ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну же, Лизи, не будь врединой! Сегодня надо веселиться!

— Не пила и не буду! — уперла я руки в бока. Думаю, хуже неумелой волшебницы только пьяная неумелая волшебница. И вообще, я пришла сюда не развлекаться, а по важному делу. Так что, как Джек меня ни уговаривал, я осталась непреклонна. Он прозвал меня скучной и утащил танцевать.

В хороводе мы встретили служанок из дворца. Рыжего постоянно перехватывали у меня, будто он медом намазанный. Но стоило Джеку исчезнуть из моего поля зрения, как на его месте появлялись другие незнакомые юноши. Сначала мне было неловко, но постепенно я почувствовала ритм, музыку и стала наслаждаться танцами. Мне уже все равно было, кто меня кружил, и что водим хоровод мы за руки с чужими людьми. Все улыбались, радовались, пели. И теплое искрящееся счастье начало разливаться по всему моему телу. Я забыла обо всем.

А когда очнулась, уже зажигались первые звезды, и раскрасневшийся довольный Джек тянул меня за руку. Я и сама запыхалась.

— Пошли в лес, — позвала я, одергивая юбку. Джек встретил предложение немым изумлением, но покорно подставил локоть.

— Вовсе не для того, о чем ты подумал, — смутилась я. — Мы просто идем туда, и все.

— А правда, что госпожа Граден нашла тебя именно в этом лесу? — поинтересовался спутник.

— Правда, — ответила я, помолчав. — Она собирала травы на опушке и наткнулась на меня.

— Сколько тебе было?

— Около десяти лет.

— И ты была там совсем одна?

— Да. Ты же знаешь этот лес. Наверное, я просто отбилась от своей семьи. Стоит здесь разминуться, и уже невозможно найтись.

— А разве ты ничего не помнишь? — вскинулся рыжий.

— Ничего. Смутно припоминаю, как очнулась в доме у госпожи. Она положила меня на свою кровать и пыталась накормить. Но сначала я ее боялась. Все казалось мне таким чужим.

— Как же так? — Джек посмотрел на меня с сочувствием.

— Наставница считает, что это из-за пережитого страха. Когда она увидела меня, я едва стояла на ногах. Была грязной, напуганной, заплаканной и не разговаривала. И сразу упала в обморок, — по правде дело могло быть не только в потрясении, но и в самих чарах леса, но юноше я говорить этого не стала. — Потом Хексия спрашивала, не выходил ли кто из леса, не искали ли ребенка. Но все было напрасно. Так я осталась у нее. Знаешь, первый раз я с ней заговорила, когда увидела, как она возится с колбочками. Уже не помню, что она тогда готовила. Но мне стало интересно.

— Это похоже на тебя, — улыбнулся рыжий. — Честно, я всегда считал, что ты больше меня заслуживаешь учиться у господина Тарма. Тебе так нравится алхимия. Ты так точно отмеряла ингредиенты, и у тебя все получалось. Наверное, поэтому я доверил тебе свой меч. Учитель, он очень умный, но в попытках разгадать секреты деда творит довольно странные вещи, — спохватившись, Джек сменил тему: — Ты хочешь в лес, потому что все еще надеешься найти семью?

— Не знаю, — я пожала плечами. — За все время жизни с Хексией я никогда не пыталась подойти даже к опушке, и уж тем более не хотела заходить далеко.

— Ты не хочешь вспомнить?

— Зачем? Я и так хорошо живу. Хексия стала моей семьей. Я не хочу возвращаться к тому, что было забыто давным-давно.

Меня и правда никогда не тянуло в волшебный лес. И дело было даже не в запретах наставницы, которая волновалась за меня. Я просто не хотела возвращаться к чему-то. Когда я думала о том, что могло ждать меня среди деревьев, то чувствовала, как комок подкатывает к горлу. Это было почти так же больно, как в тот день, когда я прочитала последнее письмо госпожи. И вот теперь мы шли к очередному моему страху. Мы уже вышли за город, обогнув королевский дворец, и теперь зеленые кроны, скрытые ночной тьмой, предстали перед нами. Шум листьев будоражил что-то на самой границе сознания.

Но мы были не одни. Я заметила еще парочку, которая скользнула за деревья. Снова стало неловко.

— Пройдем совсем немного, — сказал Джек. — Если зайти не дальше ста шагов, можно легко выбраться обратно.

— А ты тут часто бываешь, — хмыкнула я.

