ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Охотник на кроликов
Наследие
Мустанкеры
С мечтой о Риме
Война 2020. На южном фланге
Земля лишних. Побег
Резня на Сухаревском рынке
София слышит зеркала
Если это судьба

– А ты прав, Торг. Не так страшен Дан, как его малюют, – тявкнул один из начинающих бойцов, обходя вокруг Реззера, с пренебрежительным взглядом, едва не задевая его плечом, – Он больше похож на вышибалу из дешевого кабака.

– Ты дышишь моим воздухом, – прохрипел Реззер, уставившись взглядом своих по-волчьи желтых глаз в глаза смельчаку.

Тот, поняв, что зашел слишком далеко, стушевался и исчез за спинами остальных.

– Спокойно, ребята, – одернул всех тренер Хата.

Этот старый хромой негроид был искренне недоволен развлечением своих питомцев:

– Вне ринга противника надо уважать. Кем бы ты себя не считал.

– Расслабься, Тойги – насмешливо улыбнулся Реззеру Торг, – Да и к тому же мы не противники. Ведь наш несчастный Дан всего лишь перевернутая страница экзотической книжки. Этот гладиатор, похоже, кончился.

– Рано радуешься. Остынь немного. Тебе повезло. Ненадолго. В следующем бою я отберу у тебя пояс, и все вы увидите, кто на ринге хозяин, – ответил Реззер, прикрывая ладонью вдруг забившуюся в нервном тике челюстную мышцу.

– Хозяин? Вы слышали? Он хозяин ринга, – усмехаясь, Хат обвел всех взглядом, словно призывая оценить шутку.

А затем, оскалившись, он качнул взад-вперед бедрами:

– Ты сначала наведи порядок между ног своей жены, прежде чем….

Никто не успел ничего предпринять, когда Реззер метнул вперед сто пятьдесят килограммов тренированных мускулов, вылившихся в жесткий, неотразимый удар. В следующее мгновение кто-то повис на его плечах, кто-то бросился под ноги, пытаясь свалить. Он не остался в долгу. Все закрутилось в чехарде драки. Но с неожиданным удовлетворением он заметил лежащего с устремленными в потолок глазами Хата. «Извини, что не на ринге» – успел подумать Дан, прежде чем его захлестнула холодная ярость битвы.

* * *

Айк медленно крался, подбираясь к разговаривающим существам все ближе и ближе. Покрытые хитиновой броней лапы издавали едва уловимый скрип, касаясь твердого покрытия пола, а передние боевые конечности плавно покачивались, словно ощупывая воздух. Насекомое замерло, пробуя на вкус информацию, поступающую от множества нервных окончаний. Существа были скрыты от его зрения, но он прекрасно чувствовал их запах, тепло и энергетическое излучение. Нужно чуть сдвинуться вдоль препятствия и тогда, следующим прыжком, он настигнет того, за кем охотился. Плоское, покрытое панцирем тело качнулось и шесть ног, толщиной с человеческую руку, зашевелились, перенося его на позицию атаки.

– Система компьютерного наведения тормозит, – объяснял Пип технику, – В последний вылет были проблемы. И, если бы Сол не подключил это дело к своей башке, нас бы поджарили как слепых кутят.

– У нас нет новых систем. Черт, Вы и так со своими лоханками все запасы запчастей очистили, – отвечал механик, злясь на эту войну, загнавшую их в эту дыру, на руководителей, не присылающих новые силы, на себя за то, что не может достать для этого, одного из немногих оставшихся в живых, патрульного с пограничной базы новую систему компьютерного наведения.

– Ага, эти лоханки, как ты говоришь, первую кровь гранисянам пустили. А мы не просились в ваш гребаный улей, – возмутился Пип, выплюнув окурок на палубу и зло растаптывая его носком ботинка.

– Да ладно, не заводись. Не хотел тебя обидеть. Попробую, поковыряюсь, может, вправлю ей мозги.

– Понимаешь, она работает, но реакции замедленные.

– Окей, окей. Я-то пока нормально соображаю. Уже понял. Система тормозит. Расслабься. Иди пивка попей, – отмахнулся техник, разворачиваясь к стоящему рядом штурмовику.

Он хотел сказать еще что-то, но слова застряли у него в горле, а тело сковал животный ужас. Над приземистым корпусом штурмовика взлетело в прыжке существо из тех, что он видел только в фильмах ужасов. Техник пискнул, понимая, что пришел его последний миг, но монстр, перелетев через его голову, с сухим стуком приземлился около пилота. Оно поднялось на четырех задних лапах, страшные передние конечности обхватили Пипа, а могучие челюсти сомкнулись на его горле. Техник уже начал терять сознание, когда услышал вместо предсмертного хрипа веселый смех патрульного.

