ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Немного волшебства
Как оставаться человеком на работе
Убить пересмешника
Глушь
Диагностика и моделирование судьбы. Практическое руководство по коррекции чакр и раскрытию сверхспособностей
Война Трех Рас
Семьдесят пять шагов к смерти
Milk and Honey. Белые стихи, покорившие мир
Дикарь. Часть 8. Экспедиция

========== Пролог. Новый слуга Тёмного Лорда ==========

Кусты немилосердно кололись и воняли чем-то приторно-сладким, заставляя морщиться и изо всех сил сдерживаться от чиха. Любой звук был сейчас смерти подобен: Спайк следил за Истребительницей, которая выполняла свои прямые обязанности, с лёгкостью отвешивая противнику один за другим пинки и удары. Неудачник фактически сам кинулся на кол. Новенький или просто тупой? Сто к одному, что комбо.

С их последней встречи прошло не так много времени, и потеря Геммы Амара* до сих пор приводила его в ярость. Он тогда едва спасся, а Истребительнице оказалось мало просто отобрать кольцо, и она отдала его ненавистному Пуфу,** который не нашёл ничего лучше, чем уничтожить такую уникальную и полезную вещь! Будь у этого хмурого задрота девиз, он наверняка звучал бы как «Ни себе ни людям». Ну что ж, они оба заплатят, и девчонка станет первой, пусть даже ради этого ему пришлось вернуться в проклятый Саннидейл. О да, страдания Пуфа после смерти его любимой Истребительницы будут лучшей наградой за всё. Однако Спайк знал её слишком долго и успел хорошо изучить, чтобы бросаться в бой очертя голову. Нет, сначала он придумает план, и на этот раз никакая блондинка*** дело не испортит.

Истребительница тем временем, окончательно расправившись с противостоявшей ей жалкой пародией на вампира, додумалась жаловаться небесам на слишком лёгкую схватку. Спайк хмыкнул: если она хочет чего-то посложнее, она это получит.

— Будь осторожна в своих желаниях, девочка, — процедил он, дождавшись, пока расстояние между ними не увеличится достаточно, чтобы его нельзя было услышать. — Ты-то должна знать, как опасно искушать судьбу…

Договорить ему не позволила судорога, вызванная электрическим ударом большой мощности. Спайк упал — ноги просто отказались держать, — и его трясло ещё секунды три, прежде чем он потерял сознание от болевого шока. В последний момент показалось, что к нему бегут какие-то тёмные фигуры в военной форме и с автоматами. Ну и бред…

_____

* Гемма Амара — волшебное кольцо, делает своего обладателя-вампира неуязвимым.

** Пуфом Спайк называет вампира по имени Ангел, с которым у него долгая и сложная история взаимоотношений.

*** Намёк одновременно и на бывшую девушку Спайка Хармони, не отличавшуюся умом и рассказавшую про Гемму Амара Истребительнице, и на саму Истребительницу.

***

Имплантация улучшенного чипа регуляции поведения (ЧРП-112-Б-У) объекту №17 (вампир обыкновенный) прошла успешно. Подопытный демонстрировал стандартную скорость заживления, однако активация чипа вызвала необычную реакцию…

Из докладной записки доктора М. Уолш.

***

Увы, одними военными бред не ограничился: Спайку чудилось, будто левая рука горит огнём, точно как в тот раз, когда он специально выставил её на свет и держал так, чтобы доказать Пуфу… Странно, но никак не получилось вспомнить, что именно, только была уверенность: важное. Рука спокойно лежала поверх одеяла, не дымилась и не покрывалась ожогами, зато на предплечье двигалась стильная чёрная змея: ёрзала, нервно свивала и развивала кольца, словно пыталась устроиться поудобнее. Более чем нетипичное поведение для обычной татуировки, но ведь она и не была ею, а что положено или не положено тёмной метке, Спайк не знал. Ни отец прежде, ещё до Азкабана (разве он не умер много лет назад?), ни другие пожиратели, этим летом ставшие частыми гостями в их доме, как-то не имели привычки обсуждать такие подробности за бокальчиком чего покрепче, предпочитая более интересные и злободневные темы. Перед его посвящением все разговоры вертелись вокруг Сомерсета и великанов. Шутка ли, самая масштабная операция с момента возрождения Тёмного Лорда, которому он теперь служит. Нет, Спайк никому не служит! Хватило с него одного психа, и прах Помазанника тому свидетель.*

Ещё примерещилась матушка. Он точно знал, что убил её, даже дважды: сначала обратил в вампира, чтобы разделить с ней вечность, а потом распылил то чудовище, которым она стала. Внешность её очень сильно отличалась от бережно хранимого в памяти образа, но Спайк почему-то не сомневался: это была его мать; и тянул руки к больше похожей на ангела, чем на земное существо, женщине, просил прощения за то, что с ней сделал, а та плакала, гладила его по волосам и говорила: любит, прощает. Ему хотелось услышать колыбельную, ту самую, из детства, но он никак не мог выдавить из себя что-то помимо бесконечных извинений.

