ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Александр пожал плечами и сказал:

– За все приходится платить. Кому-то деньгами, кому-то, – выразительный взгляд в мою сторону, – Телом.

Александр ушел, а я осталась сидеть одна в пустом кабинете и пустом доме, который таким стал со смертью отца. Даже слуги разбежались, как крысы с тонущего корабля. Словно знали, что все. Денег больше нет. И не будет, есть только обязательства, которые никак не исполнить. Точнее есть способ, о нем рассказал Александр, но даже от мысли о том, что придется жить год, ублажая не понятно кого. Не молодого, не красивого (такие не ищут себе элитных проституток) все внутри сжималось и к горлу подступала тошнота.

Так странно было находиться здесь одной. Еще неделю назад стены вечно оглашал раскатистый смех Ириады – последней любовницы отца. Я ее не любила, впрочем, как ни одну из них. Да и не привыкала. Относилась, как разговаривающей части интерьера, а они злились, не понимая, что для меня все они – это те же горничные, только почему-то позволяющее себе больше, чем надо. Интересно эти Ириды, Таисии, Даяны спали с папой по собственной инициативе или он вполне официально платил им деньги? Теперь не узнаешь. Ирида даже на похороны не осталась. Прихватила все свое золото и еще немного принадлежащего мне и исчезла в неизвестности. Я даже искать ее не стала. Зачем? Что такое две пригоршни цацек? Я была глупой и не знала, что деньги могут заканчиваться.

Одна за другой рассчитались горничные и повара. Этим занимался Александр. Перестали заезжать друзья, очень быстро, словно почуяв в доме смерть, не только физическую, но и финансовую. Сначала прикрывались скорбью и тем, что не хотят надоедать, но причина была на виду. Династии Пемворк пришел конец.

«Надо уходить», – подумала я и поднялась к себе. Да будет тяжело, да будут искать, но то, что задумал Александр… невозможно. Я даже начала собирать вещи в чемодан, кое-как запаковала платья, туфли, поняла, что даже закрыть его не могу и разрыдалась. Кого я обманываю? Богатая, избалованная наследница. Я даже не знала, где находится остановка общественного транспорта, как до нее добраться и что делать дальше. Быть может год не такой уж и большой срок?

В наших круга всегда ходили истории-страшилки про сбежавших невест. Совсем недавно два года назад, старшая сестра Кетси, моей приятельницы по университету влюбилась в «неподходящего молодого человека», как любили говорить у нас. Под «не подходящих» попадали все, у кого нет денег, семьи и перспектив. Пока дочка не натворила дел, ей организовали свадьбу, но Элиона сбежала со своей любовью. Расстались они через полгода. Парень бросил ее, как только закончились деньги с продажи драгоценностей. Отец оказался тверд и домой обратно не пустил, денег не дал, только Кетси иногда моталась в трущобы и пыталась помочь сестре хоть как. А та… с каждым разом ухажёры становились более не подходящими, и последний буквально пару месяцев назад избил ее до полусмерти. Сейчас она находилась в лечебнице, в элитной (родители все же опомнились и все простили, только поздно, на мой взгляд). Ни от былой красоты, ни от перспектив не осталось ничего. Таких историй было великое множество, одна красочнее другой. Хотела ли я таких перспектив? Было ли это лучше, чем незавидный брак с деловым партнером отца или год жизни, который просили у меня? В конце концов, многие заключали такие союзы до самой смерти. Старый, страшный муж, но безопасность, гарантии и сытая жизнь.

Я спустилась вниз и достала из бара отца бутылку виски и бокал. Плеснула и устроилась у камина, мне просто необходимо было напиться, прежде, чем я сообщу Александру свое решение. Да, я была слишком слаба и труслива, чтобы сбежать и попытаться решить проблемы самостоятельно.

На самом деле Александр даже не удивился моему согласию. «Я знал, что ты разумная девочка», – удовлетворенно сказал он и исчез на долгие три дня, в течение которых я не могла найти себе места в опустевшем доме. Из особняка какие-то люди выносили мебель, пересчитывали мои кольца, оценивали картины на стенах. Даже мои туфли и сумочки забрали, оставив несколько заношенных пар, которые я планировала выкинуть, но из-за какой-то сентиментальной приблажи оставила. Все наше имущество методично минимизировали, пытаясь собрать максимальную сумму.

