал с него дубликат, а затем ключ вернул на место. Сделать это было проще простого. Дима привык думать, что окружен исключительно друзьями. И, находясь дома, Дима частенько оставлял ключ торчать в замочной скважине снаружи. Он бы и вовсе не запирал дверь, потому что доверял своим соседям. Просто иногда к ним приходили гости…

– Минуточку! Почему же я сразу-то не подумал на них, на этих гостей?

И действительно, каждый день к Гаврилычу приходили его многочисленные друзья – пропойцы. К Ларисе с Гелей приходили их кавалеры тоже, надо сказать, не менее многочисленные. К Ларионовым то и дело прикатывали их родственники из самых удаленных уголков России. Так почему бы таинственному деду с внешностью гнома было и не войти в соприкосновение именно с этими людьми? Дима от такой мысли даже приободрился. Думать, что ключ от его комнаты украл кто-то посторонний, было легче, чем сознавать, что в деле замешан кто-то свой, сугубо близкий и родной.

Но все же Дима предпочел бы знать точно, кто стащил его ключ и сделал с него дубликат. Для этого он обежал все мастерские, предоставляющие услуги по изготовлению ключей, какие знал в окрестностях своего дома. Результат проверки был заранее предсказуем.

6
{"b":"658424","o":1}