— Кому-то же надо спасать милых заблудившихся девушек, — патетично воскликнул шут.

Мы прошлись по мягкой траве и встали под деревом. Я прислонилась к стволу и прикрыла веки. Весь лес был густо пронизан золотыми и синими нитями, словно переливающейся паутиной. Я не могла разобраться в природе этих чар, но точно была уверена, что злыми они не были. Паутина ластилась к Джеку, цеплялась за его плечи и локти, но потом скатывалась, как вода. Ко мне же она не прикасалась вообще. И это было странно.

Джек же в это время будто о чем-то задумался. Наконец, он поднял на меня глаза, и я осознала, что мы стоим очень близко друг к другу.

— Лизи, — мягко шепнул рыжий, а потом осторожно за подбородок привлек к себе.

Я не сопротивлялась. Этот день был настолько хорошим и счастливым. Я была благодарна, что этот смешливый парень позвал меня, улыбался и веселил. А еще мне вдруг очень захотелось узнать, как это — целоваться. Когда теплые влажные губы накрыли мои и стали легко их ощупывать, я попыталась вдохнуть поглубже, но тело в этот момент будто окаменело. Джек успокаивающе погладил меня по плечу. Это не были неприятные ощущения. Мурашки поползли по шее.

Но стоило мне почувствовать наше смешанное дыхание, как совсем рядом что-то затрещало и зашумело. Показалось, что земля затряслась. Недалеко отломилась и упала толстая ветка. А потом из леса вышло нечто.

Глава 4

Чудовище было огромным, в два человеческих роста или даже больше. Длинные ноги напоминали стволы, а пальцы были подобны разросшимся корням и впивались в землю при каждом шаге. Широкую грудь и мощные руки покрывал толстый слой коры. А лицо, если оно было, скрывалось за густой листвой, пышной кроной обрисовывающей голову. Из-под кроны по туловищу зеленым мхом росла борода.

Чудовище остановилось, по-птичьи склонило голову, будто прислушиваясь или принюхиваясь, и направилось в нашу сторону. Казалось, будто оно идет неуклюже, не торопясь, но гигантские шаги быстро скрадывали расстояние. Каждый шаг сопровождался глухим стуком. Ужаснее этого я ничего не видела в своей жизни. Все мое сердце сморщилось и усохло. И пока я замирала от страха, Джек вынул фамильный меч и бросился вперед:

— Алоиза, беги!

Я хотела остановить его, хотела крикнуть, что темные заклинания щупальцами обвивают страшное создание, но будто сквозь стекло смотрела, как в плотной коже неведомого существа застревает клинок, не нанеся чудищу никакого урона. Пока Джек пытался достать свое оружие, чудовище замахнулось и обрушило на него удар своей мощной руки. Джек отлетел, словно кукла, и, врезавшись в дерево, сполз по стволу уже без сознания. Кровь, заструившаяся по виску моего друга, во тьме выглядела черной.

Существо повернулось ко мне. Я не знала, что делать. Больше всего хотелось убежать, но я не могла оставить беззащитного Джека на растерзание и обречь на смерть того, кто кинулся на мою защиту. Слезы подступили к глазам, и я почувствовала себя снова маленькой беспомощной девочкой, потерявшейся в большом опасном лесу. Только на этот раз не было Хексии, чтобы найти и спасти меня.

Вытянув вперед руки, я изо всех сил пожелала, чтобы с них сорвалась самая большая слепящая молния, на которую я вообще способна. Ничего не произошло. Я удвоила усилия и взмолилась:

— Ну же, хоть что-то.

Сильный порыв ветра пронесся от меня к существу, срывая листву с деревьев. Но чудовище только покачнулось, вгрызаясь в землю своими ногами-корнями. Волна воздуха задержала его совсем ненадолго. После этого черные заклятия вытянулись ко мне, словно гончие псы, почуявшие добычу. В лунном свете я увидела старческое лицо, больше не скрытое кроной. И это лицо было искривлено в гримасе ненависти и страдания.

Мой очередной испуг вылился в сноп огня и поджег ветки, волосами обрамляющие лицо. Чудовище взревело. Нет, слухом я ничего не уловила, но мысленно, всем телом почувствовала полный боли и ярости крик, который сбивал с ног не хуже пушечного грохота. Существо занесло руку для удара. Сжавшись в комок, я зажмурилась, ожидая своей кончины.

28
{"b":"660475","o":1}