ЛитМир - Электронная Библиотека

В 1889 году Софья Андреевна пишет сестре Т. А. Кузминской, имея в виду мужа и его молодого последователя П. И. Бирюкова, которым, как ей кажется, средняя дочь увлеклась исключительно из идейных соображений: «Мне очень жаль Машу: спутали ей, бедной, и ум, и сердце, и всю жизнь»[98]. Думая про то время, Софья Андреевна записала в своих воспоминаниях: «Моя дочь Маша жила всецело интересами отца и много общалась с его посетителями»[99].

Дороги сердцу Марии были единомышленники отца – П. И. Бирюков и М. А. Шмидт[100]. Павел Бирюков был влюблен в Марию, о времени знакомства с ней он позднее вспоминал: «Когда я познакомился с нею, ей было пятнадцать лет от роду. Благодаря особой близости к духовной жизни отца уже в это время она занимала особое место в семье. Она возложила на себя обязанность помогать ему во всем и по мере сил пыталась продемонстрировать свое сочувствие новым идеям отца. Особенно тепло это сочувствие передавалось посетителям Толстого – в первую очередь тем, кто обнаруживал свое согласие, согласие с его идеями и стремился претворить их в жизнь. Автор этих строк не раз испытал на себе чарующее влияние этой прекрасной души»[101].

Три дочери Льва Толстого - i_012.jpg

С. А. Толстая. 1885

Мария тянулась к последователям Толстого, преодолевая свое внутреннее – кроме общения с отцом – одиночество. Когда влюблялась, то и отец был не в помощь. В романической истории с Бирюковым никто из семейных ее не поддержал, и ей было тяжело: «Кинусь к тому, к другому, и никто меня не любит и не понимает. А так иногда хочется поделиться с другими, и чувствуешь в них отпор и то, что у них другие интересы. А папа – все-таки он мне не товарищ – не равный, – нет, не то – не знаю, отчего я не могу с ним всем делиться»[102].

Марию, как и отца, отличали повышенная социальная отзывчивость и чувство личной ответственности за происходящее. Она болезненно воспринимала городскую жизнь. 30 апреля 1888 (1889?) года писала Павлу Бирюкову о своих намерениях, которые собирается осуществить, после того как в семье все наладится: «Думаю, когда все выздоровеют, уехать в Пирогово[103], но стыдно. Ведь это ужасно эгоистично. Уехать, чтобы не видать всех городских мерзостей, успокоиться и жить хорошо. Да там-то легко хорошо жить, а надо уметь здесь так жить. Ведь там меня не так будет мучить совесть, оттого что ничто не будет вызывать этих мучений, а тут все их вызывает: перед окнами фабрика, на улицах нищие, пьяные жулики и т. д. Ведь во всем чувствуешь себя виноватым»[104].

Лет с шестнадцати Мария начала помогать отцу на полевых работах. Сохранилось воспоминание о том, как она, участвуя однажды в вывозе хлеба с поля, без промедления пришла на помощь мужику, в повозке которого сломалась передняя ось. Девушка разом скинула полусапожки и босиком побежала по колючему, скошенному полю, быстро достала из сарая и на плечах принесла смазанную дегтем ось, затем попросила рядом стоявших мужиков поднять повозку и заменить ось.

Мария как-то органично включалась в тяжелый крестьянский труд. Бирюков привел удивительный пример того, как она деятельно поддержала отца, заново отстраивавшего сгоревший дотла дом яснополянской вдовы. На большом, специально сооруженном ткацком станке молоденькая графиня соткала несколько длинных соломенных ковров для крыш. Затем эти ковры надо было вымочить в жидкой глине и высушить, в результате чего они становились огнеупорными. Бирюков присутствовал при вымачивании и помогал девушке. «Продолговатая яма – в ширину соломенной полосы – была выкопана и наполнена жидкой глиной; туда положили полотно. Для того чтобы оно хорошо пропиталось глиной, нужно было спуститься в яму и потоптать его голыми ногами. Для Марии было само собой разумеющимся, кому следует выполнить эту работу. Я с радостью присоединился к ней, и наша работа быстро сдвинулась с места. Для Марии не существовало грязной, тяжелой, неприятной работы – была только работа необходимая и полезная для окружающих, и эту работу Мария выполняла с радостью, она ею жила»[105].

