ЛитМир - Электронная Библиотека

Посвящается Дарье Викторовне.

1

Деймос сидел за столом на своей новой кухне, завтракал и созерцал тоскливый осенний московский пейзаж. Амброзия, которой он заставил все полки внушительного холодильника при переезде в Россию, заканчивалась, и Деймосу в срочном порядке нужно было решить эту проблему. Наведываться на Олимп ему совершенно не хотелось — и без того надоевшие за не одну сотню лет физиономии сейчас раздражали особенно сильно — своими сочувствующе-осуждающими взглядами, которыми они награждали бога ужаса, до сих пор припоминая ему участие в миротворческой миссии в бывшей Югославии. Разругавшись тогда с пантеоном, он окончательно переехал в Афины, поселившись в шаговой доступности от Акрополя, и совершенно незаметно для себя увлекся архитектурой. Спустя некоторое время Деймос уже работал в одной небольшой реставрационной фирме в Афинах. Ей на смену вскоре пришла более крупная, а затем его пригласили в немецкую Delta Group, имеющую целое подразделение, занимающееся реставрационными проектами. Надо сказать, карьера в новой компании развивалась весьма успешно — уже через два года совет директоров, положительно оценивая вклад в развитие компании, рекомендовал назначить Деймоса управляющим всего нового восточного отделения — в России. На обоснованные возражения о явной нехватке опыта работы в архитектурно-строительном направлении гендир заявил, что лучшей кандидатуры для миссии повышенной сложности им не найти и у него всё прекрасно получится. Сам Деймос подозревал, что от него просто поспешили избавиться, пока двадцатилетняя дочка генерального, проходившая практику в папиной компании, не наделала глупостей. Так он и очутился в неприветливой Москве.

«Всё же вопрос с амброзией надо решить», — вернулся из воспоминаний Деймос. На этот счёт у него имелись некоторые соображения — недавно в своём почтовом ящике он обнаружил естественнонаучный журнал, — по всей вероятности, почтальон ошибся номером квартиры. Пролистав журнал, Деймос зацепился за фотографию автора одной заумной статьи по биохимии, в которой он не понял ни слова. Лицо ему показалось знакомым, и, набрав в интернете указанное имя, найдя фото покрупнее, он убедился — автором являлась соседка снизу.

Тогда у него и возникла мысль заглянуть к исследовательнице и побеседовать о возможности изготовления амброзии. Повод имелся — номер журнала следовало отдать истинному владельцу. Если уж быть честным до конца, существовала ещё одна причина заглянуть к соседке — время от времени снизу раздавались настолько устрашающие звуки, что даже ему, покровителю ужаса, становилось не по себе. Разумеется, при первом знакомстве выражать недовольство не стоило.

Дверь открыли не сразу. Деймос уже собрался отложить свой визит — видимо, время оказалось неподходящим (периодические шумы за стеной свидетельствовали об эксперименте) — и начал подниматься по лестнице к себе, когда соседка выглянула и, заметив удаляющуюся фигуру, крикнула вдогонку:

— Чего вы хотели?

— А! — Деймос поспешно спустился. — Здравствуйте!

— Здрасьте, — его с подозрением осмотрели.

— Ко мне случайно попал ваш журнал, — Деймос протянул номер, — вот, решил отдать. Правда, — добавил он, — я успел прочитать вашу статью. Не могу сказать, что во всём разобрался, но местами понял.

— Да ну? — переспросили его с насмешкой.

Большой пакет в руках соседки отчаянно зашевелился, вызывая у Деймоса нехорошие ассоциации.

— Я, пожалуй, пойду. Извините за беспокойство.

— Проходите, — прозвучало неожиданно предложение.

В прихожей соседка перевернула сопротивляющийся пакет, и оттуда выпала внушительных размеров желто-коричневая ящерица, злобно клацнула пастью и исчезла из виду.

— Капторинида, — ответила она на немой вопрос, — всеядный предок ящериц из пермского периода, — и представилась, протянув руку: — Наташа.

— Деймос. Я ваш сосед сверху.

— Значит, вам понравилась моя статья? Очень рада это слышать, а то меня терзали сомнения, понял ли её мой бывший научный руководитель.

