ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Суханов, разговаривает много. Его за длинный язык нужно вывезти в лес и оставить там. Но, даже и этот придурок может быть полезным. Поэтому пусть живет и радуется.

— Ты о чём?

— Не бери в голову. Потом расскажу.

Вот и весь ответ.

Вика странная. Нет, она и в обычное время такой бывает, но сегодня прям аномально как-то. Вместо того чтобы идти к Степашкиной, как она и говорила, мы вместе после пар бежим домой, по пути забегая в магазин.

Звягина катит перед собой огромную тележку, скидывая в нее все, что на глаза бросается.

— О, смотри, чипсы по акции. Надо затариться. Когда еще такая возможность будет?

Чего?

— Вик, ты не любишь чипсы.

— Ну да, но их любишь ты. — Весело улыбается, бодая меня в плечо. — Возьмем все. Людка в гости как-нибудь приедет. А ты сама знаешь, что она больше меня жрет.

— Звягина, здесь еды на целый полк. Ты куда с этим собралась?

— Блин, Шведова, ты достала, честное слово. Будто не подруга, а следователь. Только и слышу от тебя, что тупые вопросы. Мне теперь за всё отчитываться нужно?

— Только за то, что имеет отношение ко мне.

— Правильно мне Степашкина говорит, что живя с тобой, я превращусь в тухлую зануду.

— Ну, раз сама Степашкина так говорит, я еще удивляюсь, почему ты не съехала.

— Тусь, вот опять обижаешься. А ты не понимаешь, что меня бесят твои вопросы?

Да не обижаюсь я. Вот честно. Чем дальше в чащу, тем мне становится понятнее, что жить с котами не такая уж и плохая идея. Точно не плохая. И плевать, что отдельной комнаты у меня не будет. Зато и психов вокруг не будет. И тут я не только Звягину имею в виду.

Телефон в сумке, но я чувствую, что он вибрирует.

— Привет, мам.

Отхожу от Вики к полкам с овощами.

— Дочь, мы там тебе сумку передали, но, как назло, у Валеры машина сломалась. Поэтому тебе самой придется за ней ехать.

— Куда? Домой? Мам, да я думала на следующих выгодных только поехать.

— Какой домой? Его на эвакуаторе сейчас в город везут. Часа через три в центре будет. Я тебе адрес напишу, а ты такси закажи, и забери. Я деньги ему в руки дала, мало ли, вдруг банка какая-нибудь треснет или мясо протечет.

— Да не нужно было… — нужно. — Спасибо, мамуль.

— Не нужно там. Все тебе нужно. Я что сама студенткой не была? Деньги всегда нужны. Тебе там и бабушка передала. Купи себе что-нибудь.

Торт. Нет, два торта и две порции шашлыка из шашлычной за углом.

Чуть слюну не пустила, пока в желудочной фантазии летала.

— Смотри, телефон не выключай. Я как позвоню, сразу же выезжай. Тусь, и ради бога, на такси. Сумка тяжелая, да и нечего тебе по ночам на автобусах кататься. Поняла?

— Поняла.

— Умница моя.

Развернулась и пошла к Звягиной, которую уже за набитой тележкой видно не было. Хорошо еще, что она думает, будто я на нее дуюсь. Есть повод не тащить ее пакеты.

— Мама звонила?

Удивленно смотрю на нее. Я что так громко разговаривала?

— Ага. Давай быстрее на кассу, мне скоро за сумкой ехать надо.

— Ты уезжаешь?

Это что, надежда в голосе?

— Ненадолго. Не думай, что ты успеешь разгромить квартиру еще больше. Я сейчас приберусь, потом я этого делать не буду. И если что, сразу говорю, перед хозяйкой сама отчитываться будешь. Ясно?

— Ух, грозная Шведова. Это что-то новенькое. Похоже, общение со мной тебе на пользу пошло. Клянусь, я сейчас даже испугалась.

Я из принципа не помогала ей сумки до дома тащить. Сама набрала фигни всякой, вот пусть сама и несет. Меньше разговаривать будет.

Телефон проверила, мама еще не звонила. И слава богу Корнеев не писал ничего. Я честно, выдохнула от облегчения. А потом и вовсе про него забыла, пока полы мыла, и зеркало протирала от Викиных рук.

Звягину было не узнать. Она по этой квартире, как бабочка порхала. Вещи не скидывала в комод, а аккуратно складывала. Даже из-под дивана своего вымела. И еще радовалась, что наконец-то подводку для глаз нашла, которую месяца два назад потеряла.