Каждое утро я просыпалась с одной мыслью – вдруг весь этот кошмар останется там, во сне, а я открою глаза и снова окажусь в мире, где жив папа и не существует проблем страшнее, чем сломавшийся каблук на любимых туфлях.

Самый мой сильный страх заключался в том, что однажды с утра в дом пожалует он. Новый владелец особняка, хозяин клана ночи Кристиан Летран. Вдруг он успеет быстрее, чем уладит формальности Александр и получит недостающую для погашения долго сумму.

Но Александр не зря так долго был при моем отце. Он знал свое дело, и документы оказались у меня на столе, ровно как он и обещал, к вечеру третьего дня. Я читала внимательно, а он, развалившись в кресле, смотрел на потрескивающие в камине дрова и лениво тянул коньяк.

Было неприятно, что он стал отн6осится ко мне иначе. Нет, я не ждала чего-то особенного, просто… раньше я видела в его глазах заботу доброго дядюшки. Сейчас же взгляд был масляным, он словно сам раздевал меня глазами. Это было гадко, и впервые, я задумалась серьезно о том, что, а ведь так и будет. Этот, отваливший бешённую сумму за год моей жизни покровитель тоже вряд ли молод. Но пути назад нет. Или прямо сейчас на улицу, так как уже завтра из дома вывезут последнюю мебель и сюда явятся рабочие, чтобы привести дом в порядок перед продажей, или с Александром вперед в новую жизнь.

На перечне обязанностей, прописанных в договоре, я сломалась, и глаза защипало от слез. Тут были перечислены позы, игрушки и даже, отверстия в которые можно меня брать. Это было настолько гадко, часто руки тряслись. Я не могла отказаться ни от минета, ни от анального секса. Обязана быть послушной и покорной. Единственный защищающий меня пункт «клиент обязуется не наносить травм, которые ведут к серьезной потери здоровья или смерти», а значит, не к серьезной, можно, получается?

– Ну-ну, моя хорошая, – Александр, оказывается, стоял сзади и через плечо читал тоже, что и я. Его дыхание стало тяжёлым, и меня передернуло от отвращения. Этот престарелый жирный извращенец, что представлял все это и ему нравилось. – Не плачь, не стоит. Все девочки делают это…

– Утешил, – буркнула я и поставила размашистую подпись. Наверное, я бы сейчас испугалась не контракта, а масляных, бегающих глазок Александра. Но он был труслив, раньше он боялся отца, а сейчас того, для кого подписала этот контракт. Он не тронет меня и пальцем, хотя заметно, что ему хочется. Но вот незадача, я должна быть невинна. Обо всех остальных щедро пересказанных в документе способах я предпочитала не думать. Если он решить сделать что-то со мной здесь, я даже сопротивляться не смогу. Сил не хватит.

Но то ли я думала о нем хуже, чем он был на самом деле. То ли у него имелись на этот счет четкие указания, но мужчина только смотрел, сальным раздевающим взглядом, несколько раз поправил ширинку и отвернулся, чтобы спрятать договор в массивный портфель. «А ведь не просто так» ты мне помогаешь, пронеслось у меня в голове. Ведь тебе явно за это заплатили. Кто-то захотел молоденькую девочку, и ты помог, за определенный процент, конечно же. Вопрос, за какой. Этого я не узнаю, а вот кому ты меня продал об этом я узнаю, и увы быстрее, чем мне бы того хотелось.

– А теперь собирайся, пошли. Нас ждет внизу экипаж.

– Что прямо сейчас? – пискнула я.

– Ну а ты хочешь пару дней прожить в коробке из-под пианино? – недовольно буркнул он. – Знаешь, как сложно было так быстро уладить формальности? А дома у тебя не станет буквально через несколько часов, как только начнется новый день.

«Ну конечно, а пожить немного у себя ты, конечно, мне предложить не мог», – мрачно подумала я. И тут же сама себе ответила. «Естественно, не мог». – Я была для него всего лишь дочерью начальника. Сейчас нет начальника и я никто, товар, который можно выгодно продать какому-нибудь старому извращенцу.

2
{"b":"661244","o":1}