ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Другие смотрят на серебро, золото, драгоценные камни, дорогие ткани. А ты, как истинный алхимик — на редкий материал. Хотя фарфор тоже никогда не был дешевым, — Эльвина немного оживилась. Видимо, мое поведение было необычным для нее, и поэтому повеселило.

Пусть так. Преодолев робость и набив живот до отвала, я поделилась с подругой всеми своими сомнениями и мыслями. Мы могли бы долго беседовать о забавных мелочах, но все же насущные дела были важнее. Когда я закончила, подруга посмотрела на меня странным взглядом. Я снова увидела тень на ее лице.

— Алоиза, тебе не кажется, что и единорог, и витая палка — все это может быть выдумкой Игора? Не зря его прозвали Безумным. Он сошел с ума, ему везде мерещились враги, и он совершал странные поступки.

— Ты мне не веришь?

— Я верю тебе, — мягко сказала принцесса, поднялась и заглянула мне в глаза, — но не доверяю записям сумасшедшего. Кто знает, что могло привидеться ему в бредовых фантазиях? Возможно, ты пытаешься разгадать загадку, которой никогда не было.

— Тогда как же ритуал?

— Мы нашли подтверждения тому, что Иса ищет потомков Игора. И я согласна, что единственное объяснение — это кровь. Но подумай сама: будь рог даже ростом с человека, как трудно его найти в огромном замке, особенно если его спрятали триста лет назад! Одному Исе, будь он трижды маг, не справиться с этой задачей. Разумно было бы заставить стражу перерыть весь дворец. Но он этого не сделал!

— Он пользуется тайными ходами. Значит, изучал старые планы замка. Может быть, именно так он пытался найти тайник?

— Ты и сама выяснила, зачем ему тайный ход. Он уходил в лес и пробуждал там чудовищ. Алоиза, — Эльвина вдруг взглянула на меня жалостливо-жалостливо, — давай подумаем об этом позже. Первое, что мы должны сейчас сделать, это вызволить леди Крестон и Тобиаса Морелли. Иса отказался отпустить их. «Дело попало в руки короля», — передразнила она мага. — «Теперь он будет решать судьбу заключенных. Но так и быть, я отсрочу дознание и дам Его Величеству время поменять приговор. Поговорите со своим отцом».

— С чего вдруг Иса подобрел? Что ты пообещала ему взамен?

— Его мотивы не понятны. Может, ему понравилось, что сама наследница Ардарии молила его, — Эльвина скривила губы. — Но я разговаривала с отцом. Он не будет милосерден. Ему не нравится заносчивое поведение брата Оливии, и он считает, что тот способен на заговор. Он не отпустит сестру смутьяна. Поэтому у нас есть единственный выход: помочь пленникам бежать!

— Если Его Величество узнает, что к этому причастна его собственная дочь…

— Он посадит меня под замок и ускорит свадьбу. Я навсегда лишусь даже той свободы, что имею. Поэтому нужно, чтобы меня не заподозрили. И скорее всего, понадобится твоя помощь.

Глава 5

Эльвина проводила меня из своих покоев лично, перед этим долго просидев перед зеркалом. И дело было не в любви к собственной внешности: она скрывала следы слез, поправляла прическу, и делала это довольно обыденно, словно всю жизнь этим занималась. Она не могла показать хоть кому-нибудь свою слабость.

Я задумалась о том, что многого не знаю о быте высокородных. Лишь фантазии простого народа. Может быть, дворянки и наслаждаются богатством и прислуживанием, когда счастливы. Но когда слезы катятся из глаз, и жизнь кажется беспросветной, они сами, чтобы никто не видел, надевают маску-макияж и лживую улыбку. Как же они разговаривают друг с другом? Как живут в обществе аристократов, где не принято просить поддержки и сочувствия, и где никто никому не доверяет?

Эльвина сделала вид, что захотела пройтись, и с гордой головой прошествовала мимо стражников. Я невидимкой шла рядом. Когда мы оказались в безлюдном закутке, она произнесла:

— Иди к себе, Алоиза, и жди вестей. Я поговорю с Элдмаром и подумаю, как организовать побег. Прошу, не провоцируй лорда Легхоа. Сейчас мы не должны привлекать к себе внимание, иначе наша затея пойдет прахом. А времени мало. От нас зависят две жизни.

