ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я вздохнула, но голыми руками к кольцу прикасаться не рискнула. Пришлось лезть в шкаф наставницы за перчатками. Они выглядели, как предмет обычной рабочей одежды алхимика, но я-то знала, что перчатки заколдованы Хексией, и в них она часто работала с опасными реактивами или неизвестными колдовскими предметами. Надев перчатки, я дотронулась до кольца. Ничего не произошло. Я попробовала потянуть украшение на себя. Принцесса вскрикнула. Да уж, чары проникли глубоко под кожу, вцепились в мясо, и отодрать их теперь можно было только вместе с пальцем.

— Боюсь, я ничем не смогу Вам помочь, принцесса. Я не владею магией, как госпожа Хексия. Могу разве что мазь дать, она облегчит боль, — я повернулась к другому шкафу, чтобы вытащить баночку с охлаждающей целебной мазью, которую наставница варила, а потом еще и заговаривала. Естественно, кому попало, мы ее не продавали. — Только держите эту мазь подальше от лорда Исы. Если он ее увидит, то догадается, что она волшебная, и тогда Вам не поздоровится, и мне вместе с Вами.

— Но что же мне теперь делать? — несколько слезинок скатилось по щекам девушки, и сердце у меня дрогнуло. Снадобье принцесса начала втирать сразу же.

— Давайте подождем госпожу Хексию. Возможно, она что-нибудь придумает, — я позволила себе утешающе дотронуться до королевского плеча.

— Я не могу ждать! Свадьба уже через месяц! Неужели ты ничего не можешь сделать? Пожалуйста, — принцесса очень жалобно на меня посмотрела, — мы же подруги!

Подруги? Это слово кольнуло в грудь. У меня никогда не было подруг, только заказчики и наставница, которая заменила мне мать. Высокородные леди со мной не общались, а с недалекими служанками не могла общаться уже я. Вся моя жизнь проходила в алхимической лаборатории дворца. Ни родни, ни соседей. Я привыкла к этому.

А что же принцесса? Неужели наследнице престола тоже было одиноко в этом большом замке? Наверное, со всех сторон ее окружала стража, приставленные для надзора фрейлины и неискренние льстивые придворные. Выходит, что для нее частые разговоры с ученицей алхимика были не данью вежливости, а проявлением дружбы?

— Вы уверены, что хотите дружить со мной?

— Да, — кивнула, шмыгая носом, принцесса. — Мазь уже действует, мне стало легче, спасибо. И называй меня на ты и по имени, когда мы одни. Терпеть не могу придворные церемонии.

— Раз уж у меня теперь есть подруга, — задумчиво протянула я, но запнулась о чистый взгляд принцессы. Дружба, разве ее смысл не в том, чтобы поддерживать, что бы ни случилось? — Я подумаю, чем могу помочь Вам. Поищу что-нибудь в книгах наставницы.

— Спасибо, — просияла девушка. — И не Вам, а тебе! Я хорошо заплачу за помощь, — и она тут же достала из складок платья мешочек и поставила его на стол. Сверкнули золотые монеты.

— Нет, — отрицательно покачала я головой. — Друзья за помощь не платят.

— Но как же…

Я понимала, что Эльвину так воспитали: никому нельзя доверять, и за любую услугу надо платить, чтобы не остаться в долгу. Но она стала первым человеком, который предложил мне дружбу. Ту дружбу, о которой я только читала. И поэтому я хотела все сделать правильно.

Принцесса, видимо, тоже что-то для себя поняла, потому что потянулась к волосам и сняла одну из сверкающих на солнце драгоценностей. Я ошалело наблюдала, как она вкладывает украшение мне в руку.

— Тогда прими подарок, — улыбнулась она. Ох, это же настоящее произведение искусства!

— А так разве можно? И я еще даже ничего не нашла для Вас… тебя.

— Ну что ты, Алоиза, разве не весело будет? Одна заколка у меня и такая же у тебя! Разве подруги так не делают?

И попробуй тут возразить!

Когда принцесса ушла, я разлила по баночкам приготовленную мазь и наполнила корзинку, чтобы отнести на склад рядом с приемным кабинетом, куда приходили покупатели. Большая часть денег с продаж уходила короне, но ведь корона и предоставляла сырье, оборудование, помещение и еду для своих придворных алхимиков. В нашу же обязанность входило снабжать всех во дворце плодами своих трудов, и делать это хорошо, а то в покровительстве могли и отказать.

