ЛитМир - Электронная Библиотека

Антоний Оссендовский

МИРНЫЕ ЗАВОЕВАТЕЛИ

Избранные сочинения

Том IV

Мирные завоеватели<br />(Избранные сочинения. Том IV) - i_001.jpg

Мирные завоеватели<br />(Избранные сочинения. Том IV) - i_002.jpg

Мирные завоеватели<br />(Избранные сочинения. Том IV) - i_003.jpg

Мирные завоеватели<br />(Избранные сочинения. Том IV) - i_004.jpg

МИРНЫЕ ЗАВОЕВАТЕЛИ

МИРНЫЕ ВЫМОГАТЕЛИ

(Необходимое предисловие)

Решение включить в собрание избранных сочинений А. Оссендовского повесть Мирные завоеватели сложилось у нас не сразу. С одной стороны, повесть эта представляет несомненный исторический и определенный литературный интерес, с другой — тесно связана с одной из наиболее неприглядных страниц биографии А. Оссендовского. Речь идет о беспрецедентной кампании газетной клеветы, шантажа и вымогательства, развернутой Оссендовским в 1914–1916 гг. против крупнейшего на Дальнем Востоке торгового дома «Кунст и Альберс». Как замечал американский дипломат и историк Д. Кеннан, «в истории журналистики едва ли можно найти другой пример такой ожесточенной и долгой личной вендетты»[1].

Торговый дом «Кунст и Альберс» был основан выходцами из Гамбурга Г. Кунстом (1836–1905) и Г. Альберсом (1838–1911); первый магазин компании был открыт в небольшом деревянном здании во Владивостоке в 1865 г. К 1910-м гг. торговый дом «Кунст и Альберс» стал ведущим торгово-промышленным предприятием Дальнего Востока, располагая десятками отделений в России, Европе и Азии и занимаясь, помимо оптовой и розничной торговли, пароходными сообщениями, банковским делом, страховым агентированием, производством красок и папирос и т. д.; флагманский магазин компании во Владивостоке мог поспорить с лучшими универсальными магазинами мира.

Первая Мировая война, разразившаяся летом 1914 г., предоставила «истинно русским» конкурентам «Кунст и Альберс» прекрасную возможность расправиться с компанией. «Начало войны, — пишет Кеннан, — ознаменовалось активными попытками русских деловых кругов не только искоренить реальное германское коммерческое влияние в России, но и, путем раздувания и эксплуатации военной истерии, дискредитировать и уничтожить тех российских конкурентов, которые были уязвимы к атакам благодаря своим немецким именам или германскому происхождению своих предприятий»[2].

Сигналом к началу кампании травли «Кунст и Альберс» послужила статья «На Дальнем Востоке» некоего Далинского (возможно, один из псевдонимов Оссендовского), опубликованная уже в первые военные недели в петроградской газете «Свет» и немедленно перепечатанная черносотенным дальневосточным «Русским Востоком». Тираж номера «Русского Востока» от 24 августа 1914 г. был выкуплен сотрудниками «Кунст и Альберс», однако статья, с разрешения военного губернатора Приморья, была выпущена отдельной брошюрой[3].

«Воюя с внешним врагом, — писал Далинский, — нужно обратить внимание на врагов внутренних, немецких подданных-немцев, в громадном количестве живущих у нас в России и сугубо растаскивающих наше добро… Вся крупная торговля, вся промышленность страны в руках немцев. Немцы всюду и везде в почете, перед ними заискивают, их боятся все…»

Любопытно, что уже эта статья достаточно откровенно указывала на вдохновителей клеветнической кампании: Далинский пылко уверял, что местные власти якобы покровительствовали немцам в ущерб основному дальневосточному конкуренту «Кунст и Альберс» — компании «И. Я. Чурин и Ко.» с головной конторой в Москве.

К травле вскоре подключилось суворинское Вечернее время (суворинские издания и до войны, как указывает Кеннан, выступали с нападками на «Кунст и Альберс»). Оссендовский, скрывавшийся под псевдонимом «А. Мзура», в 1914–1916 гг. опубликовал в газете десятки статей, культивируя образ «дальневосточного паука» и обвиняя «Кунст и Альберс» в шпионаже, поддержке германской военной машины, эксплуатации и угнетении русского народа и т. п.

Следует указать, что антигерманские настроения Оссендовского сомнению не подлежат. В годы Первой мировой войны он систематически выступал и с другими германофобскими статьями, в 1915 г. опубликовал также книгу Великое преступление: Материалы для обвинения Германии и Австрии, их императоров, правительства и народа культурным человечеством в нарушении международного права и законов и обычаев войны. Однако не последнюю роль сыграла, видимо, и корысть: антигерманскую публицистику охотно печатало то же Вечернее время и другие газеты, а компания против «Кунст и Альберс», как выяснилось впоследствии, была инспирирована и щедро оплачена «И. Я. Чурин и Ко.» и лично главой фирмы А. Касьяновым[4]. В атмосфере шпиономании и ненависти к немцам такого рода «патриотическая» пропаганда превратилась для Оссендовского и многих других в выгодную статью дохода, причем деньги писатель получал не только от Касьянова и редакции Вечернего времени. Позднее в письме в министерство финансов колчаковского правительства Оссендовский признавался, что в своей «борьбе с германцами во всех отраслях нашей жизни» использовал денежные средства, предоставленные крупнейшим банкиром и предпринимателем Н. Второвым, председателем Центрального военно-промышленного комитета А. Гучковым и «польскими деятелями»[5].