– Сдаюсь, Барт, сдаюсь. Что, доволен, старый таракан. Сумел таки подкрасться незамеченным, – смеялся Пип, хлопая по спине стоящего, уже на шести лапах, рядом с ним монстра.

– Гхы… аг… даа… ну, – мычал техник, ошалело таращась на эту парочку, и все еще не понимая на каком свете находится.

– Ты что, приятель? – поинтересовался Пип, только сейчас заметив состояние собеседника, – Ты что, Барта еще не видел?

– Барта? Так это то насекомое, про которое ребята говорили? Но, мать твою, так дураком стать можно! Я из-за вас придурков чуть штаны не обделал! Какого черта! Мне никто не говорил, что оно настолько большое, – далее он выложил все ругательства, какие только знал из всех языков Империи.

– Слушай, да у тебя талант. Надо будет запомнить пару твоих выражений. Очень колоритно, – восхищенно сказал Пип, казалось, гордясь тем, какое впечатление производит его питомец на окружающих, – Ладно, пойду, дабы не мешать тебе трудиться. Барт, а где Сол? Ищи Сола.

Пилот шутливо козырнул технику и зашагал вслед за устремившимся к выходу айком.

– Черт. Бывает же такое, – ворча, техник передернул плечами, вспомнив пережитый ужас и, повернувшись к штурмовику, принялся за работу.

* * *

Холодный ветер швырял колючие снежинки и они, ледяными иглами, вонзались в раскрытый, воспаленно пульсирующий мозг. Не стало ничего, кроме этих волн холода, накатывающих из бездонной темноты. Свет вдали. Нет, это тонкая струйка теплого воздуха. Тьма превращается в кровавый рассвет. Голос. Его не различить, лишь невнятное бормотание. Струйка тепла превратилась уже в горячий поток, несущий из бездны к поверхности. Свет. Боль. Лучше вернуться в холод и тьму, там нет боли. Боль.

– Он возвращается.

Липкое, тягучее тепло обволакивает все вокруг. Боль и тошнота раскачиваются маятником, то, отпуская, то, придавливая с новой силой. Боль в легких, боль во всем теле. Значит, есть тело. Мозг собрался в комок, пытаясь спрятаться от красной жары. Сейчас что-то произойдет. Молния, удар тока, мозаика вспышек света. Я вернулся.

– Он вернулся, – тихо сказал доктор, пристально вглядывающийся в лицо лежащего на кровати человека.

– Показания приборов в норме. Пациент в плюсовой зоне, – доложил ассистент, подходя от панели приборов к хирургу.

– Отлично. Дайте дозу стимуляторов и снотворное. Мы хорошо поработали.

Боль ушла, уступив место чему-то приятному, словно теплые лучи солнца. Я жив! Я жив! Я жив! Я победил ублюдка! Я жив….

* * *

– Соя! Соя! – забился, словно попавшая в паутину муха, беловолосый гигант, опутанный сетью системы жизнеобеспечения.

Его крик метнулся по коридорам госпиталя, заставляя пациентов и персонал испуганно переглядываться. Интеллект госпиталя, оценив состояние больного и нанесенные им повреждения кабелей и продуктопроводов, вызвал к нему дежурную сестру и техника.

– Что с моей женой? – спросил Стингрей, пытливо вглядываясь в лицо сестры, – Она должна была поступить вместе со мной. Стингрей. Соя Стингрей.

– Простите, господин Стингрей. У меня нет никакой информации о вашей жене, – ответила медсестра, не встречаясь взглядом с встревоженным пациентом, – Я лишь медсестра. Я не могу знать данных о находящихся в госпитале пациентах. Даже те, кто лежит в моем секторе ответственности чаще всего лишь номера для меня. Еще раз простите.

– Я закончил. Можно подключать, – подал голос техник, менявший вышедшие из строя компоненты системы жизнеобеспечения.

– Спасибо, – кивнула сестра, пробежав взглядом по дисплею прикроватного терминала, – Вы не слишком хорошо сейчас себя чувствуете, господин Стингрей. Вы очень здоровый человек, но кризис еще не миновал. Простите, но я должна активировать очередной этап восстановления. Все волнения и вопросы немного позже.

3
{"b":"66","o":1}