ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Пошли».

Не-е, до лани мне еще далеко. Я трусливый заяц, который испугался модно причесанного волка.

— Шведова, задолбала. Уходишь- уходи. Нет, так сядь и допивай свой чай. — Бурчит Звягина, и пока я телом её закрываю, она пальцами расчесывает свои волосы.

Она в танке?

Отлично.

Люблю Звягину за ее недальновидность и неумению проводить логические цепочки.

— С тобой останусь. Не хочу бросать, когда наша дружба трещит по швам.

РукаЛицо.

Такого бреда, я в жизни не слышала, но как-то умудрилась вслух озвучить.

Теперь осталось разобраться с Корнеевым.

«Привет». А что? Меня мама учила, что нужно здороваться с людьми.

«О-о-о. Кто-то научился писать сообщения? Ради меня постаралась?» И смайлик, подмигивающий.

Пока мне Вика в ухо трещит, что собирается подойти к нему, я набираю текст, периодически поддакивая ей.

«Я хочу попросить тебя об одолжении».

Чувствую, как Корнеев смотрит на меня. Отрываюсь от телефона, поворачиваюсь, поднимаю глаза. Смотрит.

«Всё что угодно, пижамка в цветочек».

Почти не злюсь, на это дурацкое прозвище.

«Не называй меня так».

Как будто он будет меня послушать.

«Без проблем. Натали? Про мои печали ты уже в курсе».

Тут верю. Общение с Викой порой и у меня печаль вызывает.

«Нет».

Как объяснить человеку, что я, вообще, не хочу, чтобы он меня как-то называл?

«Детка? Малышка? Любимая?»

— Тусь, он даже не смотрит на меня. В телефон свой упулился.

Вика начинает психовать. Сначала голос писклявым становится. Потом она в люстру воет. А потом к нам домой прибегает Степашкина и как настоящая подруга, отпаивает бедняжку особым, почти сорокоградусным эликсиром.

Вот зачем она мне сейчас ноется, если может сама к нему подойти и поговорить?

— Так иди. Ты, вообще, к нему переезжать собралась. Забыла?

— Не завидуй. Сиди здесь, мне Суханова прибить надо. Шведова, я серьезно. Паси Даню, а если курицы, какие подкатывать будут, запоминай их лица. — Вика резко встает, и идет за Назаром, который уже выходит из столовой.

И тут я осталась одна.

По факту, конечно, толпа студентов рядом, но вот чувствую, что с Корнеевым мы сейчас одни в помещении.

— Так как мне тебя называть?

Стоит ли говорить, что я не заметила, как он подсел ко мне?

Поворачиваю голову. Сидит. Близко-близко. Да ещё и руку положил рядом с моей. Вообще, офигел, что ли?

— Корнеев, я ведь серьезно.

— Хорошо, детка.

А у него всегда на лице была такая дебильно-милая улыбка?

Но да ладно. Он меня когда-нибудь слушать, вообще, начнет? Тут скоро Звягина после непонятного убийства вернется, а он рядом со мной сидит. Я как потом объяснять это буду?

— Так о чем ты хотела меня попросить?

— Чтобы ты отстал от меня. — Говорю грубо, поджимая губы.

— Зачем? — спокойно спрашивает он, и с кем-то здоровается.

— Если ты не заметил, то твоя Вика бывает немного безумной. И она мне голову откусит, если узнает, кто мне сообщения без конца присылает.

Ну вот, я это сказала. Думала, что он ржать начнет, а он вроде удивился.

— Я сейчас ни черта не понял. — Вместе со стулом разворачивается всем корпусом ко мне, вытягивая ноги.

Да всё ты понял. Дурочка вот включать не надо.

— Просто отстань от меня. Это понять можешь?

— Вряд ли получится.

— Корнеев, ты издеваешься надо мной? Я без понятия, что между тобой и Викой происходит, но участвовать в этом не собираюсь.

— Значит, твоя сумасшедшая подруга не должна знать, что ты собираешься встретиться со мной?

Чего?

Мне не показалось?

Вот идиотка. Сама все ему вывалила, а он тупо информацией воспользовался. Да еще и перевернул ее так, как ему выгодно.

— Я не собираюсь с тобой встречаться.

На заднем фоне я уже слышала, как Вика кидала в кого-то проклятия. Идет. Черт.

— Собираешься. Иначе она прямо сейчас нас увидит.