Мария выстраивала свой путь жизни, и вдали от Москвы и Ясной Поляны ей было легче делать это. Находясь в марте 1889 года в гостях у родного дяди Сергея Николаевича Толстого в Пирогово, она писала дорогой ее сердцу Марии Александровне Шмидт о совместных с двоюродными сестрами занятиях:

«Мне здесь живется удивительно хорошо: жизнь моя стала правильна. Всегда есть дело, если не физическая работа, то письменная. Из физических работ я устроила себе вот что. Все хлебы в доме – мы сами печем. Черные – я, а белые – мы с девочками. Это приходится делать часто. Потом стала ходить коров доить, и Маша, и Варя тоже стали этому учиться, так что сегодня мы ходили втроем без скотницы и подоили коров. Это было так приятно. И потому приходится рано вставать, в 5 и 6 утра. Теперь я уже совсем привыкла.

Третье мое дело, мне удалось мое белье вымыть, не отдавая прачке. Здесь смотрят на все это гораздо лучше, чем у нас, хотя тоже не любят этого и, главное, не допускают близости и равенства с крестьянами»[106].

Из Пирогова Мария отправляется в Гриневку[107] помогать брату Илье и его жене Соне, в семье которых появилась первая дочка[108]. В апрельском письме к Бирюкову Мария сообщает не только о своих трудах, но и о неустанной работе над собой при общении с людьми близкими и дорогими, но духовно все-таки чуждыми: «Целый день занята. То девочка, то дрова таскать, картофель чистить, хлебы ставить, масло бить, коров доить, за водой ходить и т. д. Вот воду мне труднее всего и веселее всего. И сейчас плечи больно. Мы носим воду из лесу в ушате. Это расстояние до нашей деревни в Ясной, так что, когда принесешь воду, ноги, руки трясутся. Теперь я привыкла и мне гораздо легче, почти не устаю. Ношу тоже на коромысле – это гораздо труднее. Меня злит, что мне трудно, – хочу привыкнуть. Живем мы все-таки совсем по-барски. Делаем только то, что хотим. Я постаралась здесь устроиться так, чтобы у меня были мои определенные дела, кот〈орые〉, кроме меня, никто бы не делал. Сегодня целый день мы с Соней[109] шили. Много набралось всякой починки. Временами мне очень одиноко, не знаю отчего. Правда, что Илья и Соня мне очень чужды, главное – их жизнь и их понятия меня как-то угнетают. Не могу во многом им сочувствовать и потому в душе осуждаю их за многое, а это всегда так тяжело. Но они очень добрые и хорошие люди, и это бывает только потому, что я плоха. Мы очень дружны, особенно с Соней, и я их очень люблю. Не знаю, когда уеду отсюда, да и не стремлюсь уехать. В Ясной хуже жить буду, и труднее будет жить. Соня говорит, что она никогда не видала меня такой спокойной и веселой, как теперь. 〈…〉 Знаешь, отчего мне теперь так хорошо? Во-первых, я стала тверда и спокойна, а во-вторых, не приходится постоянно из-за себя, своих собственных интересов, постоянно осуждать и злиться»[110].

По сравнению с Татьяной Мария, согласно стоявшая на позициях отца, отпадала от жизни семьи и окружающих. Она понимала, что ее жизнь чревата одиночеством, но была готова к этому: с ней оставался отец. Она пишет Павлу Бирюкову удивительные строки: «Хочу отделиться от табуна, жить одной, гораздо будет лучше. Я это намеренье папá сказала, он говорит „только меня не покинь“. Мне это было очень приятно. Он все пишет и говорит, что будет много давать мне работы. Так что жить будем с ним»[111]. Девушка мечтала выйти замуж за Бирюкова, а потом поселиться своей семьей рядом с М. А. Шмидт, так мог бы сложиться тесный круг верных последователей отца, семейное сопрягалось бы с идеалом служения людям.

