ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нимгиль, немедленно иди сюда! — грозно потребовала я. — А то хуже будет, ты папу знаешь! Выйдешь сам — вечером угощу тебя сахарком. И яблоком.

Нимгиль ответил тревожным ржанием. Ногой, что ли, в корнях застрял?

— Стой на месте, я сейчас приду! — велела я и бросилась к коню. Еще без копыта останется, дуралей. Но когда я зашла в подлесок, конь умудрился ускакать еще дальше — его силуэт выглядывал из-за стволов. — Нимгиль, ты же знаешь, что в лес нельзя! Блуждать потом будешь! Нимгиль, милый! Хороший конь!

На ласковый зов конь заинтересованно выглянул. И это оказался не Нимгиль хотя бы потому, что на лбу у коня рос длинный витой сверкающий, как перламутр, рог. Я ахнула. Единорог! Настоящий! Не может быть! Последний раз их тут видели еще при моей бабке! А тут — сам пришел! Бесконечный восторг затопил мое сердце. Единорог пару раз кивнул головой, будто подзывая, и его легкая, как паутинка, грива пошла волнами. (Читай на Книгоед.нет) Хранитель грациозно, будто красуясь, прогарцевал там, где конь гарцевать в принципе не способен. Да уж, единорогу не страшно по лесу бегать, деревья перед ним сами расступятся — ни веточки не заденет!

Я медленно, чтобы не напугать, приблизилась к волшебному созданию. Хоть бы погладить! И почему единорогов боятся? Они же наши охранники и защитники, разве нет? Тогда почему бабушка рассказывала, что к ним опасно подходить? Единорог дал вскользь коснуться своей невесомой гривы, а потом отбежал на пару шагов, фыркнул и оглянулся, хитро скосив глазом. А глаза у него были глубокие, как омуты, и с ресницами до неба! Поиграть решил в догонялки? Я засмеялась и бросилась за ним. Каждый раз, когда мне удавалось его поймать, в награду мне доставалась возможность погладить чудесное создание. Единорог даже морду ко мне наклонял, чтобы было удобнее. А потом снова отскакивал и заливисто ржал.

Я сама не заметила, как он вдруг скрылся из виду — просто исчез в одно мгновение. Не было больше ржания. Вокруг — только звуки леса. И тут я поняла, что единорог завел меня туда, куда строго-настрого было запрещено ходить: в самую глушь. Ничего знакомого не наблюдалось, и я не понимала, откуда пришла.

— Папа! Папочка! Мама! Это я! Вы где? Эгей! — я громко закричала в надежде, что меня кто-нибудь услышит. Но только вспугнула крупную птицу. Никто не отозвался.

Тогда я взглянула на солнце. Розовые лучи были редкими и тяжело проникали через кроны. Светило садилось. Развернувшись к солнцу спиной, я поспешно заковыляла на восток, постоянно выкрикивая имена подруг, матери, отца и даже сестры. Но вдруг передо мной словно из-под земли выросла огромная чудовищная фигура, недовольно замахав ветками-руками. Я не сразу поняла, кто это. А когда поняла — бросилась бежать в обратном направлении. Мои крики разбудили древня, старого стража лесов. Бабушка рассказывала, что когда-то эти могучие воины дружили с эльфами и даже служили им. Но злить древня опасно — он любит только лес и нападет на любого, кто нарушит его покой. Огромное дерево рассказы оправдало и погналось за мной, издавая пугающие скрипы. Мне было не уйти.

Глава 8

Я бежала от древня, задыхаясь и позволяя веткам хлестать меня по телу. Хотелось кричать от ужаса, но это только раззадорило бы лесного стража. А ведь раньше, до того, как на границу опустились чары, древни хорошо относились к эльфам! Одичали, что ли?

— Им тье меллон! Я твой друг! — прокричала я на эльфийском.

Древень не остановился, только приблизился его топот. А мне эти слова стоили секунды промедления. Куст зацепил косынку с бахромой, и на полном ходу я упала и скатилась в маленький овраг, полный жгучей крапивы, стукнулась поясницей о камень и взвыла. Страж леса наклонился над оврагом и протянул уродливую лапу с острыми когтями-кольями. Ему не понравился мой вой. Наверное, он отвык от людей и эльфов и боялся, что я причиню зло его лесу.