Самым страшным и одновременно самым замечательным было то, что Спайку грезилось, будто его сердце бьётся: неровно, часто, заполошно. Он уже и не помнил толком этого ощущения, но сейчас оно казалось самым естественным на свете, самым желанным, хотя ещё буквально вчера одна мысль о том, чтобы перестать быть вампиром, ужаснула бы его до глубины заменявшего ему душу демона.

_____

* Помазанник был главным вампиром в Саннидейле, когда туда приехали Спайк и Друзилла. Имел глупость высказать недовольство Спайком (за дело тащем-то), и тот запихнул его в клетку, которую выставил под солнечные лучи.

***

Нарцисса Малфой в одиночестве сидела на летней веранде и делала вид, будто наслаждается видом пышных розовых кустов, хотя на самом деле едва ли замечала хоть что-то вокруг себя, поглощённая одолевавшими её тяжёлыми мыслями.

Маленькая, но тяжёлая рука, внезапно опустившаяся на её плечо, заставила Нарциссу вздрогнуть и обернуться.

— Я не слышала, как ты подошла, — она попыталась улыбнуться, но скептическая гримаса на лице Беллы показала, что та видит её насквозь, впрочем, как всегда.

— Что случилось?

Нарцисса плотнее запахнула накинутый на плечи тёплый палантин. Несмотря на довольно тёплый августовский вечер, она всё равно дрожала. Не то из-за дементоров, словно окутавших всю Англию своей промозглой аурой, не то из-за снедавшего её беспокойства.

— Ты знаешь.

— Ты не отходила от него ни на минуту, даже ночевала в его комнате, а теперь сидишь здесь, бросив своего драгоценного сыночка на произвол домовика. Что ещё случилось? — поморщилась Белла и требовательно посмотрела на Нарциссу.

— Ты заходила к нему? — удивилась та, но ответа не дождалась. — Ему лучше, — тихо призналась она. Так тихо, что Белле пришлось наклониться к ней, чтобы расслышать. — Он очнулся. Бредил, просил прощения, но он узнал меня. А потом уснул, просто уснул, а не провалился, как раньше, в горячечный бред. Кризис миновал, теперь Драко пойдёт на поправку.

— Это же хорошо, нет? Всё-таки не зря я тратила на него своё время.

— Но это значит, что он вернётся в школу. Ему придётся выполнить задание Тёмного Лорда.

Белла лишь пожала плечами.

— Я не понимаю тебя, Цисси… — начала она их спор в сотый раз по кругу, но Нарцисса зло оборвала её:

— И не поймёшь!

Сёстры молчали минут пять. Нарцисса думала о том, что всё к этому и шло с самого возрождения Тёмного Лорда, который был Малфоями очень недоволен: они, видите ли, не сумели сохранить какой-то там его артефакт, знак высочайшего доверия и расположения. Недоволен настолько, что Люциус встал с постели только через три дня и очень удивлялся, что не остался на том кладбище, где Петтигрю провёл обряд, навсегда. Тёмный Лорд был в ярости, но кого-то ещё с такими связями в Министерстве у него просто не было, и только поэтому он не убил Люциуса; однако же ничего не забыл и при первой возможности предоставил тому возможность «искупить вину», хотя даже Белла предлагала назначить главным Руквуда, как хорошо знавшего местность и имевшего опыт реальных сражений, а не только словесных, но Тёмный Лорд был непреклонен. Конечно, они не сумели добыть пророчество, и Люциус попал в Азкабан вместе с ещё несколькими пожирателями.

Поначалу Нарцисса считала, что это даже к лучшему: он не мозолил глаза Тёмному Лорду после своего очередного грандиозного фиаско, а дементоры оттуда всё равно ушли почти сразу, став их союзниками, но даже отсутствие Люциуса, казалось, лишь давало всё новые и новые поводы для недовольства. Взять хоть неудачу с Чорли, этим помощником маггловского министра, на которого с таким трудом — Вэнс, отправленная туда Дамблдором для охраны, оказалась крепким орешком и заставила пожирателей попотеть — наложили неудачный Империус. Тёмный Лорд посетовал, что Люциус бы справился с этим намного лучше, а теперь к делу подключился аврорат, так что даже если ещё одна попытка увенчается успехом, это сразу заметят, и толку не будет. Улыбался он при этом так, что у Нарциссы встали дыбом волосы по всему телу, а по собственному дому она с тех пор старалась передвигаться незаметнее и быстрее, чем тень от домовика. И вот теперь Тёмный Лорд придумал особенно изощрённый способ помучить Люциуса: через Драко. Одна церемония посвящения в пожиратели чего стоила! Никто и никогда не реагировал на тёмную метку так, поэтому она ни секунды не сомневалась, что это было сделано нарочно. И вот теперь её мальчик, чудом выкарабкавшись, должен пойти практически на самоубийство.

1
{"b":"664714","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Случайный граф
Эгоист
В ожидании новогоднего чуда. Готовим, печем, мастерим
Аутизм и спорт. Методика обучения фигурному катанию на коньках как средство абилитации детей с расстройствами аутистического спектра
Белая ворона
Как убедить, когда вас не слышат
Неприхотливый сад: минимум ухода, максимум урожая
Дыхание по методу Бутейко. Уникальная дыхательная гимнастика от 118 болезней!
Внутри звездопада