ЛитМир - Электронная Библиотека

Ну и, как водится, счастье это оказалось недолгим.

- Эй, кэп! – Раздалось с носа корабля. – Прямо по курсу корабль!

Скай поднял подзорную трубу, уже набирая в лёгкие побольше воздуха, дабы приказать своим молодцам готовиться к бою. Но, когда он разглядел приближающееся судно, то прокричал совершенно другое:

- О НЕ-Е-Е-ЕТ!

Это судно было тоже хорошо известно во всём Карибском море. И узнать его было несложно, ибо его хозяин, в отличие от некоторых, не имел привычки терять свои корабли.

Судно звалось «Парламентёр». А командовал им небезызвестный Бен Кеноби.

Скай очень, даже О-О-ОЧЕНЬ хорошо его знал. Когда-то они, можно сказать, даже ходили под одним флагом… Пожалуй, об этом стоит рассказать подробнее.

Когда-то Ская, совсем ещё мальчишку, рано осиротевшего и промышлявшего воровством в портах, подобрал из жалости известный в своё время капитан Джинн и взял юнгой на свой корабль под названием «Живая сила». Пацан был ему весьма благодарен и даже был бы счастлив, если бы не необходимость ежедневно и ежечасно терпеть присутствие старпома, вреднющего рыжего молодца по имени Бен Кеноби. Скай сам не знал, за что так его возненавидел. А тот едва удостаивал его взглядом.

По мнению Ская, Кеноби вообще нечего было делать в море, а тем более, на пиратском судне. Не знаю, как там насчёт боевых навыков и умения управлять кораблём, но одно он умел превосходно: болтать. «Тебе бы только в адвокаты идти, трепло несчастное, язык без костей», - злорадно думал порой Скай, слушая, как капитан Джинн хвалит вновь отличившегося старпома. А тот и бровью не вёл.

Время шло, Скай вырос и дослужился до матроса; и вот однажды случилось несчастье: капитан Джинн погиб в бою против безжалостного пиратского вожака по кличке Молот, вооружённого двумя боевыми топорами, зачем-то раскрашенными в красный цвет. Как ни странно, именно Кеноби удалось прихлопнуть этого Молота и потопить его посудину под названием «Лазутчик». Когда бой закончился, победитель оглядел всех, словно говоря: «Поняли, кто теперь здесь главный?» И Скай понял, что никогда не уживется с этим дьявольски везучим нахалом.

Он нанялся на другой корабль, а потом на третий, а потом на четвёртый… В общем, его карьера потихоньку шла вверх, и он довольно часто останавливался на Тортуге, где можно было узнать все местные пиратские новости и сплетни. Так он и узнал, что Кеноби, теперь уже капитан, назвал свой корабль «Парламентёром» - странное название, учитывая то, что характер переговоров был довольно агрессивным. Несколько раз Скаю довелось встретиться с ним. Эти встречи потом снились ему в кошмарах.

Похоже, грядёт ещё один.

- Слушай, Рекс, может, нам лучше свалить? – Спросил Скай совета у боцмана – и тут же понял, что обратился не к тому человеку.

- Вы что, кэп, как можно? – С воодушевлением вскричал Рекс. – У меня уже давно кулаки чешутся как следует разукрасить наглую рожу его боцмана! И, кроме того, - добавил он уже спокойнее и даже как-то уныло, - нам от него не уйти, сами же знаете.

Рекс, по мнению Ская, был практически идеальным человеком. С одним-единственным недостатком: он лютой ненавистью ненавидел Коуди, боцмана «Парламентёра». При каждой их встрече, которая обычно кончалась дракой – всегда вничью, Рекс просто сходил с ума, стоило ему лишь завидеть чернобородого боцмана с красным платком на голове. И за это Скай ненавидел капитана Кеноби ещё больше.

Скай честно попытался уйти. Но когда любезные пушки «Парламентёра» вежливо, но ощутимо продырявили паруса «Сумерек», повредили корму и добавили дырок в бортах (к счастью, выше ватерлинии), Скай решил сдаться.

- Так-так, - раздался такой знакомый и такой ненавистный голос, когда оба корабля оказались сцеплены друг с другом, и победители ступили на палубу побеждённых, - значит, я не ошибся. Мы только заметили твою посудину, и я сразу сказал: «Это Скай!» Никто во всём Карибском море не способен так бездарно водить корабли, как ты.