Меня обуял животный ужас. Не о такой скорой кончине я мечтала вчера, в день имянаречения! Тогда, наоборот, мне казалось, что весь мир заново распахивает свои двери, и меня ждет счастливая долгая жизнь, полная великих открытий и приключений. В глубоко посаженных глазах чудовища танцевало древние зеленые огоньки, но до того, как его руки стиснули меня и превратили в кровавый блин, я выдала струю настоящего, чистого, незамутненного белого пламени.

Половину чудища мгновенно обуглило до состояния пепла. Нижняя часть с ногами-стволами и пальцами-корнями с треском повалилась назад. Этот треск напомнил предсмертный хрип. Деревья вокруг зашумели, заскрипели под напором ветра. Оплакивали своего сторожа, ведь с каждым древнем из леса уходил кусок разума, жизни и мудрости. Пламя не потухло, а начало заниматься на ближайшей сосне. Лес испугался и зароптал. Я поспешно выбралась из оврага, сражаясь с болью, и потушила огонь, отозвав от сосны воздух и сгустив вокруг влагу. Огню тоже нужно дыхание, без него он гаснет. А вода довершила остальное.

Затем я попыталась скинуть останки стража в овраг, чтобы вернуть земле, но они оказались слишком тяжелыми. Тогда, умываясь слезами, я вырастила над этим местом цветы и заставила вьюнок плотно обвить дерево, превращая могилу в зеленый холм. Еще я поделилась силой с опаленной сосной, извиняясь за пожар. Бабушка и мама всегда воспитывали меня в уважении и бережном отношении к природе. Вокруг нас живые существа, от которых зависит и наша жизнь. Нельзя причинять им вред. Каждый эльф с малолетства знает это! Я тоже всегда ценила заветы предков. У меня даже огонь никогда не получалось призывать до этого раза, хотя дом Солнца, к которому принадлежала мама, славился именно мастерством в управлении пламенем. И вот, семейный дар проявился в момент опасности. И в итоге я убила древня.

Измученная, опечаленная, с дрожащими коленями, я не стала выбирать, куда идти. Только бы подальше от этого места. Я мучительно сожалела о содеянном и не знала, что мне придется провести в лесу несколько голодных ночей. Приходилось шарахаться от каждого шороха, чтобы больше никого не напугать и никому не навредить. И я не догадывалась, что зря обрадуюсь, когда лесная глушь поредеет. Я подумала, что нашла дорогу домой, но это оказалось не так…

— Алоиза! Ты здесь? — звонкий голос принцессы разбил видение, и оно осыпалось зеркальными осколками. Еще не понимая до конца, что делаю, я высунула руку из тайника, прекратив трогать рог, и вставила на место крышку. Надеюсь, Эльвина ничего не видела. Делиться артефактом я не хотела. Для нее так будет безопаснее.

Я подобрала юбку и быстро спустилась вниз, чуть не рухнув на пол. Затем поспешно сняла табуретки со стола и со скрипом принялась двигать его обратно. Все тело до сих пор сотрясало мелкой дрожью, и думать ни о чем не хотелось, кроме только что увиденного. Что это было? Мое воспоминание? Неужели рог способен вернуть мне память?

— Алоиза, зачем ты соорудила башню из табуреток? Это ведь ты? — принцесса покрутила головой, и я вспомнила, что так и не сняла кольцо. Тем подозрительнее было, что Эльвина стояла, будто застыв, все время, пока я расправлялась с мебелью — для нее ведь вещи перемещались сами по себе. Даже сейчас подруга говорила заторможено, а глаза ее были будто стеклянными и медленно возвращали живой блеск. Неужели сила артефакта коснулась и ее?

— Как ты здесь оказалась? — зашла я издалека.

— Ох, значит, это все же ты, а не колдун! Увидела яркий свет в башне и подумала, что ты здесь.

Ну конечно! Я же теперь боюсь темноты, поэтому расстаралась, огоньки везде зажгла, чтоб отовсюду видно было! Когда с головой не дружишь, никакая магия не спасет.

— А если бы это был пожар?

— Но пожара же не оказалось. А мне срочно нужно было тебя найти! — тут Эльвина всплеснула руками, будто вдруг вспомнила нечто важное. — Как же я могла забыть! Джек в опасности! Его разыскивает вся стража замка! Пойдем, мне срочно нужна твоя помощь! — она схватила пустоту рукой. Тогда я сама уцепилась ей за локоть, и мы заторопились вниз по лестнице.

68
{"b":"660475","o":1}