В первой половине 1915 г. Оссендовский (под псевдонимом Марк Чертван) выпустил повесть Мирные завоеватели. По данным Л. Деега, автора подробной истории дальневосточной деятельности «Кунст и Альберс», книга вышла тиражом в 10.000 экз. ценой в 1 руб., а затем был выпущен и отдельный тираж для армии по 30 коп. за экземпляр[6]. Компания «Кунст и Альберс» была прозрачно «зашифрована» в книге как «Артиг и Вейс», а ее руководители А. Даттан и А. Альберс, соответственно, выведены под именами «Вотан» и «Альфред Вейс».

Оссендовский-Чертван, отнеся действие к эпохе русско-японской войны, рисовал широчайшую сеть немецкого шпионажа, охватившую Россию. Компания «Артиг и Вейс» и все ее сотрудники напрямую подчиняются германским военному и военно-морскому ведомству и снабжают Берлин и Японию разведывательной информацией; ловкий разведчик, капитан Карл Вольф, соблазняет и шантажирует беспомощных русских красавиц и по заданию японцев строит радиотелеграфные станции и даже… искусственный цементный риф, призванный помешать движению русских эскадр. В повести названы и другие, столь же прозрачно зашифрованные германские шпионские гнезда: «Артур Родпель», «Хильманс», «Дангелидер», «Витман-Бауэрнамер», «Димменс» (т. е. компании и торговые дома «Артур Коппель», «Э. Тильманс и Ко.», «И. Лангелитье и Ко.», «Гейтман-Аурнгаммер», «Сименс») и т. д. Все они служат «осведомительными бюро» германской разведки, чья агентурная сеть простирается от польских границ до берегов Тихого океана: «немцы-колонисты, населяющие всю почти пограничную полосу Царства Польского и дальше до Бессарабии и до Балтийского моря <…> инженеры, фабриканты, приказчики различных немецких фирм <…> немецкие колонисты, поселившиеся по Волге <…> на Урале <…> скупщики леса и горных предприятий, а за Уралом, от Кургана до Омска <…> крупные скупщики сибирского масла».

Вслед за тем появилась газетная заметка, где рассказывалось о подготовке к съемкам основанного на Мирных завоевателях кинофильма. Скорее всего, сведения о постановке фильма были вымышлены самим Оссендовским и являлись необходимым элементом шантажа. В середине июня и в начале июля Оссендовский направил во Владивосток два анонимных письма; эти документы, сохранившиеся в Национальном архиве США, говорят сами за себя. Приведем соответствующий отрывок из цитировавшейся выше книги историка В. Старцева: Заказное письмо без даты <…>, отправленное из Петрограда 16 июня (дата штемпеля 29-го почтового отделения), имело адрес: «Владивосток. Торговый дом „Кунст и Альберс“. Господину Альберсу. Лично». Его текст гласил: «Господину Альберсу. Довожу до Вашего сведения и прошу Вас передать другим немецким фирмам во Владивостоке, что туда едет один из редакторов „Вечернего времени“ и „Нового времени“, А. Мзура, с большими полномочиями от газет и министерств торговли и промышленности, а также и военного. Цель поездки — провести кампанию против немецких фирм на Дальнем Востоке, особенно против „Кунст и Альберс“. Мзура весь июль проведет в Томске, где будет жить у начальника Горного управления Боголюбского (тайного советника). Мой совет: немедленно послать к Мзуре Вашего доверенного и заплатить Мзуре за то, чтобы он не писал о немецких фирмах на Дальнем Востоке». Тут мы видим и желание произвести впечатление своим весом и связями, и неприкрытый шкурный интерес, цинизм и расчет. Ведь никто не мешал бы Мзуре, после получения денег, травить немецкие фирмы под другим псевдонимом. <…>.

вернуться

1

Kennan, George F. The Sisson Documents // The Journal of Modern History. 1956. Vol. 28, No. 2 (June). C. 149.

вернуться

2

Kerman, там же, с. 146.

вернуться

3

Агапов В. Л. Военная пропаганда и образ врага во Владивостокской прессе 1914 г. // Дальний Восток России и страны Восточной Азии накануне и в годы Первой мировой войны: Сборник научных статей. Владивосток, 2016. С. 258–259.

вернуться

4

Как замечает Кеннан, «есть все основания полагать, что не только Оссендовский лично, но также газета (широко подозревавшаяся в вопиющей продажности) получали вознаграждение за эти услуги» (там же, с. 146).

вернуться

5

Kennan, ibid., с. 147; Старцев В. И. Немецкие деньги и русская революция: Ненаписанный роман Фердинанда Оссендовского. СПб., 2006. С. 31.

вернуться

6

Deeg Lothar. Kunst und Albers Vladivostok: The History of a German Trading Company in the Russian Far East (1864–1924). Vladivostok, 2012. C. 307.

1
{"b":"660946","o":1}