ЛитМир - Электронная Библиотека

– Угу—хмыкнул Шут – думала, скучала, выбирала, пробовала. – и вдруг уже другим ,резким и злым тоном– А если-бы не смогла, не справилась? -Сгорела-бы при выведении такой энергии? Вместо милых девочек воплотила бы какие-нибудь кошмары, монстров или ещё не пойми кого? Что, перед экспериментом посоветоваться хоть с тем-же Гематром нельзя было? От скуки мозги работать перестали?—неожиданно после такого разноса он встал и, подойдя к моему креслу очень нежно меня обнял. И уже совсем другим тоном продолжил – Ты, это, в следующий раз так нас всех не пугай, мы же тебя любим—потом несколько раз легко дернул за ухо и, погладив по голове, встал и закончил – Эх, пороть тебя некому – и уже всем

– Так вот, значит одной загадкой меньше. Эта скучающая премудрая Эля дала вам эту жизнь. Надеюсь, она вам понравиться, потому-что будет долгой. Ещё никто из нас – Субов, и вас – образов не умер от старости, да и вообще окончательно не умер.

– А неокончательно?– спросила «Таня».

– Такие прецеденты есть. Рассказывать сейчас не буду. Мы этого не скрываем, просто пока важнее да и интереснее вам наверняка другое.

– Так что Леся, не волнуйся. Там, в Реальности Лёхи, ты не пропала, дочка тебя не потеряла. Та Леся даже не знает о случившимся и просто живёт – утешила я сразу как-то приободрившую девушку в индийском сари.

– Вот-вот. Та Леся, Та Таня, та Регина. У нас есть правило, его Лёха сам ввёл, пытался и на себя распространить, но не смог, все уже так привыкли Лёха и Лёха, иначе его и не называли.

– Даже ты в своих ехидных шуточках—уточнила я, отходя от выволочки.

– В шуточках, да и в ругани случались разные и имена и названия и эпитеты, но это совсем другое дело. В общем, правило такое – имена в этом мире не должны повторяться, наше дополнение – а тем более совпадать с именами в Реальности Лёхи. Просто чтобы не было путаницы. Это значит что вы не Леся, Таня, Регина. Это они, те девушки из другого мира.

– А как же я? Я здесь Эля, а там Эльвира, тоже Эля—не поняла я.

Неожиданно, со стороны входа в беседку, где всё это время стояла Единорожка в своем "едирожном«образе раздался нежный и мелодичный смех и слова.

– Черныш, представляешь, она до сих пор не знает, почему Эля – Эля.

У девушек с непривычки глаза чуть не выскочили. Оно и понятно. Был единорог и вдруг красивая обнажённая девушка. Решила их опять успокоить – Знакомитесь, это Единорожка. Она может по желанию быть или единорогом или девушкой но вот когда единорог то одежды не любит и конечно когда превращается то вот так красиво. Привыкнете.

Шут тоже усмехнулся, пригласил её в беседку, и решил объяснить. – Эля, понимаешь, когда ты появилась, мы же ничего не знали. Да ходит по городам и деревням знахарка-травница. Учится, лечит. Хотелось, конечно, встретиться, поговорить, но как то не складывалось. Специально же не охотились, как потом. А так вот да была, но ушла, уехала и всё мне не по пути. Прям таки неуловимая. Вот я однажды и сказал о тебе – маленькая, вертится, постоянно двигается, никогда не поймёшь где она сейчас. А Гематр добавил – совсем как электрон. Потом сократили до Эля. Так что то, что ты и тут и там Эля просто совпадение, но именно поэтому мы поняли, что так лучше не надо.

– А имя это очень важно, как и для вас самих, так и для всех окружающих. В конце концов, это помогает и самоидентификации и самоосознанию и саморазвитию – все снова повернулись к входу в беседку. Там стоял высокий полноватый мужчина, одетый в простую клетчатую рубашку и джинсы. Лицо его было более кругловатой версией лица Чёрного Шута, но без шрама. Вот и Гематр пришёл.

– Что-то задерживаешься Гем. И кого ты оставил на Базе следить за аппаратурой?

– За аппаратурой Гист, а задержался – есть много любопытного, но об этом позже. Как ты окрестил новоприбывших Ч.Ш.?

– Пока – никак. Да и сам и других толком не представил.

– Хмм. Ну, вот этим сейчас и займёмся. Для начала мы, так сказать старожилы, это проще.

– Пожалуй – подхватил предложение Шут – Позволь мне. Итак. С Элей вы уже познакомились.

– Сразу-же – подтвердила я.