Но на самом деле не работа волновала меня: повседневными делами я хотела заглушить страх, который поселился в душе после ухода Эльвины и теперь точил коготки о мою грудную клетку. Во что я ввязалась? Разве могла я, недоучка, противостоять взрослому сильному темному магу? И что теперь станет с принцессой, которая вдруг тронула мое сердце своей дружбой? Что будет, если я не справлюсь?

И вот что еще меня волновало: если лорд Иса действительно знал мою наставницу и у них даже был какой-то договор, то не могла ли она быть замешана в этом деле? Увы, я не представляла, насколько сильной была учительница и мог ли Иса посчитать ее угрозой для своего плана. Но в то, что она была с ним заодно, не верилось: Хексия всегда предупреждала меня против темного колдовства. Все-таки беспокоил меня ее внезапный отъезд: два дня назад я проснулась и нашла у себя только ее записку, что она уехала к знакомому алхимику на неопределенный срок. Всего два предложения, никаких указаний. Совсем не в ее характере. Я даже не видела, чтобы она собирала вещи.

Неожиданная догадка озарила мой разум, и я кинулась к комнате наставницы, лихорадочно осмотрела ее стол, сундуки и шкаф. Белье, плащ, дорожный костюм, платья — все висело и лежало на своих местах. Под кроватью обнаружились сапоги и туфли, все пары до единой. Не было только ночной сорочки, халата и тапочек. Бумаги на столе тоже выглядели нетронутыми, даже книга с рабочими записями была открыта, и последнее предложение в ней было не дописано. Рядом стоял подсвечник с остатками воска на дне: свеча полностью сгорела, и уже давно. Все выглядело так, будто госпожа делала заметки перед сном, а потом волшебным образом исчезла. Мне стало плохо. Почему же я раньше не заглянула в комнату Хексии хотя бы из любопытства? А ведь если бы не принцесса, так бы и не догадалась, — слишком привыкла не вторгаться в личное пространство наставницы.

Горестно обхватив голову руками, я села на ее кровать, и тут же услышала бумажное шуршание. Пришлось проверить и откинуть тонкое покрывало. Под ним обнаружился помятый мной листок, исписанный аккуратным почерком Хексии. Я тут же начала читать ее письмо. Оно гласило:

«Алоиза!

Если ты это читаешь, то Иса сумел заставить меня нарушить наш с ним договор, и я больше не вернусь. Жених принцессы — могущественный темный маг, он очень опасен. Его сила — сделки, он поворачивает обещания людей против них же. Ни за что не давай ему своего слова, ни с чем не соглашайся, даже не кивай ему, иначе окажешься в его власти.

Противопоставить ему ты ничего не сможешь, я не успела тебя обучить. Да и не считала это необходимым, хотела, чтобы ты жила спокойно. Поэтому беги! Беги из Ардарии в другую страну, не жди, когда он тобой заинтересуется! Прошу, выполни мою последнюю просьбу. Ардария уже в его руках, и ты с этим ничего не поделаешь.

У меня есть несколько вещей, которые ты можешь взять с собой. Тайник в четвертом слева камне от окна. Но помни, не показывай эти предметы Исе: он сразу поймет, что они волшебные, и отберет их у тебя.

Беги в Карст, там есть маленький город на границе, Гровен, где живет моя старая подруга, Эрна Терк. Она жена мельника и приютит тебя в память обо мне.

Прощай.

Твоя наставница, Хексия Граден».

Я положила записку на колени да так и застыла. Какое нарушение договора, какие сделки? Как это она больше не вернется? Что этот колдун сделал с моей наставницей? Убил, выслал из страны, превратил в камень? И вообще, разве Хексия могла написать такое жалкое письмо? Да моя боевая госпожа порвала бы любого мага! Не верю! Слезы сами покатились из глаз. Хексия была ворчливой, строгой, заставляла меня изготавливать всякие неинтересные снадобья и тяжело расставалась со своими знаниями. Но она воспитывала меня с детского возраста, и не смотря на всю ее внешнюю холодность, заботилась обо мне и по-своему любила. Я тоже отвечала ей взаимностью, но никогда не говорила об этом. А теперь было уже поздно.

2
{"b":"660475","o":1}