ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ага, пан Атаман, спасли вы нас, – подколол я Пирожка. – Вон, гляди федералы скачут, ща, они тебе нахлобучат, за то, что ты тут учудил, – указал я рукой в сторону пыльного столба, от мчащихся в нашу сторону машин.

– Чего это они меня нахлобучить должны? – надменно поджав губы, пробасил Ванька. – Приказ был четкий, в случае столкновения с бандитами, сразу же открывать огонь на поражение. Тем более, что вы первые начали, так, что это вас нахлобучат!

– Вооот! – глубокомысленно изрек я. – Давай, чтобы никого не нахлобучили, договоримся, что бандосы активно отстреливались из здания весовой. Я даже скажу, что без вашей подмоги, злодеи ушли бы в поле. Дескать, только бравые казачки не дали супостату сбежать.

– Окейна! – хлопнул рукой, по подставленной ладони Пирогин, в знак согласия. – Пойду своих ребят озадачу, чё, да как говорить надо.

– Все поняли, как на самом деле было? – спросил я у своих подчиненных, которые все это время стояли рядом и все слышали.

– Яволь, мой генерал, – отозвался Басурман.

Якут, Плов и Сникерс, лишь молча кивнули в знак согласия.

– Палыч, а зачем ты отдал всю победу казакам, – спросил Курган. – Нам, по сути, эти казачки только все испортили. Мы замечательно и сами халабуду эту блокировали. Дождались бы приезда федералов и сдали бы нычку им. А так, эти бегемоты вломились со своими БТРами и все здесь переломали.

– Я знаю Леха, знаю, но поверь мне, так будет лучше. Пусть вся слава достанется казакам…им же достанутся и все последствия от этой славы, какие бы они не были. Надо быть скромным Леха, – подытожил я.

– Палыч, а может нам от греха подальше свалить? – Плов кивнул головой в сторону прибывших федералов. – По ходу сейчас такой замес начнется!

Действительно прибывшие на двух «Выстрелах» и одном «Тигре» федералы, совершенно не обрадовались тому погрому, который учинили казаки. Началась суета, крики, Пирогин крыл федералов матом и грозил расстрелять, но фээсбешники, видя, что к ним подходит целая колонна, состоящая минимуму из дюжины машин, не прогибались, а отвечали таким же матом Атаману.

– Ёпта! – выругался я. – Точняк пацаны, это мы сейчас попадем. Значиться так, Плов и Сникерс бинтуйте Муромского и Басурина. Бошки им обмотайте, ну и руки. Короче, сделайте мне из этих двух мумий. Если, что, то всем говорим, что у нас два «трехсотых» с контузиями от взрыва гранат. Уяснили? И давайте, мужики в темпе, я пойду к федералам навстречу, потяну чуток времени, а может, сразу договорюсь, чтобы нас отпустили на базу.

Договориться с федералами не получилось. Нас сразу же хотели разоружить и отправить в «управу», но я лишь многозначительно покрутил пальцем у виска и отдал по рации приказ Сникерсу, в случае чего, епнуть из «Утеса» по любому, кто пожелает забрать наше оружие.

Ситуация немного выровнялась когда на место прибыл Серый, Камышин и Озеров. Мне разрешили отправить своих бойцов в расположение, тем более, что у «контуженного» Кургана начался очень натуральный приступ с рвотой и пеной из-за рта. Камышин, даже предложил отправить раненых прямиком в городскую больницу, выделив машину для сопровождения, но я отказался, мотивируя тем, что у нас своя хорошая санчасть.

Ну, а мне пришлось до поздней ночи отвечать на вопросы, писать отчеты и объяснительные. Федералы пытали всю ночь. Допрашивали, расспрашивали, заставляли писать отчеты. И чего они ко мне так прицепились, других, что ли свидетелей нет?! Те же казаки? Но, нет, вцепились как клещи в загривок собаки, и кровь сосут. А все из-за Пирожка, который «сдал» меня, рассказав, что я приятельствовал с Бородачом. Наверное, еще и прибрехал с три короба, чтобы федералы от него отвязались. Скотина! Ну, ничего Земля круглая, за углом встретимся!

Под развалами весовой нашли еще три тела, ни Бородача, ни майора ФСБ среди них не было. Вход под землю завалило и разбор займет уйму времени, а потому что не фиг шмалять из гранатометов без разбору.