– Неудивительно. Ведь эта милая хозяюшка всего этого дома – он махнул рукой вокруг – в некотором смысле ваша создатель.

– Скорее правильно назвать призыватель – уточнил Гематр.

Ну, нефига себе, подумала я, как до этого не называли, но это как-то уж очень. И тут-же поняла Лёху с его неприятием такого типа титулование.

– Эээ, просто Эля – решила сразу-же обозначить я – мне хватает, что меня местные Леди Эля величают, вот как к вам начнут обращаться, как королевской особе сами поймете, вы же тоже Леди.

– Да-да. Но об этом узнаете и поймёте, как любит говорить наш многомудрый узник архива,Гематр, об этом тоже узнаете, позже – Шут продолжил представление. Эту прекрасную девушку, которая на самом деле не совсем даже человек, величают незамысловато и по существу, как вам уже говорила Эля, Единорожка.

Единорожка тут-же продолжила – И где ты людей-то увидел, и тут и вообще в мире? – и уже всем – Этого фигляра в плаще и шляпе зовут, заметьте – это имя, Чёрный Шут.

– Да-да. Именно так. Чёрный Шут – он как-то клоунски взмахнул плащом и склонился в поклоне.

– Странные имена – заявила «Таня».

– Ничего, вы ещё с остальными не познакомились, да и своих имён у вас пока нет. Но сейчас будут – ответил ей Гематр.

– Это точно, остальные тоже ещё те типы. Дурдом на выезде. Ну что вы хотите – ожившие глюки шизофреника – разухабисто обрисовал картину Шут и словно этого было мало " успокоил« – ничего. И вы такими станете. Главное запомните – никто не желает вам зла.

– Особенно создания Бездны – угрюмо осадила я его.

Шут погладил свой шрам и сказал уже совсем другим тоном – Это так. Извините, вы воплотились в не совсем мирное время. Идёт война. Собственно мы, да и вы защищаем наш родной мир от Бездны, но об этом потом. Что-то я заговорился. Пожалуй, начнём.

– По традиции, основанной на предыдущих двух образах, имена даёт Шут – сказал Гематр – Почему—не знаю. Потому.

– На одном, Ли-Се. Про Элю я уже рассказал. Совместное с тобой творчество. Ладно. Я так я. Вот скажем ты – он показал на «Лесю» – Встань, пожалуйста.

Она поднялась с кресла и с вызовом взглянула на него.

– Да – восхищённо оценил её Шут – Опасная грациозность. Кого-то она мне напоминает. Нет не внешностью и не одеждой. Чем-то внутренним.

– А ты в её глазки глядел? – решил уточнить у него Гематр – Там такие стаи чертенят танцуют. У тебя такая только когда ты какую-нибудь штуку задумал, да и то поменьше. Ох, боюсь я, споётесь вы и уж если что решите – кранты, гаси солнце, гранатами не отобьёмся.

– Заметил я. Заметил – задумчиво ответил ему Чёрный. Потом вдруг вытянул в её сторону руку и радостно сказал – Понял. Ты будешь Лан.

– Лан—одновременно и задумчиво и вопросительно повторила девушка.

– Лан, Лань, Керинея. Неплохо всё-таки она тебя зацепила. Так? – спросил Гематр.

Шут, почему-то смущённо, кивнул.

– Так, так – сказала я почти одновременно с Единорожкой и продолжила – Ну-ка колись старый греховодник, что это за история. В честь какого невинно тобой убиённого злодея ты нашу милашку окрестил? – предвидя неизвестную мне историю из довольно таки тёмной, но явно деятельной жизни этого пусть иногда и благородного, но всё же авантюриста и убийцы.

Но, к сожалению, мои надежды на длинный интересный рассказ не оправдались. Шут лишь возмутился – Почему убил? Насколько я знаю Керенейская Лан до сих пор в свите Артемиды.

– Не убивал, именно однажды и не, отговаривал от планов её убийства, которые мудрый Иолай предлагал, устав гоняться за ней по Греции этой весёлой гоп-компанией. Да вы, наверное, знаете. Этот миф даже школьникам известен, правда, в несколько подретушированном виде. Слышали, небось, об одном из так называемых подвигах Геракла. Точнее о погоне за Керинейской Ланью. И не забивай мне, что ты гнева Артемиды испугался.

– Да её гнев что, мелочь. Сам посуди, сколько и кого там было. Сплошь герои да полубоги со щепоткой иномирян, тоже без бахвальства скажу, нехилых ребят. Мы бы их Олимп по камешку разнесли-бы если что.

3
{"b":"663402","o":1}