ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Уложив гроб в катафалк и усадив в автомобили всех участников прощальной церемонии, несколько строго одетых мужчин с застывшими лицами заняли свои места в траурном кортеже. Неустанно сканируя окружающее пространство, они медленно проезжали сквозь толпу журналистов. В задачу телохранителей входило благополучно и без лишнего шума доставить тело покойного из Мизерикордии Ареццо в другой город. А именно – в Пистою, а затем на местное кладбище, где находился фамильный склеп.

Гроб с телом был медленно спущен в свежевырытую могилу, находящуюся рядом с могилой первой жены усопшего и одной из дочерей. Место последнего пристанища увенчала гранитная плита, на которой были выбиты имя и годы жизни: Личо Джелли, 21.04.1919 – 15.12.2015.

Кто такой был этот пожилой синьор, немного не доживший до своего девяностосемилетия? О, это была грандиозная личность! Гений и злодей, ярый антикоммунист и друг коммунистов, отличный исполнитель и великий организатор, провокатор и тот, кто умел терпеливо ждать… Это было яркое воплощение законов единства и борьбы противоположностей, перехода количества в качество и отрицания отрицания в одном лице. Личо Джелли являлся серым кардиналом итальянской и международной политики второй половины XX века. Он был одним из тех, кто стоял за практическим осуществлением операций «Кондор» в странах Латинской Америки и «Гладио» в Италии, именно он – основатель и глава теневого правительства Италии с 1967 – 1981 годов. Да и много еще чего вертелось вокруг его имени…

Вот такой спорный человек был погребен утром 17 декабря 2015 года в городе Пистоя региона Тоскана. Точнее было погребено его бренное тело. А душа Джелли, так и не сумевшая прорваться через плотную сеть своих земных дел и окончательно обессилевшая в попытках покинуть орбиту материального мира Земля, устремилась в преисподнюю.

Глава 2

Высокий и статный мужчина стоял на обрыве крутой скалы и смотрел вниз. Внизу простиралась глубокая темная бездна, которая казалась бесконечной. Серое небо, плотно затянутое тучами, казалось, вот-вот упадет вниз. Неприглядный пейзаж местности – темные обнаженные скалы и пропасти между ними – время от времени освещали стрелы молний. Глухие раскаты грома грохотали в унисон вместе с их ударами. С неба тяжелыми каплями падал железный дождь.

Где-то на горизонте, где грязное небо сливалось с черными скалами в беспросветный мрак, двигались и вращались вокруг собственной оси каменные глыбы. Они двигались постоянно и бессистемно, с разной скоростью и в разных направлениях. Иногда глыбы сталкивались между собой. Когда это происходило, вырвавшийся при их столкновении звук рассекал любой предмет, находящийся на его пути. Иногда после этого образовывались новые вращающиеся глыбы. Они назывались Башнями и двигались по своим, только им ведомым законам.

Мужчина не замечал разбушевавшейся стихии. Маневры Башен его тоже не беспокоили. Он ни разу не поменял своей позы: ноги были уверенно расставлены на ширине плеч, а руки – сложены на груди. Порывистый сильный ветер пытался сорвать с него плащ, металлические струи дождя бесщадно хлестали по лицу. Оно было аристократичным, с утонченными чертами, хранившими холодное безразличие. Его равнодушные и слегка надменные глаза, не мигая, смотрели вдаль. В такт ударам грома, вторя раскатам басовыми аккордами, которые то устремлялись вверх, меняя тональность, то стремглав неслись вниз, словно падая в преисподнюю, в его мозгу играла «Пятая симфония» Бетховена.

Внезапно рядом с мужчиной, словно из ниоткуда, появилась невысокая худощавая фигура, которая легким и плавным движением отвесила поклон стоящему на обрыве. Тот лишь повел взглядом в сторону, продолжая всматриваться вдаль.

– Зачем пожаловал, Везельвиул? – обратился хозяин к нарушевшему его одиночество слуге.

– Господин, хочу сообщить тебе об одном странном узнике из туннелей, – сразу перешел к делу Везельвиул. – Он неустанно орудует лопатой и постоянно бормочет о каком-то уравнении антсоца. Когда я подошел к нему и спросил, что это такое – он ответил, что может доказать нечто, что интересует тебя, при помощи Науки Чисел и практических примеров.

