ЛитМир - Электронная Библиотека

Изувеченный Маг

Глава 1

Окутанный туманом скалистый мыс когтем впивался в грязную простыню моря. Краски окружающего мира смазались, и небо тягучими каплями поструилось вниз, смешивая пенные брызги с облаками. Капризный имперский климат бросил все силы на то, чтобы превратить едва начавшееся лето в сезон штормов.

На краю мыса стоял его одинокий гость. Приземистая фигура, облачённая в грубую накидку, изрядно потяжелевшую от впитавшейся влаги. Низко надвинутый капюшон указывал на желание фигуры остаться неузнанной, однако мера была излишней — безлюдный мыс казался равнодушен к своему странному часовому.

Со стороны материка раздалось отчётливое хлюпанье сапог, вязнущих во влажной земле. Новоприбывший намеренно предупреждал шумом о своём приближении, чтобы фигура на мысе не восприняла его как угрозу. Гость не скрывал облик — у его плаща не было капюшона, только воротник, да и тот опущен — но постороннему взгляду было не за что зацепиться. Чёрные волосы слишком короткие, чтобы их трепал ветер, глаза расхожего карего цвета тщательно исследуют обстановку, брови сведены вместе желанием их хозяина скорее убраться восвояси. За вычетом мимики, его прямоугольное лицо напоминало чистый пергамент. Ни единой броской приметы: ни уродств, ни морщин, ни шрамов, на чистой коже не затерялась бы и родинка. Даже бывалые офицеры городской стражи вряд ли смогли бы дать конкретное описание этого человека, если бы не одно «но». Чтобы посмотреть ему в глаза, большинству имперцев придётся запрокинуть голову. Исполинский рост перетягивал на себя внимание даже с тугих верёвок мускулов, тянущихся из-под закатанных рукавов плаща. Мощные руки вместе с невыразительной фигурой сразу давали понять, что перед тобой не мельник или землепашец, а ремесленник из числа тех, кто проводит полжизни с молотом в пятерне. Однако вопреки впечатлению, этот человек кузнецом не был. В своём ремесле он привык орудовать кинжалом.

Долговязый внимательно присмотрелся к коренастой фигуре на краю мыса, будто тяжёлый туман не был преградой для его глаз. Не приметив ничего опасного, он остановился в нескольких шагах от неё.

Капюшон фигуры затрепетал под порывом ветра, и в унисон воле стихии раздался раздражённый голос:

— Ты опаздываешь, — низкий тембр заглушал окружающий шум, как по волшебству. — Тратишь моё время.

Долговязый молча обшарил собеседника взглядом, не собираясь пуще распалять его недовольство. Чем меньше говоришь, тем больше нравишься заказчику.

— Язык проглотил, наёмник? — продолжила фигура таким тоном, будто обращалась к провинившейся собаке. — Или тебе его ещё в гильдии вырезали?

— Никогда не состоял, — небрежно ответил убийца.

Гильдия — громкое слово для полумифической организации лицензированных палачей, занимающихся устранением неугодных императору. Даже если она существует, лучше избегать закона и выбирать заказы самому, чем быть служкой у лордов и платить налоги за убийства.

Ответ произвёл дурное впечатление:

— Так ты убийца или нет? — резко уточнила фигура. — Летар, так ведь тебя зовут?

— Меня зовут Быстроногий.

— Клички оставь собакам, — проворчал человек из-под своего капюшона.

Убийца безнадёжно пытался узреть лицо заказчика, но плотная ткань то ли была исполнена магии, то ли под ней скрывался высокий воротник — всё одно, Летару не удавалось рассмотреть личину собеседника. А тот продолжил мысль:

— Имя — это бремя, которое ты обязан нести с достоинством.

Летар вновь промолчал. Ему не было дела до философствований собеседника, если они не имели прямого отношения к заказу. Скучающий взгляд карих глаз ещё раз прошёлся по окружающему пейзажу, выискивая опасность. Инстинкты молчали, но предосторожность никогда не бывает лишней.

Заказчик отстранился от темы имён:

— Что думаешь об императоре?

— Видел его только на аверсе монеты, — бесстрастно ответил Летар. — Реверс выглядит не хуже.