Я как раз обувалась, когда услышала, что Вика с Людкой по телефону разговаривает.

— Давай быстрее. Я жду. — И отключилась.

— Только не говори, что она сейчас приедет.

Видеть Степашкину не хотелось. Она настолько сложный человек, что ее лучше употреблять дозами. Раз в год, например. А так как с ней только на днях уже встречалась, то боялась помереть от передоза.

— Она ненадолго. Юбку свою заберет и обратно. Иди уже, а то автобус без тебя уедет.

— Я на такси.

— Через сколько вернешься?

Она затягивает потуже пояс халата, и достает из сумки косметичку.

— Часа через три. Ты опять собираешься за Корнеевым следить? — Говорю, когда вижу, что она достает красную помаду. Она ей красится, только когда собирается шпионить.

— Что? Не-е-ет. Инсту обновить хочу, а то давно фоток не выкладывала. Привезешь вкусняшку?

Вот черт.

Где подвох?

Дверь за собой закрываю, и прям чувствую, будто Вика что-то задумала.

Уже сидя в такси, я от скуки открыла одноклассники.

«Суббота. 22:00. Заеду за тобой, детка».

Отлично, в 22:20 я уже буду дома.

13

— Наталька, прошла бы мимо, ну точно б не узнал тебя.

Таксист подвез меня прямо к автомастерской. Дядя Валера, весь перепачканный в мазуте, сначала кинулся, чтобы обнять меня, но, слава богу, передумал, и просто подмигнул дочке своего лучшего друга. И я даже опомниться не успела, как он заплатил водителю, и машина скрылась за воротами.

— Я тебя, сколько не видел? Месяца два поди, а ты смотри, как изменилась.

— Да всё такая же, дядь Валер. Как вы? Мама говорила, что прямо на трассе сломались.

— Мне батя твой уже миллион раз говорил, что ремень генератора поменять надо. А я ж какой, пока петух кое-куда не клюнет, делать нечего не буду. Вот он и клюнул. Да так, что пришлось на дороге часа полтора торчать.

Рукой показывает на открытый бокс, где его приора стоит.

— Ну, давай рассказывай, как дела-то у тебя? Как учеба?

Дядя Валера вместе с папой служит в одной части. Они еще в армии познакомились, вместе служили, так и дружат уже тысячу лет. Я его в детстве Дедом Морозом называла. Всегда с конфетами, всегда с игрушками приходил. Своих детей у него не было, поэтому меня и баловал.

— Да хорошо всё. На следующих выходных домой поеду.

— Никто не обижает? Ты смотри, сразу звони, у меня с обидчиками разговор короткий, на складе их закрою, будут сидеть, крыс охранять.

— Да кто меня обидеть может? Я ж помню, чему вы меня с папой учили.

Только вот в ответственные моменты об этом забываю. Но, об этом никому знать не надо. А то, когда домой приеду, меня не отдых будет ждать, а боксерская груша, и быстрый курс молодого бойца. Знаю я этих прапорщиков. Уж лучше молчать, иначе с живой не слезут, пока не будут уверены, что я кого-то одним ударом вырубить смогу.

— Молодец, что помнишь. Вот приедешь домой, повторим все. Ты вон, какая красавица. Небось, парни уже шеи себе сворачивают. А ты им хрясь, и эту шею в другую сторону выкрутишь.

— Ну, дядь Валер.

Не кому головы-то откручивать.

Конечно, страшилой я себя не считаю. Между прочим, если напялить на меня что-то, что еле попу прикрывает, а потом нанести боевой раскрас на лицо, то еще спорно, кого действительно можно будет считать красоткой института. Мне просто проще не выделяться из толпы. Такое пристальное внимание, какое любит Вика, мне не нравится. Безусловно, приятно ловить на себе заинтересованный взгляд какого-то парня, но оттого и приятнее, что это не каждый день происходит.

— Так, а чего мы здесь стоим? Ты голодная наверно. Пока не накормлю, не отпущу. Мы когда ехали, я видел, что здесь кафе неподалеку было. Айда за мной, откармливать буду. Помнишь, как я тебя в детстве мороженым перекормил, а ты потом бегала счастливая.

— Ага. А после с ангиной неделю провалялась.

— В школу не ходила. Дядя Валера тебе каникулы организовал, а потом от мамке твой получил. Я сейчас вспомнил, как она орала, поэтому мороженое больше не проси. От твоей родительницы еще бронежилет не придумали, а защищаться мне нечем.

12
{"b":"665046","o":1}