ЛитМир - Электронная Библиотека

========== Семнадцать роз для Лидии ==========

Лидия боялась открыть глаза.

Вокруг царила тишина, только где-то вдалеке играла ненавязчивая музыка, слышимая сквозь стены. Девушка ощущала под собой твердую поверхность, но не решалась шевельнуться, поэтому не знала, насколько мягкая ее постель. Да и постель ли это?

Легкий бальзамический аромат внезапно смешался с чем-то табачно-сладким. Смутно знакомым, но Лидия не могла вспомнить, что это.

Зато ее память отлично сохранила мгновения похищения.

Это произошло на стоянке возле кафе Тони. Смена Лидии как раз закончилась, она немного поговорила с Хелен, которая оставалась в ночь. Потом собралась, пытаясь вспомнить, не нужна ли кошачья еда для Снежка. Но кажется, дома всего хватало.

Тогда Лидия оставила пропахший бургерами передник и переоделась в свои джинсы и футболку. Она пожелала Хелен удачной работы, та только махнула рукой — во рту девушки был зажат листок с заказом, и она уже подхватывала поднос.

Лидия вышла на темную стоянку и направилась к дальнему углу, где припарковала свою старенькую машину. Как водится, фонарь тут не горел. Тони каждый раз отмахивался и говорил, что отсутствие света оставляет свободными пару парковочных мест, как раз для официантов или поваров.

Достав из сумочки ключи, Лидия хотела снять сигнализацию и открыть машину.

В этот момент на нее и напали.

Лидия услышала только шорох сзади, а потом ее крепко схватили сильные мужские руки и приложили ко рту тряпку с чем-то остро пахнущим. Она попыталась сопротивляться, брыкалась и стонала, но похитителя это ничуть не трогало. А держал он крепко.

И, видимо, никто их не заметил.

Решившись, Лидия, наконец, распахнула глаза. И уставилась в аккуратный деревянный потолок. Она шевельнулась и почувствовала, что под ней достаточно мягкая поверхность. Лидия села на кровати.

Комната не была знакома. Но девушка не смогла сосредоточиться на обстановке, потому что заметила в кресле мужчину. И была готова поспорить на что угодно, он ее и похитил.

Он спокойно смотрел на нее и курил. Именно его сигареты пахли сладковатым табаком.

Молодой, ему вряд ли больше тридцати. Темноволосый, в черной одежде. Она не казалась строгой, простые джинсы и рубашка, но почему-то Лидии на ум пришли слова «аккуратный» и «элегантный». Возможно, дело в том, как держался незнакомец. Уверенно, раскрепощенно, но в то же время собранно. Грация хищника, отдыхающего, но готового к прыжку в любой момент.

Такими же были его глаза. Темные, так что невозможно сказать, где заканчивается зрачок и начинается радужка. Внимательные. Опасные.

— Не рыпайся.

Вот первые слова, которые незнакомец сказал Лидии. Девушка напряглась, она боялась двинуться. А мужчина еще раз затянулся, выдохнул ароматный дым, за которым на миг скрылось его лицо. Лидия заметила на ручке кресла пепельницу.

— Кто вы?

Голос Лидии оказался хриплым, ей пришлось прочистить горло. Сколько же она находилась в отключке?

— Эван.

— Просто Эван?

— Просто Эван.

— Ну, меня-то вы знаете.

— Нет.

— Нет?

— Мне плевать.

Он маньяк, решила Лидия. Он точно маньяк. А она оказалась случайной жертвой, первой попавшейся девушкой на стоянке в поздний час. Теперь он вволю с ней наиграется, а потом выкинет труп на той же стоянке. Интересно, кто ее найдет? Хелен, идущая с работы? Или сам Тони, хозяин кафе? А может, кто-то из клиентов? Завопит, когда наткнется на ее разодранный труп с остекленевшими глазами.

— Вы убьете меня?

Это глупый вопрос, но Лидия никак не могла не задать его. К ее удивлению, Эван только улыбнулся. Улыбка у него была странной, коснувшейся губ, лица, но пропустившей холодные глаза.

— Я не собираюсь тебя убивать.

— Правда?

— Если сама того не захочешь.

Лидия не знала, шутит он или нет, но решила не выяснять. Слишком странным казалось происходящее. А Эван… будто бы смутно знакомым, но Лидия никак не могла вспомнить, где они могли встречаться.