— Тебе наплевать, — заказчик подвёл итог с толикой удовлетворения в голосе. — Прекрасно. Потому что император должен умереть… — он замолк, и Летар нутром почувствовал, как чужой взгляд ввинчивается ему в лицо в поисках какой-нибудь реакции на крамолу. — Но не он будет твоей целью. Его доверенное лицо и телохранитель, архимаг Дерас. Вот кого ты должен убить.

— Архимаг Дерас? — Летар перебрал в голове всё, что знал об этом человеке.

Сложно было даже приблизительно оценить, насколько тот опасен. По слухам, Дерас мог уничтожить целый город в несколько взмахов руками. Если и враньё, то вряд ли далёкое от истины. Возможно, Дерасу хватит и одного взмаха, если он проявит достаточную гибкость ума. Хотя для сильнейших магов, привыкших действовать заученными шаблонами, ум — это чрезвычайно редкое качество.

— Быстро не выйдет, — сказал Летар, не позволив смятению просочиться наружу.

— Двести тысяч золотых, — веско обронил заказчик.

Летару сдавило глотку. Цена под стать сложности. Столько он не заработал бы и за несколько лет безостановочных убийств. Пришлось подождать, пока стихнет поднявшийся ветер, осыпающий лицо солёной моросью, а заодно пока жадность разожмёт хватку на горле.

— Быстро не выйдет, — повторил Летар, чтобы окончательно отойти от удушающего эффекта денег. Успешно вернув контроль над голосовыми связками, он продолжил: — И где гарантии, стоящие за безумной суммой?

Сразу к делу. Осмотрительность сдалась без сопротивления, стоило лишь узнать цену вопроса. Прежние мысли померкли и потеряли былую актуальность.

— Я могу дать месяц… — уклончиво начал заказчик.

— Год, — сразу же исправил Летар. — Невозможно спланировать и исполнить убийство архимага за тридцать дней. За такой срок я только начну прощупывать почву, стараясь не подставиться.

— Тебе хватит месяца, — грубо оборвала фигура. Терпение не входило в список известных ей добродетелей. — Этого более, чем достаточно.

Сказано было тоном, подразумевающим "я знаю то, что тебе знать не положено". Летар не отреагировал. Внутренний голос отдавал предпочтение собственному опыту нежели измышлениям заказчика на эту тему. Мало ли что пойдёт не по его плану?

Испытующее молчание сработало. Капюшон дрогнул, чуть обнажив черты незнакомца. Теперь убийца мог не только слышать раздражение заказчика, но и видеть с какой неохотой задвигались его губы, когда тот заговорил вновь:

— Я дам три месяца. Хотя тебе хватит и одного. Оставшийся срок будешь копать яму, чтобы было куда сложить сундуки с золотом. Теперь гарантии, — фигура вскинула руку и поманила убийцу. — Печать.

Летар протрезвел. К вящему неудовольствию собеседника, теперь он позволил себе прислушаться к голосу разума. Одно дело взять невыполнимую задачу и не справиться, претерпев репутационные потери и, вероятно, заимев врага в лице разгневанного заказчика, который все равно будет слишком занят своей изначальной целью, чтобы уделять внимание провалившемуся исполнителю. Другое дело взять невыполнимую задачу и поставить на кон жизнь. Печать — проявление магии, не столько исходящей из человека, сколько магии, пролегающей где-то между слоёв мироздания. Стоило не выполнить обещание данное с использованием печати, и не имеющая хозяина магическая энергия уничтожала тебя.

— Три месяца чтобы убить архимага, — Летар сделал плавный шаг к фигуре, которая так легко разбрасывалась поражающими воображение суммами. — Без права на ошибку.

— Двести тысяч, — небрежно напомнил холодный голос, слившись в одну песню с зовом жадности где-то у самой поверхности души убийцы.

"Хватит чтобы перебраться на запад, в Край, и купить там замок. Если я смогу переправить по морю корабль денег", — подумал убийца.

— Тебе не нужно думать о мести со стороны имперских властей, — продолжил уговоры заказчик. — Бежать никуда не придётся. Достаточно справиться с заказом, и проблема решится сама собой.

"Он читает мои мысли?" — спохватился Летар, пускай и не слышал, что магия на такое способна. — "Ну-ка скажи, о чём я думаю, низкорослый урод?"

1
{"b":"661121","o":1}