ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да я пристрелю этих тварей в первом же бою, – негромко бросил Санчес, но надсмотрщик то ли услышал его, то ли предугадал брошенную фразу.

– Вы измените, свое мнение об их целесообразности через пару дней, когда красящий фермент, введенный в их организмы, начнет полностью выводиться, – бросил гурянин довольный тем первым впечатлением, которое произвело прикосновение к «призракам» и не собирающийся разъяснять сказанное.

И вот прошло почти два дня. Монстры еще с предыдущего вечера начали понемногу светлеть. Сначала почти незаметно, а к исходу второго дня они стали едва видимыми тенями. При этом двигались «призраки» так стремительно и осторожно, что в обычных условиях, если того не требовалось, прикоснуться или случайно задеть гигантских пауков было просто невозможно. Они буквально перетекали от стены к стене, всегда успевая убрать лапу, отодвинуться, приподняться. И самое жуткое для присутствовавших было то, что все манипуляции проводимые монстрами происходили в полнейшей тишине, благодаря мягким, покрытым множеством присосок, подушечками из длинных лапам. Это было безмолвие мгновенной смерти.

Утром третьего дня «призраков» не стало вовсе. Вернее все отлично понимали, что они никуда не делись, но теперь они стали абсолютно невидимыми. Вот тогда-то в башне и поселилось состояние беспомощности и безраздельного страха.

– Выбирай, миротворец, – предложил надсмотрщик, насмешливо глядя на Реззера.

Дан буквально чутьем бойца почувствовал невидимое движение за своей спиной и больше не колеблясь ухватил рукоять протянутой плазменной винтовки «Эл Один-Три Пи Восемь».

– Поздравляю, солдат, ты сделал единственно правильный выбор, – оскалился в победной улыбке гурянин, – Вряд ли ты со своими взглядами выживешь. Но хоть какой-то шанс у тебя теперь есть.

Дан хотел огрызнуться. Но надсмотрщик скомандовал общий подъем на работы. Удивленные работники, решившие было, что работы все уже завершены, подгоняемые зелеными солдатами, двинулись наружу. Их гнали на песчаные пустоши, разделяющие высотки с башнями.

Тьяйерец уже бегал по песку, что-то прикидывая и вновь втыкая флажки и вешки. Флажков было множество, но он не остановился, пока все пространство песка не покрылось сетью равномерно расставленных вешек.

– Внимание всем! – закричал гурянин после недолгого разговора с тьяйерцем, – Роботов строителей нам не хватает. А вернее их просто практически нет. Сейчас к нам вообще не могут прислать ни одного. Но мы не изнеженные имперцы. Поэтому слушай задачу. Копаем отсюда и до темноты. На месте каждого флажка должна быть яма глубиной три, длиной и шириной пять на пять метров с укрепленными склонами. Песок собирать рядом. Потом будем засыпать и заравнивать. Всё, начали.

Не понимая смысла работы, разумяне дружно взялись за лопаты. Песок тек, образуя вместо четких контуров ям, мягкие конусы воронок. Тьяйерец некоторое время наблюдал за работой, потом, сказав что-то надсмотрщику, умчался на другой участок.

– Воронки тоже пойдут! – крикнул работающим гурянин, – Но диаметр кратера должен быть тогда больше! Почти вдвое больше!

Обливаясь потом и сплевывая набивающийся в нос и горло песок, Реззер вместе со своими товарищами с исступлением обреченности греб песок, потеряв счет времени и уже не обращая внимания на усталость. Только горячий, текущий по склонам воронки песок.

* * *

– Курсант Ленокс, ознакомительный курс ты прошел лучшим в группе, – улыбнулась инструктор Гаргиини, – Теперь пришло время начала практических занятий. Надеюсь, ты и на практике останешься лучшим.

– А вам это не безразлично, инструктор? – Пип уже несколько раз пытался пригласить молодую гурянку сходить куда-нибудь в свободное время.

Но каждый раз она, не позволив ему довести планируемое до завершения, уводила разговор на другую тему.

– Ты очень упорный курсант. Это неплохое качество для военного летчика. Что ты хочешь услышать в ответ? – спросила Гаргиини в это раз прямо, решив не уклоняться от разговора.

– Что я хочу услышать? – растерялся Ленокс, но быстро взял себя в руки, – Я хочу, что бы вы сказали, что вам это не безразлично. Что я вам нравлюсь. И что вы согласны сходить со мной вечером куда-нибудь.

