ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Часть1. Глава 1

Шуба

или

Кажется, я ― ведьма...

Часть 1

Глава 1

Человек медленно полз по снегу, оставляя за собой кровавый след. Он задыхался, лицо его было бледным и полным муки, но он упрямо двигался вперёд. Его преследователь медленно шёл за ним, не спеша, аккуратно прокладывая свою цепочку следов практически рядом с кровавым следом раненого. Видимо, его всё это забавляло. Он довольно ухмылялся, умудряясь при этом насвистывать что-то весёлое, и явно не торопился закончить своё «дело».

И тут экран телека погас, заставив меня с подружками застонать от досады. Ну вот, почему это опять происходит на самом интересном месте! Наш старый телевизор давно пора было выбросить, он постоянно ломался, но папа упорно продолжал его ремонтировать, и на все мои просьбы купить новый отвечал одинаково.

― Разбежалась, миллионерша! И этот ещё немного поработает, завтра починю, и будет как новенький.

Но проходило пару недель, и всё повторялось снова. Вот и сегодня, когда ко мне пришли подруги, чтобы поболтать и вместе посмотреть очередной ужастик, это случилось. Я была просто в бешенстве и с трудом себя сдерживала, если бы папа был сейчас дома ― не избежать бы ему скандала! Но он работал в вечернюю смену, а мне пришлось, как обычно, присматривать за младшим братом.

Хорошо хоть девчонки были рядом. Мы запаслись чипсами, я выгнала приставучего брата спать пораньше и только приготовилась пощекотать себе нервы новым творением известного кинорежиссёра, как через пять минут после начала просмотра это случилось. Телек сдох, а в двери появилась злорадная физиономия братца.

― Ну, что, сестричка, обломилось?

Я едва успела запустить в него тапкой, но противный недоросток с идиотским хохотом увернулся и сбежал в свою комнату.

― Не переживай, Маш! ― сказала Лена, ― не зря же я свой ноутбук принесла, сейчас что-нибудь посмотрим.

Лера, как всегда, радостно закивала и захлопала длинными ресницами. Я, сказать по правде, её недолюбливала, но она ходила за нами с Леной, словно нитка за иголкой. Намёков не понимала, а грубо её послать мы не решались. На то была причина. Ведь мы втроём дружили ещё с первого класса.

Лера была немного странной, заносчивой и самолюбивой, никто кроме нас не хотел иметь с ней дело. Мы лишь раз позвали её с нами погулять, ведь она казалась такой одинокой. Ей понравилось, и она стала всюду таскаться за нами. И делала это вот уже десять лет. За эти годы мы к ней привыкли и притерпелись.

Появление ноутбука меня немного успокоило, и, оставив подруг одних в комнате, я пошла на кухню, приготовить чай и бутерброды, потому что чипсов нам оказалось мало. А дальше стало ещё хуже. Свет в люстре начал мелькать, сначала немного потемнело, а потом и вовсе вырубили электричество.

― Вот ведь невезуха! Ну, сколько же можно? ― заныла я и подошла к окну, где на подоконнике стояли свеча в стакане и приготовленный коробок спичек. Да, я запасливая, и это немудрено, ведь наш дом такой старый, что может развалиться в любой момент. И проводка в нём соответствующая. Ну, может, я немного и преувеличила. Но только совсем капельку. Третий год дом признаётся аварийным, но его никак не расселяют. А мы всё ждём, и не только мы...

Из соседней комнаты раздался довольный визг девчонок. Для них остаться без света ― экзотика. Они, счастливицы, в новостройке живут, наши проблемы им неведомы. Со свечой быстро нашла пару фонариков в шкафу и, прихватив их, пошла к веселящимся подружкам. Я шла, осторожно подсвечивая себе дорогу, внимательно оглядываясь по сторонам, для этого у меня была веская причина. Я боялась очередной выходки братца ― это могла быть и натянутая верёвка, и рассыпанное по полу драже, и ещё бог знает, что...

Ну и наградили же меня родители «младшеньким»! С ним всё время приходилось быть начеку. Мальчишке всего-то шесть лет, и осенью он, наконец, пойдёт в школу, жду этого не дождусь! Но во вредности и изобретательности, с которой он доставлял мне неприятности, Ромке не было равных уже сейчас. Надеюсь, меня в этом доме не будет, когда чадо войдёт в прелестный подростковый возраст. Очень на это рассчитываю.