В гостиной посередине комнаты стоял странный агрегат, мигающий разноцветными лампочками и издававший мирное жужжание.

— Коньяк? — предложила Наташа, когда после загадочных манипуляций с рычажками в комнате стало тихо.

— Э-э-э... — Деймос замешкался с ответом.

— Амброзии у меня нет, — пожала плечами Наташа.

— Пожалуй, — совсем растерялся Деймос, не ожидая быстрого перехода к интересующей его теме.

— Я все же выпью, — добавила она, — за мной, знаете ли, буквально три минуты назад гнался тираннозавр.

Сделав правильные выводы, Деймос отошёл подальше от загадочной машины, пусть и выключенной.

— Как вы поняли?

— Вы же сами представились, разве нет? Да и нос у вас уж больно прямой — похожие варианты у смертных редко встречаются. Ну, зачем пожаловали?

— Ваша статья навела меня на мысль о практически безграничных возможностях современной науки.

— И, судя по всему, они явно больше ваших.

— Да, — просто ответил бог ужаса, решив не обращать внимания на шпильку, — вы правы, самостоятельно изготовить амброзию я не в состоянии.

К его удивлению, ехидных комментариев больше не последовало.

— Образец есть? Уверена, синтезировать её, зная первоначальный состав, — не самая сложная задача.

— Есть, — Деймос вытащил из кармана кардигана припрятанную баночку.

Посмотрев на субстанцию с разных сторон и пару раз встряхнув, Наташа согласилась.

— Я займусь, всё равно в данный момент новых проектов не намечается. Ну, кроме сторонних — физика пространства не менее любопытная область, чем биохимия, но, боюсь, придется повременить с путешествиями, пока не вернется из командировки инженер — я потеряла важную деталь в палеозое.

Разговор длился еще от силы минут пять, в течение которых Деймос узнал некоторые подробности поимки ископаемой ящерицы и потери пульта управления машиной времени, после чего его бесцеремонно выставили за дверь, абсолютно не заинтересовавшись, какого черта сын бога войны делает в Москве, да и вообще тем фактом, что он не является древнегреческой выдумкой.

«Ужас! — Сделал вывод Деймос, поморщившись, едва за ним захлопнулась дверь. Знакомство вышло неважным. — Главное, согласилась, дружбу мне с ней водить совсем не обязательно».

С чувством выполненного долга он отправился домой, намереваясь ещё поработать — офис находился в процессе поиска главного архитектора, ему непременно хотелось найти местную восходящую звезду, и сейчас он подошел близко к цели, изучая последние работы некоего Филиппа Дюккера.

Наташу же раздирали противоречивые чувства. С одной стороны, очередной новый сосед её категорически не устраивал, куда лучше без этих зануд, вечно недовольных посторонним шумом по ночам, но сосед, подкинувший действительно интересную задачку, определёно заслуживал уважения. «Займусь сейчас же», — с удовольствием подумала она и немедленно отправилась в лабораторию.

Время летело быстро и незаметно, впрочем, Наташа, по обыкновению, на него не обращала ни малейшего внимания — гудящая вытяжка, расположенная аккурат около окна Деймоса, уже который час не давала ему уснуть. Более того, из-за необходимости держать форточку закрытой во время экспериментов, он изнывал от жары в отсутствие возможности отрегулировать центральное отопление. Положение спасла капторинида. Обследуя все комнаты своего нового жилища, она заглянула в последнее неизведанное пространство — в лабораторию.

— Ах, — заметила её Наташа, — бедняжка! Я про тебя и не вспомнила, — эксперимент тут же был остановлен. — Тебя срочно нужно познакомить с голоценом и определиться с рационом питания. Можно сходить в Нескучный сад, сегодня теплая погода, и трава еще не пожухла окончательно. Правда, уже темновато, но это нам не помеха, не так ли?

Этажом выше облегченно выдохнули и забылись сном — последние сорок минут Деймос ругал себя последними словами за совершенный недальновидный поступок — заводить знакомство следовало перед уходом на работу.

1
{"b":"662362","o":1}