ЛитМир - Электронная Библиотека

– Миу отстала, – шепнул Хепри.

Вздохнув, я обернулся. Миу даже не глядела в нашу сторону. Она принюхивалась к дверному проёму, ведущему в другой, более широкий коридор.

– Кто теперь медлительный? – напомнил я. – Миу, держись рядом со мной.

Она прикоснулась носом к полу.

– Кажется, я уловила запах Тедимут… нет, потеряла. Но она была здесь, я уверена. – Миу шагнула в широкий коридор.

– Туда ходить не имеет смысла, – сказал я.

Не удостоив меня вниманием, Миу помчалась вперёд, затем резко остановилась, вытаращив глаза от изумления.

Я нагнал её.

– Здесь ты её не найдешь. Тут негде прятаться.

– Вижу.

Она замерла в нерешительности, дивясь ослепительному великолепию комнаты. Даже в полутьме всё сияло – отполированные колонны, гладкие полы, роскошные фрески на стенах, изображавшие тростниковые берега, бассейны и богов. В глубине зала яркий луч света падал на трон.

– Что это за место?

– Зал приёмов фараона. – Я не собирался брать на себя роль гида, но мне это даже нравилось, как ни странно. Редко выпадает возможность похвастаться своими царскими владениями. – Здесь фараон восседает на троне и принимает официальных лиц и посетителей. Вон там для меня подготовлено особое место. – Я указал хвостом на небольшой квадрат у подножия трона.

Как я гордился собой, когда впервые занял там своё место! Под звуки труб именно я вёл фараона к великолепному трону – средоточию власти. В ярком свете факелов глаза всех присутствующих были направлены на меня. Даже Смотрителю пришлось признать моё превосходство.

С тех пор было столько церемоний, что они успели наскучить мне. Однако кое-что в моих обязанностях до сих пор вызывает трепет.

– Обожаю смотреть, как все кланяются нам.

– Ты хотел сказать, кланяются фараону, – поправил Хепри.

Я пожал плечами.

– Это одно и то же.

Хепри прищёлкнул крыльями, словно я удачно пошутил, но ведь это чистая правда.

Миу молча осматривала зал.

– Трон сверкает, как кошачий глаз.

– Он покрыт нубийским золотом, – объяснил я. – Всё самое лучшее для фараона.

– И для кота фараона, – пробормотал Хепри.

– Что ж, так и есть, – согласился я. – У меня своё собственное позолоченное место в каждом из тронных залов. – Я склонил голову к Миу. Она обитала на кухне и, вероятно, не понимала, какую утончённую жизнь я веду. – У него множество дворцов, понимаешь? Этот мой любимый, но, должен признать, дворец в Иуну[1] тоже удивительно хорош. А если ты не видела тронный зал в Фивах, то, считай, вовсе не жила. Хотя, на мой вкус, самое впечатляющее в Фивах – повар. Он предан мне всем сердцем – приносит угощенье каждый час. – Я облизнул усы при одной мысли об этом. – Вот это я называю дворцом.

– Прекрасный дворец, только навоза не хватает, – сказал Хепри с сожалением. – Большой кучи старого доброго навоза прямо у трона.

Я сморщил нос.

– Навоз? У трона? Ты шутишь, Хепри? – Не дожидаясь ответа, я вернулся к более приятной теме: – Итак, Миу, если взглянешь на фрески за троном, то увидишь нечто по-настоящему удивительное. Сам фараон настоял на том, чтобы сделали мой портрет…

К моему ужасу, Миу отвернулась.

– Я пришла не для того, чтобы любоваться достопримечательностями. Я пришла, чтобы найти Тедимут. И ты прав: здесь ей негде спрятаться. Я вернусь назад и попробую снова взять след.

– Нам всем лучше поторопиться, – предупредил Хепри. – Кто-то идёт!

Пока мы бежали обратно по коридору, я услышал ворчливый голос Смотрителя; он обращался к Хранителю царских набедренных повязок. Они направлялись в нашу сторону. К тому времени, как мы добрались до места, где Миу учуяла запах ребёнка, они почти нагнали нас.

– Прячьтесь, – пискнул Хепри.

С Хепри, намертво прицепившимся к моей шерсти, я поспешил к единственному укрытию, какое видел, – пёстрому фризу[2] под высокими, светлыми окнами. С пола он походил на длинную полоску цветков лотоса, но я с детства помнил, что за ним есть выступ, где кошке легко спрятаться. Воспользовавшись гигантской статуей фараона как стремянкой, я взобрался по ней, Миу старалась не отставать. Мы запрыгнули на фриз и скрылись за ним как раз вовремя.