На этот раз я без проблем добралась до комнаты с подружками, и меня это несколько насторожило. Девчонки явно не скучали, подсвечивали друг друга мобильными и строили рожицы: просто детский сад, штаны на лямках! Я усмехнулась.

― Вот, называется, посмотрели кино. Да совсем не жалко! На вас взглянешь ― и уже никаких ужастиков не захочется. Вы у меня такие....

Я скорчила страшную гримасу, дразня подруг.

― Машка, зараза! Лови её, Лера, сейчас она нам за всё ответит!

Мы, словно дети, с визгом начали носиться друг за другом по тёмной комнате, то и дело натыкаясь на мебель. Хорошо хоть вовремя успела поставить зажжённую свечу на стол. Меня быстро отловили и со смехом повалили на диван. Я отбивалась.

― Нечестно, двое на одного! Не получите у меня чай с бутербродами.

― Да кому нужен твой чай, если у меня в сумке кое-что поинтереснее есть... ― выдала Лена.

Мы с Лерой радостно завопили.

― Ну и?

Запыхавшаяся Лена не спешила нас обрадовать.

― Маша, гони сначала фонарик!

Я раздала подругам по фонарику. Лена с важным видом порылась в рюкзаке и вытащила три банки пива, появление которого было встречено нами на «ура». Мы уселись на пол перед ноутбуком, не забыв подложить под себя диванные подушки, открыли пиво и приготовились, наконец, посмотреть что-нибудь «стоящее».

Проглотив немного пива, я в очередной раз задумалась о том, что мне по жизни до сих пор не очень-то везло. Нет, родители у меня нормальные, и детство было счастливым и беззаботным, но с тех пор, как родился Ромка, вся моя жизнь перевернулась, и не в лучшую сторону.

Мама начала болеть, с каждым годом всё сильнее, она подолгу лежала в больнице, и все наши деньги медленно, но верно уходили на оплату её лечения и дорогие лекарства. Пришлось даже продать квартиру и переехать в эту развалюху к дедушке. А когда дедушка год назад умер, я из беспечной девчонки вдруг превратилась в «хозяйку» и сиделку для младшего брата. Папа работал на двух работах, и я его почти не видела. Это было трудно ― резко взрослеть. А ещё я узнала, что такое зависть. Да, обыкновенная зависть.

Трудно быть подростком и не завидовать всем вокруг, когда у тебя нет денег ни на приличную одежду, ни на гаджеты. Мой старый мобильный уже еле тянул, и я боялась, что останусь совсем без связи. А просить у папы денег на новый телефон, а, тем более, на ноутбук, мне совесть не позволяла. Я видела, сколько он работает, чтобы семья держалась на плаву, и умоляла его разрешить мне устроиться на подработку, но папа каждый раз говорил: «Подожди, подрасти немного. Да и кто тогда за братом смотреть будет?» ― а мама начинала плакать и винить во всём себя. И потому оставалось молча соглашаться с ними.

Я отпила ещё немного и взглянула на подруг, смеющихся перед экраном. Хотелось бы и мне жить так же, как они. Не беспокоиться о рваных кроссовках или сдыхающем телефоне, а, самое главное ― не думать о том, что в любой момент мамы может не стать.

Тряхнув короткими волосами, чтобы отогнать тяжёлые мысли, попыталась сосредоточиться на фильме, но не получалось, и я с тоской осмотрелась по сторонам. В полутёмной комнате, освещаемой только экраном ноутбука, рядом с веселящимися подругами я чувствовала себя очень одинокой. Встав, подошла к окну и, медленно потягивая пиво, пристально вглядывалась в освещённые окна соседнего дома. Мне было видно, как ходят по комнатам незнакомые люди, занимаясь своими делами, даже не подозревая, что за ними наблюдает неудачница по имени Маша.

Панельная девятиэтажка стояла недалеко от нашего дома, окна в окна, нас разделял лишь небольшой газон и узкая дорога. Мне хорошо было видно, что происходило внутри квартир, особенно в двух окнах на пятом этаже прямо напротив нас. Я же надеялась, что остаюсь при этом незамеченной. Там сначала было темно, а потом включился свет в одном окне, и какая-то фигура в шубе помаячила и исчезла. Я так и не успела её как следует рассмотреть, только прикольную лохматую серо-чёрную шубу с капюшоном, у которой мех, казалось, стоял дыбом.

1
{"b":"663504","o":1}