— Я все поняла и буду ждать, — уверила я принцессу.

Но пообещать оказалось легче, чем сделать. Все следующие несколько дней я занималась работой, варила настойки для Фейтона, косметику для придворных дам и практически никуда не выходила — только поесть или проведать Джека. Впрочем, он либо спал, либо разговор у нас не клеился. Я поблагодарила его за помощь, но в душе была не рада из-за того, что с ним случилось, и чувствовала себя неловко.

Да и поцелуй для меня был не поводом прыгнуть юноше на шею, а скорее наоборот. Воспоминания об этом не давали в присутствии Рыжика связать и двух слов. Кроме того, я прекрасно понимала, что если такой, как Джек, тебя поцеловал, это еще ни о чем не говорит. С тем же успехом он будет целовать и тебя, и еще с десяток девушек в придачу. С другой стороны, я все чаще ловила себя на мыслях о карих глазах и рыжей шевелюре. Не знала, как себя вести, и в конечном итоге решила оставить все, как есть. Прямо скажем, момент выяснять отношения был не самым подходящим, когда над замком нависла опасность, а из каждого угла доносился запашок черного колдовства.

И все же, притихнув, как просила принцесса, и не пытаясь никуда сунуть свой нос, я не чувствовала облегчения. Все время казалось, что Иса стоит за моей спиной. Он попадался мне в коридорах, когда я шла в Белую Башню, мелькал под окнами. Непроницаемые черные глаза колдуна буравили меня насквозь. Все время возникало ощущение, что за мной кто-то следит. Нет, за мной и правда следил приставленный лордом Ноаром страж, но это был свой человек, как сказала Эльвина. А вот постороннее присутствие чего-то магического, непривычного, изматывало.

Я понимала, зачем маг делал это. Он пытался ослабить меня, надавить и подтолкнуть к принятию нужного ему решения. Хоть убей, я не могла понять такой заинтересованности со стороны колдуна. Меня мучили сомнения, и все время вспоминались сказанные им слова, которым я предпочитала не верить. Эльвина ошиблась в одном: не привлекать к себе внимание мага, когда ты сама маг, практически невозможно. Более того, если бы враждебный мне человек резко притих и постарался уйти в тень, это бы лишь вызвало дополнительные подозрения. Думаю, Иса рассуждал так же, и поэтому чаще крутился рядом.

Но еще больше меня беспокоило, что уже на следующий день после нашего разговора с подругой замок наводнили стражи, которые искали «украденный артефакт». Смог ли кто-то на самом деле стянуть у верховного мага что-то ценное? Замешан ли в этом деле карстский шпион? Меня терзали большие сомнения. А может, под видом расследования Иса устроил поиски рога, и моя догадка была верной?

Пусть я обещала не привлекать внимания, но в одну ночь не выдержала, надела волшебное кольцо и отправилась гулять по замку. Хотела найти какую-то зацепку, подслушать разговоры охраны. Вдруг бы выяснилось, какой предмет им поручили найти?

Но солдаты удивили. Если раньше многие были не прочь переброситься на службе парой слов, то теперь они ходили мрачные, настороженные, зыркали исподлобья. Будто даже в замке выискивали врага. Следили ли они за шпионом? Или просто чувствовали напряжение, повисшее в воздухе? Я не знала. Но такая атмосфера мне точно спокойствия не добавляла. Я будто попала в место, где все против всех.

Уже возвращаясь из отдаленной части дворца, уставшая и сонная, я наткнулась на пантеру. Точнее, это пантера наткнулась на меня. Одинокая кошка рыскала по коридорам, и глаза ее светились в темноте. Естественно, она сразу услышала мои шаги и ткнулась носом в платье, а затем заворчала, боднув головой бок, будто спрашивая: «Ну что ты здесь забыла? Что опять мешаешься? Иди отсюда по-хорошему».

— А вот что здесь делаешь ты? — поинтересовалась я шепотом, опасаясь, что хозяин зверя где-то поблизости. — Иса где-то рядом? — кошка помотала головой. — Тогда он тебя зачем-то послал? Я так хочу узнать, в чем дело! — забывшись, потянулась почесать пантеру за ухом, и чуть не получила когтями по руке.

38
{"b":"660475","o":1}