ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Ну и что ты тут ревешь?» — всплыл в памяти недовольный голос наставницы. Я, тогда еще десятилетняя девочка, сидела на полу в лаборатории и оплакивала судьбу трех разбитых мензурок и порезанного пальца. Хексия возвышалась надо мной в своем белом переднике словно гора. «Но у меня ничего не получа-а-а-ется! Они все потреска-а-а-лись!» «А ну не ной!» — нахмурилась госпожа. — «Разве слезы чем-то тебе помогут?» Я задумалась, даже наморщила лоб от усилия, а потом с удивлением признала: «Нет». «Тогда вставай», — женщина подняла меня за больную руку и принялась энергично заматывать чистой тряпкой мой палец. — «Бери держатель и показывай мне, как ты нагреваешь. Да, так. Да от себя ты пробирку направляй, наклони ее! Над пламенем надо держать, а не в самом огне!» — я старательно выполняла ее указания. — «Вот, видишь, все получилось!» Тогда я так радовалась своему первому успеху!

— Ну уж нет, — прошептала я в пустоту, сжимая в руках листок, — придется мне попотеть и добраться до этого Исы!

Впасть в истерику я себе не позволила, пошмыгала носом, утерла лицо и начала раздумывать, что делать дальше. Можно было позвать стражу, рассказать, что наставница пропала и показать им письмо. Можно было отдать записку королю, чтобы он поверил в злые намерения зятя. Я перевела взгляд на листок, но письма на нем уже не было. Только несколько слов остались: «четвертый слева», «Карст», «Гровен» и «Эрна Терк». Все, что мне нужно для побега, но ничего про причастность Исы. Будто даже после своего ухода Хексия оберегала меня от глупостей. Она ясно дала понять, что противостоять магу бессмысленно. Но я уже пообещала принцессе помочь. И теперь, когда у меня ничего не осталось, решимость моя окрепла. Бежать в другую страну, вести обыденную жизнь и работать на мельнице я не желала. Алхимия для меня была всем.

Поэтому я решила, что найти волшебные артефакты — хорошее начало. Я перещупала все четвертые камни слева от окна, начиная от пола и заканчивая потолком, для этого пришлось даже придвинуть стол и залезть на него. Но ни один из камней не нажимался и не открывался. Магическим зрением я тоже ничего не обнаружила, ни чар, ни магической метки. Это было похоже на наставницу: если бы любой колдун мог увидеть ее тайник, то это был бы уже не тайник. Значит, волшебным тот не был. Получается, что его сделали сразу, при строительстве замка! И с чего я решила, что в хозяйственном крыле, в комнате алхимика, пусть и придворного, станут устраивать каменный карман для сокрытия чего-нибудь ценного? Да и кто знает, может, раньше тут жили слуги, а не алхимики, а для них стараться никто и подавно бы не стал. Но на всякий случай я продолжила поиски у себя в комнате и даже в приемном кабинете. Все было впустую.

Оставалась еще Белая башня. Ее пристроили уже позже самого замка, но раньше моего рождения. Говорили, что камни на нее пошли из разобранного эльфийского строения, именно поэтому она отличалась от основного здания своей белизной. Белая башня была самой высокой во дворце, а наверху, где сейчас располагалась наша лаборатория, раньше работал астроном. Для него окна и сделали такими большими. Только астрономия не оправдала надежд короля, и башня отошла алхимикам. Плюс был в том, что она стояла дальше всех от жилого крыла, да и в случае взрыва на самом верху вряд ли бы кто пострадал внизу. Так что башня была хорошим местом для тайника.

Поднимаясь по ступеням, я проверяла стены слева от встречавшихся на пути узких стрельчатых окон. В самой лаборатории тоже ощупала все, что могла. Но результата это не принесло. Если в башне и были какие-то тайны, то делиться ими она не спешила. Хотя в личном шкафу Хексии я все же нашла несколько книг по ядам, но сейчас это было явно не то, что нужно. Разве что попытаться отравить этого Ису. Но я и так знала, что это практически невозможно: он мог пользоваться специальным артефактом и распознавать отраву. И, скорее всего, успешно это делал, вряд ли никто из знати не попытался убрать неудобного жениха принцессы.

