ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Нечисть - она разговаривает, только если припереть ее к стенке. Обычно она или кричит, или рычит, или бормочет заклинания, наводя на людей сон и усталость.

Сакральный момент власти состоит в том, что она начинается в момент реализации мести. Власть из мести исходит и местью заканчивается. Вне мести начала борьбы за власть не существует. Месть - именно она сакральный момент, с которого начинают движение шестеренки социальных механизмов. Именно в этом состоит великая тайна и всех успехов, и всех неудач.

За просто так, ради любых самых высоких идей стрелять в людей крайне тяжело, фактически невозможно. Круг истории замкнулся. Люди кланов наделали гадостей достаточно, чтобы им мстить. За что-то конкретное. А с тем, как они гадости делали, возможности мстить сами они лишились - на психическом уровне.

Появился другой тип людей, отличающийся от людей обычных даже внешностью. Они похожи только на себя, для всех остальных они - чужие. Их предшественники боролись за выживание. Они боролись ради потребления. К финалу пути они напотреблялись до блевотины. Они победили, они правят континентом, они выползли на него. И вот с вершины открывается картина движения многочисленных, свежих, новых вражеских армий. Победа. Но силы подорваны. Творческих ценностей нет. Развития нет. Только потребление. Они не могут воевать по-настоящему. Нельзя жертвовать жизнью ради процента от потребления. Они понимают, что безопаснее просто с континента уйти - но скорее это уже не жадность, а форма дегенеративной лени.

Их жизни никому не нужны - только их пространство. И женщинам, и бандитам. Они уже перешли к обороне. Отдельные поселки, охранники, сигнализации, железные двери, решетки на окнах. Охота объявлена - и кто за решеткой, становится не вполне понятным. Как они ползли - так их и уничтожат. В целях безопасности они создали систему, в которой невозможно движение - только загнивание.

Оказалось, что континент штурмуют не периодически, а всегда. Оказалось, что в России материальная польза от континента может быть только сиюминутной - обычно люди, добравшиеся до вершин, оставляли только память о себе.

Корпоратисты - не воины. Это не кланы воинов типа средневековых шотландских. Это не семьи типа итальянских мафий. Это наследники тех, кого называли "жуками" - наследники цепких и пронырливых. Но даже если наследники героев, пришедших к власти, через два поколения мирной и обеспеченной жизни превращались в ленивых и бездарных царедворцев, в тип привилегированной черни, что говорить о наследниках самой челяди?

Настанет день - путь кланов и пути героев пересекутся. Путь на континент власти - это путь героев сегодня. О походе не говорят - его начинают тихо, спокойно, каждый со своей базы, каждый со своим оружием и каждый со своими принципами. Континент доступен всем - именно бедному, а не богатому было легче бросить все и отправиться на ее завоевание. Чем меньше человек имеет - тем легче он на подъем. У каждой жизни своя цена и своя ставка.

Для самих претендентов не стоят политические вопросы. Власть - это место, им правят недостойные; недостойность состоит в том, что претенденты лучше. Претенденты сильнее - это в системе ценностей претендентов. Претенденты привержены хоть каким-то этическим ценностям, и они сделают жизнь красивее - это в системе национальных ценностей. Жизнь всех людей. И от красоты жизни, как круги по воде, пойдут положительные изменения в глобальном плане.

Было бы наивностью полагать, что люди дерутся за власть ради блага незнакомых им людей. Теоретически есть идеалисты, но в современном политическом, да и просто в мире их ничтожно мало. К тому же идеалисты ничто без мстителей, они не владеют сакральной изначальной властью, и если объединения с мстителями не происходит, идеалисты ничего не добиваются и плохо кончают. За власть люди ведут борьбу в своих интересах - одни из честолюбия, другие ради кармана. Первые предпочтительней, так как способны на высокое.

Континент власти уже открыт. Но пока на нем работают только маленькие группы охотников за сокровищами. За ними пойдут охотники за приключениями. За ними - настоящие завоеватели. Но когда пойдут последние - их доля будет меньше доли первых.

Война должна себя кормить. Если не кормит - путь ложный. Армия завоевателей первым делом выйдет на окраины континента. По меркам центра континента в таком месте серьезных денег нет. Но когда завоеватели эти мизера увидят - а таких они не представляли никогда - остановиться уже не смогут. Так голодные и нищие авантюристы спускались с кораблей на берега Америки и Индии. Первый удар примут мелкие корпоративные группы, уничтожение которых не может быть великим делом. Тылов у завоевателей нет, потому именно мелкий бизнес должен будет взять на себя снабжение. Это и будет проникновением в систему. С окраин континента виды откроются поистине великолепные. Первый шаг, первое столкновение - всегда самые сложные и опасные.

Наемники власти - их будут обходить, они машины. Они не обладают властью. Задача - обойти, не трогая, монстров континента - армию и милицию. Потом их приручат.

Воевать будут только за себя - за свои убеждения, и, следовательно, за свою победу. Выступать против чего-то - тоже не путь. Дорога, ведущая в никуда. Когда враг исчезает, с ним проходит смысл борьбы - остается пустота. Оружие завоевания - как раньше владение мечом, так сегодня - технологиями власти.

Нужно попасть на континент свободным, нужно прийти на него завоевателем, а не быть привезенным в трюмах корабля-работорговца. На континент попадают не так редко - но обычно в качестве прислуги. Пошедший таким путем обычно отказывается от свободы. А все, что ему на континенте дали, отберут после.

Можно предположить, что путь героя может обогнуть континент, что существует множество путей к прекрасному. Да, в мире существует много путей. В мире, но не в России. Да и в мире подавляющее большинство героев совершило свои подвиги именно на континенте. В России континент присутствует в каждой точке, в каждом моменте жизни, здесь он и в науке, и в искусстве, здесь он везде. В России приоритетны не деньги, не собственность, а власть. Все пути ведут в Рим - все дороги на континент. И только на континенте можно свободно - именно свободно - заниматься искусством, наукой, вообще творчеством.

Да и какой же принц без замка? А замок - он ведь на континенте.

59
{"b":"65890","o":1}