ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я так больше не могу, – заявила Олеся, приземляясь на диван напротив подруги, с которой они договорились встретиться в кафе. – Устала жутко…

– Так вроде каникулы начались.

– Я думала, что до них не доживу.

Олеся жестом подозвала официанта и, быстро сверившись с меню, сделала заказ:

– Нам бутылку вина и мясную тарелку.

– Ого! Значит, гуляем?

Подруга Олеси, Инна, отложила телефон, в котором что-то увлечённо писала до этого момента, и подалась к ней.

– Гуляем. Сегодня точно и однозначно.

У неё было довольно боевое настроение. И желание выпить и расслабиться впридачу. А всё потому, что на той должности, которую она занимала последние пару лет, Олеся начинала сходить с ума. Кто бы знал, что быть продавцом в школьном кафе – настолько нервно? Казалось бы, всего несколько перемен по пятнадцать минут, и рабочий день окончен. Но только не для той, которая до этого проработала два года учителем младших классов. И для кого сейчас, когда дети прибегали в кафе и наперебой гомонили так, что у неё сразу же начиналась адская мигрень, это было невыносимо.

Она уволилась из школы два года назад вследствие ужасающей несправедливости, о которой помнила по сей день. И сколько бы ни пыталась устроиться в другое учебное заведение, её таинственным образом ждала неудача. Всюду, куда бы она ни отдавала своё резюме, ей отказывали. Причины при этом были разными – порой, самыми смехотворными. Отчаявшись, Олеся пошла работать туда, куда её готовы были принять сразу и без лишних вопросов – продавцом в школьное кафе.

– Довели тебя сопляки? – поинтересовалась Инна, наблюдая за тем, как официант наполняет их бокалы.

– Довели, да.

– А куда-то перейти не думала?

Ей показалось, или в голосе подруги сквозило что-то ещё, помимо праздного интереса?

– Куда? Сейчас до лета доживу, а на июнь-июль-август на подработку, как обычно.

Олеся пожала плечами и отпила глоток вина. Он тут же опьянил. Не стоило пить на голодный желудок.

Наверное, ей стоило поберечь и без того скудные средства. Маленькая сестрёнка, неизлечимо больная, которую отец воспитывал один, нуждалась в нескольких курсах массажа, а зарабатывать в их семье могла только Олеся. Вернее, зарабатывать-то могла, только ей этого сделать по специальности не давали.

– Понятно. А я тебя, собственно, за этим и позвала.

У Инны сделался натянуто-хитрый вид. Всё же подруга совершенно не умела притворствовать.

– За тем, чтобы рассказать про подработку?

– Нет. За тем, чтобы предложить тебе отличное место. Платят много – это немаловажно.

– Не поспоришь.

Олеся отпила ещё глоток вина и положила себе на тарелку кусочек буженины. За последнее время она научилась истреблять надежду, стоило только той зародиться в душе. Вот и сейчас, когда услышала слова подруги об «отличном месте», мысленно дала себе установку не радоваться раньше времени.

– Работа не сложная. Скорее даже наоборот. Ты же какие-то психологические штуки проходила, когда училась в своей педухе?

– Педагогическую психологию и проходила, – не понимая, к чему клонит Инна, отозвалась Олеся. – А что? Ты нашла место где-то в школе?

– Нет. Не совсем в школе, точнее… совсем не в школе. Но платят и вправду много.

– И на такую работу мечты ещё никого не нашли?

Олеся вскинула брови и, допив вино, налила себе ещё бокал, после чего освежила порцию Инны. Она давно перестала верить в то, что бесплатный сыр бывает где-то помимо мышеловок. И хоть Инна была весьма разумной, жизнь научила Олесю тому, что даже самые трезвомыслящие люди нет-нет, да умудряются попасть впросак.

– Она не совсем обычная.

– Вот как? Откуда ты о ней узнала?

– От Сашки Прохорова. Место предлагает какой-то его приятель.

– И что это за место?

– Тебе нужно будет проводить время рядом с мужчиной, которого ты даже не сможешь увидеть.

Олеся не удержалась – глаза её распахнулись так широко, что Инна сразу должна была понять, что именно она обо всём этом думает. Озвученное казалось таким странным, что Олеся даже мысленно задалась вопросом: не послышалось ли ей?