– Да я смотрю наглости тебе не занимать. Ее у тебя столько же, сколько и упорства. И хоть я не считаю это положительным качеством, но оно мне нравится. Однако я твой шеф– инструктор.

– Я помню о субординации, – улыбнулся Пип, оставляя девушке возможность превратить все в шутку, – Поэтому не предлагаю заниматься чем-то посторонним в служебное время. Так что вы мне ответите?

– Мне это не безразлично и ты мне действительно нравишься, – улыбнулась в ответ гурянка, но это была совсем не шутливая улыбка, – Ах да, я совсем забыла еще одно. Я согласна сходить с тобой куда-нибудь вечером.

– Я не верю своим ушам, что слышу это, – выдохнул Ленокс, который, постоянно мечтая, уже не надеялся на осуществление своей мечты.

– Ты слышишь это, – бросила гурянка, собираясь уходить, – Но запомни курсант, эти слова и этот вечер ничего не значат.

* * *

– Не слишком много нам удалось выяснить, – сказал толстый гурянин со шрамом в полголовы, пожимая протянутую Зауэрвальдом руку.

– А никто и не говорил, что у вас будет вместо работы курорт, – хлопнул гурянина по массивному плечу командор, – Так что ты сумел узнать, Агардг?

– Пока мы только сумели выяснить, кто назначен командующим Трионской экспедиции.

– И кто же это?

– Это генерал Арчи Гудвин Мэнсон.

– Судя по имени, он человек? – предположил внимательно слушающий Зауэрвальд.

– Точно. Родился в Меото. С юности пошел по военной стезе.

– Это нам сейчас не столь важно. Мне плевать, где он родился и где учился. Главное, какие рычаги воздействия на него мы можем подобрать. Что по этому вопросу удалось найти? – нахмурился командор.

– Не готов пока вам доложить. Моя команда сейчас копает по его родственникам и друзьям. Но, сами понимаете, времени минуло еще слишком мало, а вся эта информация достается в пределах Империи.

– Поторопитесь. Нам нужно если и не нейтрализовать его полностью, то хотя бы занять его голову мыслями о других делах. Заставить совершать ошибки.

– Мы узнаем о нем все буквально в ближайшие часы. Я не планировал прилетать к вам с докладом сейчас. А вот через несколько часов мне было бы, о чем вам докладывать, – оправдывался гурянин, – Это ведь вы вызвали меня так незапланированно рано.

– Да, я это помню, – усмехнулся Зауэрвальд, – Я звал, что бы попросить еще об одной услуге.

– Всегда готов, – обрадовался гурянин со шрамом, почувствовав запах новых денег.

– Ты, не сомневаюсь, хорошо помнишь трагическое исчезновение командора Рагона, – заговорил Зауэрвальд спокойным деловым тоном, – В той истории многое осталось непонятным. Тогда вообще многое было странным, начиная от его решения в одиночку, инкогнито, начать кого-то выслеживать. И хоть корабли нашего флота всегда шли за его сигналом и были почти рядом, но, тем не менее, не сумели ни помочь, ни наказать виновных.

– Много слухов вокруг этой истории, – проронил Агардг, не понимая пока еще что именно нужно командору.

– Слухи слухами, но тот, кто действительно в той встрече с Рагоном одержал верх, убрав его, словно шахматную фигуру под стол, вполне реален. Это разумянин из плоти и крови.

– Это естественно. И что ты хочешь именно от меня? – удивился Агардг.

– Что тут не понятно? Я хочу, что бы ты нашел того, кто это сделал. Ведь он уничтожил того, кто был на моем месте. А что, если причиной были не личные эмоции, а именно то, что Рагон был командующим вооруженных сил Триона? Например, кто-то неведомый подошел к этому вопросу так же, как мы сейчас подходим к ключевым фигурам имперской компании.

– Я понял. Я должен найти для тебя того, кто убрал Рагона, что бы он не убрал следом тебя. В каком виде ты хочешь его получить?

– Мне наплевать в каком виде окажется этот разумянин. Я хочу, что бы ты выжал из него информацию, о том для чего или для кого, и почему это было сделано. Возможно, я мог бы получить некоторые разъяснения от Бергштайна. Но мне бы хотелось узнать все из первых рук.

16
{"b":"66","o":1}