Пришлось вернуться к себе. В приемном кабинете меня уже ожидало несколько записок с заказами: кто-то приходил и оставил, не застав меня. Так, ароматный крем для леди Крестон, пудра и румяна для леди Лавис, две баночки той самой мази для кожи… все это уже было в готовом виде, так что я взяла корзинку, наполнила всем необходимым и пошла навещать придворных красавиц, все равно поиски пока не дали результатов. Идти нужно было не просто в жилое крыло, а в крыло знати, поэтому рабочую одежду пришлось сменить на приличную зеленую мантию. К ней я всегда прикалывала значок алхимика, чтобы у стражи никаких вопросов не возникало.

Проходя по одному из длинных замковых коридоров первого этажа, я не удержалась и остановилась полюбоваться на витражное окно. Куски цветного стекла были обрамлены металлом и спаяны таким образом, что изображение складывалось в белого единорога, вставшего на дыбы. Прекрасное животное было окружено алым шиповником и коричневыми птичками, летавшими на синем фоне. За полупрозрачным цветным стеклом угадывалась Белая башня, причем отсюда она была видна в полную высоту.

Я любила этот витраж: он был первой достопримечательностью, которую я увидела еще маленькой девочкой, впервые проходя по этому коридору под руку с наставницей. Тогда единорог поразил мое детское сердце. Изображение было старым, чудом сохранившимся. Говорили, что раньше в этом коридоре все окна были витражными, но после неудачного восстания и попытки захватить замок другие стекла были выбиты в пылу боя, осталось только это.

— Эй, Алоиза! Любуешься? — окликнул меня рыжий вихрастый юноша в такой же мантии, как моя.

— Заказы разношу, — фыркнула я. — Чего тебе, Джек?

— Вся в трудах, вся в трудах… — протянул он. — А знаешь, мы с господином Тармом сейчас работаем над фейерверком в честь свадьбы принцессы. Не хочешь посмотреть?

Его карие хитрые глаза светились довольством: он знал, что я страшно завидовала ему и просто мечтала не только посмотреть, но и научиться эти фейерверки делать. В теории я знала, что они использовали металлы, серу, кремний и порох, а возможно и какие-то соли, но в каких пропорциях и как их закладывали… меня просто сжигало любопытство.

Господин Тарм, наставник этого везунчика, был еще одним придворным алхимиком и имел несколько учеников. Его склады и лаборатория были гораздо больше наших и включали в себя подвалы, но находились подальше от дворца. Господин Тарм, как мужчина, изготавливал различные скрепляющие составы для строительства, порох на нужды дворцового гарнизона и много еще чего, а в свободное время занимался научными изысканиями. Я жаждала к нему попасть, но девушек в ученицы он не брал.

Хексию же, потому что она была женщиной, король видел только как алхимика для обслуживания придворных дам. Хотя даже в этом качестве прибыли казна с нас имела вполне прилично. А я была уверена, что наставница ничуть не хуже разбиралась в действительно серьезных вещах, к тому же она была колдуньей. Но учить меня она не торопилась. А вот теперь госпожи не стало.

— Да ладно, Алоиза, расскажу я тебе, как делать эти фейерверки, — растерялся парень, видимо заметив, что я загрустила. — Ну хорошо, вот, — и он сунул мне две металлические палочки. — Держать надо за тонкий конец, а поджигать с толстого. Последняя разработка господина Тарма, — сказал уже с гордостью. — Фейерверки, которые можно держать в руках. Мы их назвали комнатными огнями.

— Спасибо, — благодарно улыбнулась я и спрятала подарок в карман.

— Только никому не говори, — я кивнула. — Захочешь, свожу тебя потом в нашу лабораторию, когда наставника там не будет, — Джек почесал макушку и проказливо улыбнулся. — В общем, Лизи, мне тут надо идти, я во дворце по делу…

— Не называй меня Лизи!

— Ну вот видишь, ты уже не киснешь, пока-пока! — расхохотался этот наглец и скрылся за поворотом раньше, чем я успела поймать его и накостылять как следует.

Солнечный луч подсвечивал стеклянного единорога. Настроение улучшилось, а сердце грело содержимое кармана. А ведь и Джек мог помочь нам с принцессой! Интересно, сколько всего полезного его наставник держал в своей лаборатории? Так что отказываться от ее посещения точно было нельзя. Я, ученица придворного алхимика, давно об этом мечтала, и разве могла я, поддавшись хандре, упустить такую возможность? Наставница бы точно не одобрила. С этими мыслями я отправилась по своим делам.

3
{"b":"660475","o":1}