– В каком смысле «проводить время» и что значит «не сможешь увидеть»? – с нервным смешком уточнила она. Один господь ведал, почему она не закрыла эту тему сразу и продолжала расспрашивать. Но ей было и вправду любопытно.

– Никакого интима. Тебе просто нужно будет общаться с мужчиной в тёмной комнате. Я не знаю, что там с ним случилось, может авария какая или пожар. Обгорел, изуродовался – какая разница? Главное, что платит много, – в который раз сделала ударение на этом Инна.

– Круто. То есть, мне просто необходимо говорить разговоры с кем-то невидимым, а мне за это заплатят деньги?

Олеся не удержалась – запрокинула голову и расхохоталась. Нет, ей и вправду очень нужны были деньги, но соглашаться вот так, с бухты-барахты, на какое-то сомнительное мероприятие…

– Именно так. Он одинок, ему нужна компания. Но при этом он богат и готов платить за эту самую компанию. Что тебя смущает? – уточнила Инна.

– Ну, хотя бы, то, что так не бывает. А верить в сказки и альтруизм чистой воды я давно разучилась.

– Не бывает как?

– Не бывает таких мест, где за всякую ерунду готовы отваливать золотые горы. И кстати, повторюсь, но… почему на эту супер-должность ещё никого не наняли?

– Возможно, ему просто не подошли кандидатки.

– А я, значит, подойду?

– Это будет зависеть от тебя.

– Окей. – Олеся откинулась на спинку дивана и внимательно посмотрела на Инну. Она пыталась понять, не шутит ли подруга, и судя по виду той, всё вышеозвученное было более чем серьёзным. – Как его хоть зовут, этого мистера Икс? – насмешливо уточнила она, кажется, уже зная ответ на свой вопрос.

– Узнаешь, когда пообщаешься с ним лично. Завтра тебя устроит?

Олеся закусила нижнюю губу. В принципе, ничего страшного не произойдёт, если она просто съездит на встречу с этим странным мужчиной, готовым платить много денег за простые разговоры по душам.

– Так быстро? Неужели ему настолько нужна та, кто согласится?

– Похоже на то. – Инна растянула губы в улыбке. – Так что? Дать адрес? Я сообщу, что ты приедешь.

Олеся размышляла несколько мгновений, хотя уже прекрасно понимала, что именно скажет в ответ. И может виной тому был выпитый бокал вина, а может – разбуженное любопытство, но она кивнула и проговорила:

– Давай адрес. И да – завтра же к нему наведаюсь.

Когда Олеся вернулась домой, Люба, её сестрёнка, уже спала. Со сном у неё всегда были проблемы, потому стоило Любаше отправиться в царство Морфея, все, кто был рядом, начинали ходить на цыпочках и переговариваться шёпотом.

Малышке не повезло с самого рождения. Мать и отец ждали появления здоровой девочки, все анализы и обследования показывали, что всё в норме, но во время родов случилась трагедия. Мать Олеси и Любы умерла, а сама малышка несколько недель боролась за жизнь. Следствием этой борьбы стала тяжёлая форма ДЦП, инвалидность и привязанный к ней отец, на плечи которого обрушился столь непомерный груз.

– Ужинать будешь? – шёпотом спросил он, выглядывая из кухни, где сидел и читал что-то в интернете.

– Нет, пап. Я не голодна, сейчас приду, – так же шёпотом ответила Олеся, после чего, быстро ополоснув руки в ванной, направилась в кухню.

Наклонилась, чмокнула отца в щёку, села напротив. Они часто проводили время вот так. Олеся чувствовала, что отец нуждается в таком общении и с удовольствием приходила составить ему компанию по вечерам. Они могли просто сидеть и молчать, и всё равно Олеся понимала, что отцу словно становится легче.

– На каникулы ушли? – всё так же тихо задал вопрос папа, откладывая планшет.

– Да.

– Это хорошо. Может выедем с Любашей в парк?

– Давай. Я правда, пока не знаю, когда. Мне работу новую предложили. Денежную.

Она видела, как на лице отца мелькает радость, которую он не смог сдержать. Мелькает и исчезает, будто её и не было.

1
{"b":"658678","o":1}