Господин в легком недоумении посмотрел на Везельвиула:

– Он так и сказал, «при помощи Науки Чисел»? – уточнил он.

– Именно, – кротко ответил слуга.

– Кто этот несчастный? – продолжил расспрашивать хозяин.

– Из мира обитателей Земли. Вновь прибывший. На Земле его звали Личо Джелли.

– Странно, откуда простому смертному, тем более из вновь прибывших, может быть известна моя приверженность к Науке Чисел? – задал вопрос господин, впервые за все время разговора повернув лицо в сторону собеседника. Его черные, как смоль, глаза пронзали насквозь.

– Именно поэтому я здесь, – отвечал Везельвиул, – и ставлю тебя в известность об этом. Что прикажешь с ним делать, правитель? – Везельвиул предано смотрел на своего господина.

Мужчина задумался. Ни с чем подобным ранее он не сталкивался. Какой-то новенький, изнуренный адской работой в туннелях, вместо того, чтобы просить об отдыхе, заявляет, что знает ответ на один из его вопросов. Более того, он упомянул о Науке Чисел. Хотя абсолютное большинство из них именует ее математикой. Плюс ко всему, он сказал о практических примерах. Новость была действительно интригующей.

– Ступай, Везельвиул. Я появлюсь несколько позже. Виновника нашего разговора задержи до моего появления, – был его ответ.

После ухода слуги господин продолжил созерцание пространства перед собой. «Пятая симфония» по-прежнему играла у него в голове, доставляя удовольствие своим звучанием. Статную фигуру время от времени освещали вспышки молний. И впрямь, стоящий на обрыве обладал притягательной, дьявольской, загадочной красотой.

Говорившего с Везельвиулом звали Люцифер. Он был Князем Тьмы и правителем Ада. Жителям материального мира Земля Люцифер был известен под именем Сатаны. Его слуга, Везельвиул – вестник Люцифера – принадлежал к высшим демонам Ада и имел неограниченный временной и пространственный доступ к своему господину. Место, в котором читатель наблюдал недолгую встречу слуги и его хозяина, называлось Хоронзоном или Пропастями Великой Безысходности.

«Ну, что ж, – подумал Люцифер, – самое время взглянуть на узника из туннеля, который думает, что знает вещи, интересующие меня. Везельвиул!» – мысленно воззвал Люцифер к своему слуге.

Вестник не заставил себя долго ждать. Внезапно он как будто вырос из-под земли.

– В каком именно туннеле находится узник? – обратился к нему Люцифер.

– В отдаленном. В том самом, возле которого часто вращаются Башни Черных Братьев, – ответил Везельвиул.

– Тогда идем, – приказал Сатана.

И оба скрылись в кромешной тьме.

Глава 3

Люцифер и Везельвиул быстро двигались по лабиринту туннелей. Внутри подземных гротов царила кромешная тьма, но высших демонов это не смущало, они отлично ориентировались в пространстве. Вокруг было сыро и промозгло. Капли испарений то и дело падали вниз, заставляя ежиться от холода тех, на кого они упали. В некоторых туннелях царил такой холод, что начинало ныть в костях. Могильный запах подземелья неприятно щекотал ноздри. К нему примешивался кисловато-тухловатый запах страха, висящий в воздухе: все здесь было пропитано им. Страхом жило и дышало абсолютное большинство обитателей Пропастей Великой Безысходности. Это был главный запах Хоронзона.

Люцифер бросил взгляд на боковой свод пещеры, по которой они двигались. Это была длинная стена из скользких, грубо обтесанных камней. Вопреки своей каменной природе, они шевелились. Однако если присмотреться внимательнее, можно было увидеть, что грот состоял вовсе не из камней: строительным материалом были изуродованные человеческие тела, сплетенные самым невероятным образом. Изможденные мукой лица смотрели на демонов прямо из стены, руки тянулись к ним в надежде, что зацепившись за проходящего мимо, можно будет вырваться из кошмарного гордиева узла.

2
{"b":"658439","o":1}