Прямо под нами остановились Смотритель и Хранитель царских набедренных повязок.

– Мне показалось, я видел этого проклятого кота, – сказал Смотритель. – Ты ведь тоже его заметил?

– Нет, мой господин, – поспешил возразить Хранитель. – Откуда ему здесь быть? Он любит сидеть у бассейна.

– Как показывает мой опыт, этот кот всегда оказывается там, где меньше всего ждёшь. – Смотритель остановился и оглянулся назад, словно искал меня. Как же меня подмывало прыгнуть ему на голову, но я удержался.

– Не поверишь, сколько проблем создаёт этот кот, – брюзжал Смотритель. – Твоей должности можно только позавидовать, Хранитель. Ты ведаешь лишь набедренными повязками. А мне приходится присматривать за всем дворцом. Днями – неделями! – я строю планы для царского пира, и что же делает этот кот, когда гости занимают свои места? Горланит вместе с дворцовыми музыкантами.

Куда пропал амулет? - i_005.jpg

– Я пел, – возмущённо шепнул я Миу. – И это было прекрасно.

Она взглянула на меня с осторожностью.

Под нами Хранитель фыркнул от смеха.

– Помню, мой господин. Получилось довольно смешно.

– Смешно? – Голос Смотрителя был холоден, как лёд. – Я бы не сказал. Как и в тот раз, когда он запрыгнул на стол и стал уплетать козерога, приправленного специями.

Улыбка Хранителя испарилась.

– Уверен, этого больше не повторится, мой господин.

– Надеюсь, что нет. – Смотритель продолжил путь. – Если ещё хоть раз этот кот заберётся на обеденный стол, шкуру с него спущу. Почему фараон так ценит эту зверюгу, выше моего понимания. Он только и делает, что ест…

– Будто он сам не набивает себе пузо, – пробормотал я Хепри. – Он злится, потому что я взял кусочек печёнки с его тарелки. Пора бы ему научиться делиться.

– Ш-ш! – шепнула Миу.

Мы сидели не шелохнувшись, пока люди не ушли.

– Уф! – сказал Хепри. – Чуть не попались. Хорошо, что ты знал, где спрятаться, Ра.

Я ждал, что Миу тоже поблагодарит меня, но она обнюхивала каменную кладку.

Мгновенье спустя её хвост поднялся, словно флагшток, и она радостно замурлыкала.

– Тедимут была здесь.

– За фризом? – Я глянул на неё с сомнением. – Люди такие неуклюжие, да и высоты боятся. Как бы она взобралась сюда?

– Тедимут смогла бы, – сказала Миу уверенно. – Может, она взобралась по статуе, как и мы. Она маленькая и отлично лазает. В тот день, когда она спасла меня, я застряла на верхней полке в кладовой, в самом углу. Она залезла высоко и протиснулась между кувшинами и корзинами, чтобы добраться до меня, как настоящая кошка. А когда освободила меня, ей пришлось спускаться обратно, со мной на руках. Поэтому для неё это проще пареной репы. – Продолжая принюхиваться, она прошлась по фризу. – Да, никаких сомнений. Тедимут точно побывала здесь.

Миу долго осматривала каменную кладку, затем замерла на месте под одним из высоких окон.

– Ох, я снова потеряла след. – Она прошла чуть дальше вдоль фриза, затем вернулась. – Да, именно здесь следы кончаются.

«Если следы вообще были», – подумал я.

– Тогда, может, продолжим экскурсию? Мне бы хотелось вернуться к бассейну до обеда.

Миу не обратила на меня никакого внимания. Как и Хепри. Они оба глядели на окно.

– Думаешь, она пролезла там? – спросил Хепри.

– Да что с вами такое! – воскликнул я, прежде чем Миу успела ответить. – Вы всерьёз думаете, что ребёнок мог подпрыгнуть на такую высоту….

Не успел я договорить, как Миу забралась по стене на окно. На мгновение мне показалось, что она упадёт, но ей удалось добраться до подоконника. И она снова начала принюхиваться.

вернуться

1

Иуну – древнеегипетское название города Гелиополь. – Здесь и далее прим. пер.

вернуться

2

Фриз – декоративный элемент архитектуры в виде горизонтальной полосы или ленты.

3
{"b":"658447","o":1}