вернуться

98

Там же. Т. 2. С. 87.

вернуться

99

Там же. С. 99.

вернуться

100

Павел Иванович Бирюков родился в семье дворянина, учился в Пажеском корпусе, затем в Морском училище, совершил кругосветное путешествие на фрегате, в 1884 г. окончил гидрографическое отделение Морской академии. Однако молодого человека волновали религиозно-философские вопросы, ему была близка идея непротивления злу насилием. И состоявшаяся в том же году встреча с Л. Н. Толстым определила всю его дальнейшую жизнь. Мария Александровна Шмидт была дочерью профессора фармакологии, по окончании московского Александро-Мариинского института благородных девиц она служила классной дамой в Тульском епархиальном училище, а через несколько лет – в Москве в отделении Николаевского института для благородных девиц-сирот. Мария Александровна познакомилась с Л. Н. Толстым в том же году, что и Бирюков, затем оставила службу и стала выстраивать свою жизнь согласно близким ей идеям Л. Н. Толстого, с 1893 г. она поселилась рядом с Ясной Поляной и до конца жизни своего учителя была близким ему другом.

вернуться

101

Бирюков П. И. Отец и дочь: переписка Толстого с дочерью Марией. Предисловие // Толстовский ежегодник – 2003. Тула, 2005. С. 114–115.

вернуться

102

Оболенская (Толстая) М. Л. Письмо к М. А. Шмидт, 5 июня 1889 г. // РГАЛИ. Ф. 508. Оп. 5. Ед. хр. 41. Л. 8.

вернуться

103

Пирогово – богатое имение в Крапивенском уезде Тульской губернии, расположенное в тридцати с лишним верстах от Ясной Поляны. Большое Пирогово принадлежало С. Л. Толстому, Малое – М. Н. Толстой.

вернуться

104

Оболенская (Толстая) М. Л. Письмо к П. И. Бирюкову, 30 апреля 1888 г. (1889?) // РГАЛИ. Ф. 41. Оп. 1. Ед. хр. 90. Л. 14. Курсив мой. – Н. М. Письма Марии Львовны к М. А. Шмидт, как и к П. И. Бирюкову, хранящиеся в РГАЛИ, не всегда датированы, конверты со штемпелями отсутствуют.

вернуться

105

Бирюков П. И. Отец и дочь: переписка Толстого с дочерью Марией. С. 116.

вернуться

106

Оболенская (Толстая) М. Л. Письмо к М. А. Шмидт, март 1889 г. // РГАЛИ. Ф. 508. Оп. 5. Ед. хр. 41. Л. 3–3 об. Датируется с учетом записи С. А. Толстой (Толстая С. А. Моя жизнь. Т. 2. С. 87).

вернуться

107

Хутор Гриневка – усадьба И. Л. Толстого, расположенная в Чернском уезде Тульской губернии, доставшаяся второму сыну Л. Н. Толстого после раздела имущества в 1891 г.

вернуться

108

Анна Ильинична Толстая родилась 24 декабря 1888 г.

вернуться

109

Жена брата Софья Николаевна.

вернуться

110

Оболенская (Толстая) М. Л. Письмо к П. И. Бирюкову, 1889 г. // РГАЛИ. Ф. 41. Оп. 1. Ед. хр. 90. Л. 30–30 об.

вернуться

111

Там же. Л. 34–34 об. Курсив мой. – Н. М. Письмо написано Марией Львовной по возвращении из Гриневки в Москву, состоявшемся 25 апреля 1889 г.

9
{"b":"658914","o":1}