Около часу ночи появилось мое непосредственное начальство – Велехов Павел Сергеевич и его зам – Серега Бутенко. Босс разговаривал со мной больше часа, выведывая самые мелкие подробности боя. Вместе с начальством приехали и Плов со Сникерсом – их решено было проверить на полиграфе, меня-то уже проверяли.

Что-то мне вся эта активность не нравилось, уж больно много вокруг суеты и непоняток. Ясное дело, что нападение на федералов, расстрел и похищение – это, событие не рядовое, тут такое случается редко, да, что там говорить, впервые у нас такое. Но и вся эта суета, тоже не понятна. Вот скажите, на кой ляд, трясти меня и моих людей?! Мы на эту операцию не напрашивались, нас на неё подрядили, а теперь, эти же федералы, мотают кишки на кулак, подозревая меня в сговоре с Бородачом.

Отпустили нас уже под утро. Оружие вернули в целости и сохранности, даже боезапас не уменьшился. Обратно ехали на командирском «Вепре», он же автобус на базе ГАЗ – 3901. Эта машина от армейской отличалась только цветом – вместо привычной зеленой расцветки, она была белой, ну и внутри, в салоне, сиденья заменены на мягкие кожаные диваны, стоящие буквой – Г. Мягкий диван и усталость сделали свое дело – я вырубился через минуту, как только машина тронулась с места. Проснулся уже на базе.

Велехов приказал всем отдыхать до обеда, но, чтобы в 14,00 были у него с докладом. Есть не стал, хоть и был чертовски голоден. Запер оружие в шкафе-сейфе, упрятав туда же часть амуниции.

Дома никого не было, и не должно было быть, Алие на дежурстве и вернется после девяти. Приял душ и завалился спать. День был долгий и тяжелый. Надо отдохнуть. Засыпал с ощущением чего-то не сделанного, как будто что-то забыл.

Глава 3

Разбудил меня поцелуй в шею. Я лежал не шевелясь, изображая из себя глубоко спящего человека. Алие стянула с меня одеяло, поцелую стали опускаться ниже, вначале грудь, потом живот, потом…

– Ну, я же вижу, что ты уже не спишь, – звонко хихикнув, рассмеялась Алие. – Вон, как стоит!

Я даже не дернулся, продолжая изображать из себя спящего, хотя это было очень тяжело.

– Хорошо, не хочешь по-хорошему, будет по-плохому, – с этими словами девушка уселась на меня сверху, оседлав как опытная наездница.

Вот тут я уже не выдержал и взвыл от наслаждения…

Барахтались мы с Алие долго – больше часа, первый раз все случилось стремительно и быстро, зато во второй заход, было долго и страстно, крики девушки были слышны, наверное, и на другом конце базы, хотя кричать похоже должен был я, потому что она мне всю спину ногтями изодрала.

Потом мы завтракали, а точнее обедали, потому что на часах стрелки перевалили за час дня. Алие очень хорошо готовит, трапеза состояла из тушеного в сметане кролика с овощами. С едой у нас вообще проблем не было, наши с Алие «офицерские» пойки, могли прокормить втрое больше людей.

Я рассказал своей подруги, что со мной приключилось, она мне рассказала, что происходило на базе в мое отсутствие. Потом пили кофе с пирожными.

Кофе варил я. Для меня это целый ритуал, в который никого не допускал, подруга, зная это никогда не притрагивалась к турке, перебиваясь растворим кофе в мое отсутствие.

Кофе варил на песке, в серебряной джезве – это, если кто не знает, так правильно называть турку. Песок тоже был специальным – кварцевым. Ну и жаровня была не просто так, а заказанная, аж в Арабских Эмиратах. Жаровня была электрическая, что позволяло песку прогреваться равномерно.

Пока песок прогревался в жаровне, измолол кофейные зерна в ручной кофемолке, вот именно здесь и нужна грубая мужская сила, ибо чем мельче помол, тем насыщеннее получается напиток, а покупать уже молотый кофе – это фу-фу-фу! Да, и самое главное – вода. Вода, тоже не всякая подойдет. Понятно, что не из крана, но и бутилированная после всех этих очисток, то же не канает. Идеально подходит вода из горных родников или талая из ледников. Но где ж её взять? Разве, что заказать у знакомого, который регулярно мотается в столицу Крыма, проезжая через Старый Крым, где и можно набрать той самой воды, вот только хранить её приходиться исключительно в стеклянной посуде, прикрытой такой же крышкой и в холодильнике.

10
{"b":"660060","o":1}