— Нет.

Зачем? Вот зачем ему это?

Неужели просто поиздеваться захотел?

Игрушку нашел?

Бред какой-то.

— Мне рассказывали, что у этой девки крыши совсем нет. Даже я ее иногда боюсь. Ну, так что, попросить теть Галю нам чай сделать?

Я на месте подпрыгиваю.

— Тогда валю я.

Посмотрим, как ты меня остановишь. Не получится. Это я с алкашом тогда нервничала, а тут сразу вспомню, чему меня папа учил.

Тот лишь молча ухмыляется, и уже через секунду встает рядом со мной, загораживая собой выход на свободу.

— Корнеев! Плевать. Двадцать минут. Это будет самая короткая встреча в мире.

— Ты умеешь держать своё слово? — Он будто знал, что я соглашусь, но решил не мучить раненого солдата, а сразу добить его.

— Умею.

— Отлично, детка. Я в тебе не сомневался. Сумасшедшей привет не передавай. Она там Назара, скорее всего, убила, за его пустую наводку. Я другом, между прочим, пожертвовал, чтобы вчера избавиться от нее. А ты еще встретиться не хотела.

Ничего не понимаю, но переспрашивать точно не буду, по звуку каблуков, Вика уже за углом.

Блин! Пустая наводка?

Не сразу, но до меня доходит. Я только что, согласилась на свидание с Корнеевым.

12

Сначала я хотела догнать Корнеева. Потом была мысль написать ему, и уже в сообщении высказать всё, что думаю о его идиотских выходках. Смс ведь проще. Никто рядом не стоит. Никто не сможет взглядом из тебя колбасу ливерную сделать. Никто спорить не начнет. И вроде идеальный вариант, но я стормозила.

Пока о своем думала, прикидывая варианты, как оттянуть сие свидание, ко мне подлетела растрепанная Звягина и начала жаловаться на несправедливость судьбы, которая хоть и является женским родом, но ведет себя не по-женски. Другими словами, Вика её стервой бессердечной обозвала, и стала хныкать, что у неё так и не получилось подойти к «Данечки».

Меня прям передернуло от этого произношения.

Господи, ну какой он Данечка?

Он ведь не карапуз из рекламы детского питания, с голой попкой по полу ползающий. И на ботаника он непохож, который красный диплом получил, а его мама на всю аудиторию хвалится всем, что это её сын.

Он твердолобый.

Наглый.

Хитрый.

И до чертиков самоуверенный идиот.

Корнеев. Только так, плюс еще грозная интонация для усиления эффекта.

И это с ним мне придется встретиться. Наедине. Вдвоем. И улизнуть не получится, я слово дала. А дочь прапорщика младшего офицерского состава, слов на ветер не бросает.

— Ты чего красная такая? — Пристально смотрит на меня Звягина.

— Сон свой вспомнила, как я голая в институт пришла. — Пытаясь закрыть тему, ответила я.

Не говорить же ей, что только сейчас произошло.

Прохожу мимо Вики и иду в сторону нужной аудитории.

— Нашла из-за чего краснеть. Рассказывай, с кем мой разговаривал, и кто к нему лез?

— Не смотрела я на него. «Твоего».

— Ну, я же тебя просила.

— Я тебя тоже о многом прошу, но результата не вижу. — Сажусь за свой ряд, и опускаю голову на холодный стол. Сил нет никаких. Этот Корнеев, он вампир энергетический. За несколько минут умудрился высосать из меня всю энергию, а потом ушел довольный, как обезьяна, получившая спелый банан.

— Так, Шведова, — Вика плюхается рядом, сдвигая меня с места, — Если ты меня жалеешь и не хочешь рассказывать, то забей и выкладывай. Я врагов должна в лицо знать. Сама видишь, как на Даню все эти дуры вешаются. И я не поверю, что он в столовой один сидел. Такого быть не может.

— Могла бы не бежать за Сухановым, а остаться и подработать охранником. Кстати, что Назар тебе сделал, раз ты каблуков не жалея, побежала его мутузить? Или что ты там с ним делала?

Да у меня этот вопрос на языке вертелся последние минут десять.

Вот я раньше не была такой любопытной. Звягина жила там себе спокойно, творила что-то, я могла послушать, но вопросов не задавала. Мне неинтересно было. Но почему-то сейчас, любопытство вырывается наружу и требует ответов.

11
{"b":"665046","o":1}