— Думаю, стоит рассказать, почему ты здесь.

Одним движением Эван впечатал остаток сигареты в пепельницу и плавно поднялся на ноги. Лидии показалось, он невысокого роста, хотя она не могла быть уверенной, сидя на кровати. Эван приблизился, и вот тут Лидия решила, что он все-таки ее убьет. Особенно когда мужчина полез в карман.

Но он достал только что-то маленькое и прямоугольное. И кинул на кровать перед Лидией. Все его движения казались то ли скупыми, то ли отточенными, как будто Эван не позволял себе ни единого лишнего жеста.

Предмет оказался колодой карт. Несколько рассыпались, и Лидия могла видеть однотонные рубашки со стилизованным изображением какого-то цветка.

— Мы сыграем с тобой в игру, — сказал Эван. — Четыре дня ты будешь жить в моем доме и играть по моим правилам. А после вольна уйти. При одном условии: ты не сообщишь в полицию.

Лидия с готовностью кивнула.

— Пообещай. Что не пойдешь в полицию.

— Обещаю.

Раз он ее отпустит, Лидия была готова дать слово о чем угодно. Эван кивнул:

— Хорошо. Значит, ты сыграешь со мной в игру.

— Что за игра?

— Каждый день мы будем тащить по карте. По очереди. И выполнять то, что на них написано. Четыре дня подряд. Потом ты уйдешь.

Лидия опустила голову и убрала с лица растрепавшиеся волосы, чтобы посмотреть на карты. Теперь они представлялись ей чем-то вроде ядовитой змеи. Если не двигаться, они не тронут?

— Изучи их. Осмотрись — в этом доме тебе придется прожить четыре дня. И тогда дай свой ответ.

— Ответ? И что будет, если я откажусь?

— Это неправильный вопрос. Вернее спросить, что будет, если ты примешь мои условия.

Что-то было в голосе Эвана, что заставило Лидию вздрогнуть. Он стоял слишком близко, и ей пришлось бы задрать голову, чтобы посмотреть в лицо. Но девушка и без того могла представить взгляд темных глаз.

Она послушно спросила:

— Что будет, если я соглашусь?

— Будет игра. А потом ты уйдешь. И получишь триста тысяч долларов. Тебе ведь нужны деньги? Всем нужны деньги.

Теперь Лидия поняла, что звучало в его голосе: насмешка. Эван уверен, что никто не сможет отказаться — из-за денег.

И хуже всего, он прав. Лидия прикусила губу. Она была напугана, ей хотелось как можно быстрее сбежать, она понятия не имела, что на картах… и все же ее сжигало любопытство. А еще, конечно, деньги. Имея триста тысяч, она сможет, наконец, пойти в колледж! А не откладывать гроши с работы. И даже поможет матери, оставшейся в далеком пыльном городке, где кафе, подобное забегаловке Тони — это центр мира.

И все же Лидия не знала, что на картах.

И кое-что еще не давало ей покоя.

— Если я могу уйти, зачем было похищать меня?

Эван склонился к ней, так близко, что Лидия чувствовала на щеке его дыхание, пахнущее сладковатым табаком.

Вишневым. Точно вишневым.

— Потому что мне так нравится, — сказал он. И в его голосе как будто послышалось скрытое рычание. Голос хищника, который загнал добычу.

И знает, что жертва никуда не денется.

Эван выпрямился и сделал несколько неуловимых шагов назад.

— У тебя есть час, чтобы принять решение.

Он знает, каким оно будет. Он — кот, играющий с придушенной мышкой. Который никогда не даст ей умереть, но и не отпустит прежней.

Лидия была почти уверена, что Эван сделает или скажет что-то еще, но он только повернулся к ней спиной и вышел из комнаты. Оставив дверь слегка приоткрытой, как будто демонстрируя, что она не заперта. Приглашая прогуляться.

Только оставшись в одиночестве, Лидия поняла, насколько была напряжена до этого. Она вздохнула и расслабила плечи. Карты все еще лежали перед ней, темными пятнами выделяясь на светлой обивке — теперь Лидия видела, что это диван.

Да и комната казалась уютной, наполненной дорогой деревянной мебелью, мягким светом настольной лампы и пушистым ковром. На стене в тусклой раме висела картина, изображающая мирный сельский пейзаж.

1
{"b":"662905","o":1}