Бен Кеноби, наглый, рыжий и довольный, стоял перед несчастным Скаем и улыбался во все свои шестьдесят четыре зуба – Скаю ужасно хотелось бы их проредить, но он был другой весовой категории.

Помимо наглости и эксцентричного поведения, Кеноби был знаменит тем, что его просто обожали женщины. По мнению Ская, красавцем он не был, да и вообще рылом не вышел, но на самом деле наш храбрый герой просто завидовал старому врагу. Сам же Кеноби, как было известно, не обращал на своих поклонниц ни малейшего внимания, чем разбил немало сердец (а заодно и морд всяким ревнивым парням). Слухи ходили просто невероятные: болтали про некую герцогиню с Доминики по имени Криз, которая якобы так возжелала внимания Бена Кеноби, что безуспешно моталась туда-сюда на своём корабле по всему Карибскому морю, чтобы попасться к нему в руки. Болтали и про некую Анну Вентресс, пиратку, любившую капитана лютой ненавистью и отчаянно гонявшуюся за ним повсюду – неизвестно, зачем: не то убить, не то добиться взаимности.

- И что же мне с тобой делать, Скай? – Продолжил капитан Кеноби, но тут его довольно грубо перебили:

- Дайте! Дайте, я его побью! – Это орал Коуди.

- Нет, это я его побью! – Отчаянно рвался из рук державших его семерых пиратов Рекс.

Он таки вырвался, и давние друзья сцепились. Схватка вышла короткой, но яростной, зрители минуту-другую понаслаждались представлением, а потом Кеноби приказал растащить драчунов. Оба боцмана мрачно глядели друг на друга исподлобья (у каждого был подбит левый глаз), шмыгали разбитыми носами и сплёвывали кровь. Было видно, что они жаждут продолжения.

Кеноби выдержал многозначительную паузу и вернулся к прерванной беседе:

- Так как же быть с тобой, Скай? – Он с улыбкой положил ему руку на плечо. – Пожалуй, я тебя повешу вместе со всеми твоими людьми, а корабль потоплю. Мне только Рекса твоего жаль; с удовольствием взял бы его к себе, но Коуди не поймёт. – Услышав это, Скай рухнул на колени, и Кеноби махнул рукой: - Ладно, шучу. Садитесь в шлюпки и убирайтесь к Нептуну!

- Не-е-ет! – Отчаянно заорал Скай и даже заломил руки. – Только не это! Пожалуйста, бери, что хочешь, Бен, только не топи корабль! Он и так мне достался таким тяжким трудом, не поверишь; если я его потеряю, я не переживу!

- Какая потеря для Карибского моря! – Фыркнул кто-то из команды «Парламентёра».

- Да повесить его, и дело с концом! – Добавил другой голос.

Скай сглотнул. Ему конец, и никто не придёт на помощь. Вон, даже Рексу чихать на своего капитана, только и думает, как бы пересчитать кости этому лохматому.

- Парни, - обратился Кеноби к своим, - обыскать это корыто. Тащите сюда всё ценное, что найдёте.

Пираты мигом помчались выполнять приказ и вскоре выволокли на палубу все находки: бочки с ромом и порохом, провизию, оружие и заботливо припрятанные Скаем остатки выигранного золота.

- Что-то негусто, Скай, - сказал капитан. – Никак не поймаешь свою удачу?

- Не знаю… – Протянул бедняга. – Не везёт мне…

- Ладно, - снисходительно улыбнулся победитель. – Плыви на своём ведре на все четыре стороны. Я своего брата-пирата не обижаю. – И приказал своим перенести на «Парламентёр» ром, порох и золото. – Припасы и воду оставьте. А ты, Скай, запомни: ещё раз попадёшься – вот тогда тебе несдобровать.

- Чтоб тебя твои бабы придушили, - пробурчал Скай себе под нос.

- Можешь забрать их себе, - отозвался на это, не оборачиваясь, капитан Кеноби, уже направляясь на свой корабль.

Пираты отцепили крючья, и каждое судно взяло свой курс, только Коуди с Рексом всё переглядывались и грозили друг другу кулаками.

- Фу-ух! – выдохнул Скай. Вроде обошлось: «Сумерки» был хоть и потрёпанным, но целым, все живы (он невольно потрогал шею), так что насчёт «не везёт» он, пожалуй, преувеличил. Но они теперь снова на мели…

- А пить мы теперь что будем? – Раздался на палубе дружный возмущённый рёв, и не миновать бы Скаю бунта на корабле, если бы не уже остывший и образумившийся Рекс.

3
{"b":"659029","o":1}